Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Литература / М / Даниил Мордовцев / Историческая проза / Говор камней / 11. Жрец-гипнотизатор

Говор камней

11. Жрец-гипнотизатор

Даниил Мордовцев

В Булакском музее, в Каире, сохраняется великолепный саркофаг царицы Аахотеп, супруги фараона Камеса, последнего фараона XVII династии. Саркофаг этот открыт знаменитым египтологом, Мариэттом-беем, в погребальных склепах древних Фив.

На крышке этого саркофага высечена фигура мумии, вся позолоченная. На лбу этой мумии изображен символический царский змей – «уреус». Глазные веки мумии обтянуты червонным золотом, белки открытых глаз сделаны из горного кристалла, а зрачки – из черного стеклянного сплава. На груди и плечах мумии лежит изображение грудного убора, присвоенного царицам. Остальные части тела мумии прикрыты парою огромных крыльев. У ног саркофага – фигуры Изиды и другой богини, редко упоминаемой – Нефтис. На саркофаге имеется иероглифическая надпись: «царица Аахотеп», т. е. «служительница луны».

Когда крышка саркофага была поднята, то там открылась, необыкновенно богато украшенная, мумия самой царицы, пребывавшая нетленною в течение тридцати шести веков. Сохранились нетленными ткани виссона, которыми обвито было тело царицы. Когда же развернули складки этих тканей, то там оказались драгоценные, великой исторической важности, вещи, исполненные необыкновенно художественно, как-то: мечи, золотой топор, цепь с тремя большими золотыми пчелами и нагрудное украшение из золота.

На лицевой стороне этого нагрудника изображен фараон Аамес, ее сын, первый фараон XVIII династии. Он изображен плывущим на священной лодке, а два божества возливают на него воду очищения. Краски этого изображения, по замечанию Мариэтта-бея, не обыкновенная эмаль, а пластинки драгоценных камней, заключенные в золотые ободки. Камни эти – бирюза, лазоревый камень, сердолик и др. Там же найдено, при мумии, зеркало (как же женщине, даже мумии, в гробу быть без зеркала!). Зеркало это, с украшениями вроде пальм, составляет еще неразрешенную загадку, так как диск зеркала сделан из какого-то сплава, имеющего относительный вес золота, – но это не золото. Не разгадал ли бы этой загадки покойный Кузьма Прутков на своем пробирном камне?

Наконец, когда бережно развернули складки тканей, которыми обмотана была самая мумия, то на шее ее оказалась золотая цепь с священным жуком, головной обруч в виде царского змея – «уреуса», браслеты и другие украшения. В гробу же лежали две маленькие лодки из золота и серебра – это лодки Харона, который перевозил души умерших через «озеро смерти» в страну загробного мира – в Аменти. Надо заметить, что греки заимствовали Харона и его лодку, как и всю свою позднейшую мифологию, у египтян: греческий «Орфей» долго жил и учился у египетских жрецов, и из Египта же он вынес не миф, а истинный рассказ о своем нисхождении в ад через Ахерон и Флегетон, т. е. через египетские «озеро» или «реку смерти» в страну Аменти, при помощи лодки Харона.

Но не в этом главная суть рассказа. Я потому дал здесь подробное описание мумии царицы Аахотеп, что это – одна из неограбленных хищниками мумий со всеми находившимися при ней в гробу драгоценными предметами.

Суть же рассказа впереди.

Фараон Камес женился на царевне Аахотеп, когда она находилась еще в очень нежном возрасте – была почти ребенок. Фараоны на это не смотрели, тем более, что у юных египтянок зрелость, конечно, относительная, наступала очень рано под горячими ласками бога Ра, т. е. жгучего африканского солнца. Но, к великому огорчению фараона, юная супруга его долго не давала ему наследника престола: проходит год, два – Аахотеп все остается девочкой. Фараон скорбит, дуется на девочку. Девочка, как всякая дурочка, конечно, в слезы… К кому прибегнуть за помощью? Понято, к богам, твердят жрецы: к верховному Горусу, к богу оплодотворения. Горус – как рукой снимает бесплодие.

Стала дурочка ходить в храм молиться Горусу.

Древность, как известно, высоко ставила «египетскую мудрость». И не удивительно: египетские ученые, преимущественно жрецы, постигли много тайн природы. Они в течение тысячелетий успели вырвать у ее скупости не мало «такого, о чем не снилось и нашим мудрецам». Им хорошо была известна сила «гипноза» и соединенных с нею явлений. Жрецы были и «спириты», может быть, поопытнее Аллан Кардека и Николая Петровича Вагнера, хотя и не знали фотографии…

Итак, дурочка Аахотеп стала ходить к Горусу. Она усердно молилась ему, много плакала… И милостивый бог сжалился над нею, – он послал к юной царице своего служителя, верховного жреца Менту. Он вышел из «святилища храма», держа в руке маленькое серебряное изображение Горуса.

– Великий бог внял твоим молениям, дочь моя, царица Аахотеп, – сказал он. – Я вестник его воли. Опустись на это седалище.

Жрец подвел ее к невысокому сиденью из красного дерева.

– Усади свое тело поудобнее и прислони спину твою к «доске покоя», – продолжал он, сажая дурочку.

Дурочка уселась. Она чувствовала благоговейный трепет – трепет боязливого и радостного ожидания. Она вся была во власти опытного гипнотизера.

– Теперь смотри пристально на изображение бога, на самую блестящую часть его, – продолжал жрец. – На какой части изображения более всего отражается свет бога Ра? – спросил он.

– На лбу бога, – тихо отвечала юная царица.

– Смотри же, именно, на это место и думай, молись сосредоточенно о том, чего ты просишь у божества.

Она повиновалась. Жрец стоял против нее, держа перед ее глазами серебряного Горуса. Кругом полная тишина… Проходит минута, другая, третья… Жрец сосредотачивает на гипнотизируемой всю силу своего внушения… Еще проходят минуты – пять, шесть… десять… Веки царицы, видимо, тяжелеют… Лицо, скорее юное личико, мало-по-малу теряет осмысленное выражение… Она засыпает…

– Ты где? – тихо спрашивает жрец.

Молчание… Он громко повторяет свой вопрос… Опять молчание…

– Ты в области небесных видений, – говорит жрец внушительно, строго. – Отвечай, – да?

– Да, – слышится тихий шепот.

– Повтори явственно: я, царица Аахотеп, в области небесных видений, – настаивает жрец.

– Я… царица… в области… Небесных видений…

Лукавая, торжествующая улыбка скользнула по лицу жреца.

– О, сила мудрости! – радостно прошептал он.

Потом он наклонился к усыпленной дурочке, бережно обвил правою рукою ее тоненькую, гибкую талию, осторожно приподнял с сидения и, тихо прижимая к себе, медленно повел ее в «святилище храма», за широкую завесу из финикийского виссона. Хорошенькая головка юной египтянки беспомощно склонилась к плечу жреца… Скоро завеса скрыла их… Снова показался верховный жрец, бережно ведя, по-прежнему, юную царицу. Глаза ее были закрыты – она продолжала спать. Менту снова бережно усадил ее на седалище, прислонив черную головку к «доске покоя». Потом он расправил складки одежды ее и отошел, любуясь миловидным личиком с детским выражением.

– Дитя мое, царица Аахотеп, снизойди из области небесных видений в область видений земных, – проговорил он внушительно. – Проснись!

Аахотеп открыла глаза. Сначала она, повидимому, ничего не сознавала – где она, что с ней… Но потом взор ее прояснился, и она глубоко-глубоко вздохнула.

– Это ты, святой отец? – тихо проговорила она. – Что со мной? Где я была?

– В области небесных видений, дочь моя, – отвечал жрец с лаской в голосе.

– Да, да, святой отец, – радостно проговорила дурочка.

– Да, да, дитя мое… Это осенило тебя божество… А теперь, дочь моя, возвращайся во дворец твой, к супругу-фараону – да живет он вечно!.. Обопрись на мою руку – я проведу тебя из храма.

Аахотеп покорно повиновалась. Жрец провел ее до внутреннего двора храма, где, у пилонов, ее ожидали рабы и рабыни с богатыми придворными носилками и опахалами.

Когда носилки с юною царицей двинулись, жрец воротился в храм. На упитанном лице его играла чуть заметная лукавая улыбка…

Прошло девять месяцев. Фараону Камесу боги послали великую радость, – у него родился сын, наследник престола Верхнего и Нижнего Египта. Царские гонцы разнесли радостную весть по всей стране – от стовратных Фив до Великих Зеленых вод (Средиземное море) на север и далеко-далеко за «тропики Рака» – к югу.

На восьмой день после появления на свет фараонова первенца из дворца выступила торжественная процессия. Это несли высоконоворожденного в храм Аммона для обрезания. Процессия двигалась около двух роскошных балдахинов, следовавших рядом. Под одним балдахином восседал на золотом троне сам фараон Камес, над которым «эрисы» махали опахалами из страусовых перьев, навевая прохладу в лицо счастливого отца и повелителя. Под другим, меньшим балдахином стояла золотая колыбель, а в ней покоился высоконоворожденный младенец, над которым «высокая кормилица» тоже помавала опахалом, а другими двенадцатью опахалами помавали «высокие госпожи женской палаты фараона», т. е. статс-дамы царицы Аахотеп, которая на церемонии обрезания не присутствовала.

Тысячи народа следовали за процессией с горячим любопытством и возбуждением, но сдержанно и безмолвно, так как везде виднелись в воздухе внушительные бичи «мацаев» – полицейских, готовые поразить всякого нарушителя тишины.

Едва процессия вступила за пилоны храма, как ее встретила процессия жрецов с Аписом во главе.

Носилки тотчас же были поставлены на землю – носилки новорожденного впереди. Верховный жрец Менту, уже знакомый нам «жрец-гипнотизатор», первый подошел к колыбели младенца. Радостная улыбка осветила его красивые, упитанные черты. В руке он держал священный «нож обрезания». За жрецом потянулась и морда рогатого бога. Вымуштрованный голодом и частыми репетициями, Апис знал очень хорошо, что в колыбели высоконоворожденного лежит сноп свежей, сочной пшеницы, – а ему только этого и надо. Бык, обнюхав младенца, приподнял своею мордой покров, прикрывавший пшеницу, и тотчас же принялся жадно жевать ее…

– Великий бог благословил царственное семя, – послышался благоговейный шепот «высоких госпож женской палаты».

Но бык, жадно жуя, неловко задел мордой ребенка. Тот проснулся и заревел благим матом…

– Боги этим криком возвещают свою волю, – торжественно сказал верховный жрец, – голос великого младенца, когда он возмужает и воссядет на престол фараонов, с трепетом услышит вся вселенная.

Будущему фараону дано было имя Аамеса, что значит – «чадо луны».


Примечания

Кардек Аллан (1804 – 1869) – основатель спиритизма во Франции.

Вагнер Николай Петрович (1829 – 1907) – русский учёный-зоолог и приверженец спиритизма.

По изданию: Полное собрание исторических романов, повестей и рассказов Даниила Лукича Мордовцева. Замурованная царица: Роман из жизни Древнего Египта. – [Спб.:] Издательство П. П. Сойкина [без года], с. 219 – 224.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2018 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 90

Модифицировано : 6.12.2017

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.