Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / История культуры / Научная реставрация как способ взаимодействия

Научная реставрация
как способ взаимодействия

Шевченко Н.А.

к проблемам сотрудничества
ученых и реставраторов

Научные исследования в реставрационной практике с участием в них разнопрофильных специалистов, владеющих различными научными методами и подходами, выполняют функцию связующего звена, объединяющего науку и практическую реставрацию. Действительно, научная реставрация является междисциплинарной наукой, в которой основная роль, хоть и отводится производственной реставрационной деятельности, тем не менее, является научной по своей сути. Об этом свидетельствует история ее формирования.

Реставрация, изначально, носила характер ремесла, и только впоследствии с конца ХІХ – начала ХХ в. сформировалась как научная дисциплина на стыке практической реставрации с несколькими научными направлениями – историей, этнологией, техникой, физикой, химией, искусством, культурологией и еще целым рядом гуманитарных, природоведческих и технических наук – климатологией, биологией, географией, обществоведением, социологией, минералогией, материаловедением и др. Именно такая особенность научной реставрации сделала ее интересной, многосторонней и, в то же самое время, сложной наукой, требующей специального методологического подхода. Зачастую, и сегодня наблюдается тенденция свести научно-реставрационный процесс к сугубо практической реставрации, когда научные разработки носят характер зачаточный, элементарный, даже не могущий называться научным, когда не формируються специальные направления с целью более глубокой проработки темы, не ставятся задачи фундаментальних исследований для их широкого осмысления и обобщений, потому как не сформирована для этого база, а то, что накоплено, прячется по шкафам и запирается на ключ.

При этом практическая реставрация является кладезем, хранящим огромное количество разнообразного по техникам, материалами, формам, композициям и художественным приемам информации. Так, реставратор-практик, накапливая эту информацию, в большинстве случав, использует ее как собственный практический опыт, дающий основания понимать памятник как форму и стремиться к ее сохранению, но, при этом, содержание этой формы оказывается, к сожалению, часто за кадром.

Здесь есть два пути решения проблемы. Один – развивать реставратора-практика в ученого, второй – формировать как реставрационные, так и научные подразделения, чтоб совместить усилия реставратора и ученого, создавая и планируя совместные научно-реставрационные программы. И тот и другой пути вполне перспективны, а потому не исключают, а, наоборот, дополняют друг друга, стимулируют, обогащают. Первый вариант работает на индивидуальное развитие каждого реставратора, поднимая его статус от реставратора-практика до реставратора-ученого.

Второй – способствует развитию и взаимопроникновению практической реставрации в науку, при этом повышая индивидуальный статус ученого. Таким образом, научная реставрация развивая каждого учасника индивидуально, одновременно будет двигаться вперед при их совместной деятельности. Такой подход позволяет расширить поле и сферы научной реставрации, совершенствует ее и развивает, поднимая выше уровень и приближая к современному мировому стандарту. Но выявление путей и принципов взаимодействия структурных полей научной реставрации, к сожалению, еще далеки от их реального осуществления. В чем же здесь дело?

Как это ни покажется странным, но роль личности здесь является одной из ведущих. Нельзя забывать, что научная реставрация является очень узкопрофильным и камерным направлением, примерно, таким же, как музееведение или библиотечное дело. Личные амбиции административных работников, подмена истинных целей личными интересами, манипуляция людьми и информацией, корыстная заинтересованность, отсутствие доверия руководящих к подчиненным и наоборот, порождают неверие и равнодушие одних, и контроль, доходящий до абсурда, других.

В основном, «женский» контингент руководящих работников, делает принцип «разделяй и властвуй» основополагающим. Формирование групп из любимчиков, порождает вместо объединения соперничество и борьбу. Возможно в каких-то сферах бизнеса эти качества хорошо работают, но в культурних и научных заведениях они в корне разрушают идею объединения усилий и мешают процессам развития культуры и науки. О творчестве, без котрого истинная наука невозможна, речь в таких условиях вообще не идет. Отсюда и отсутствие единой команды, объединенной едиными целями и задачами, т.к. подбор персонала такими руководителями происходит не по профессиональным качествам, а по умению подчиненного приспособливаться и слушаться. Это отражается на редком появлении кандидатов наук, взращенных в этой сфере, а те, которых можно было бы привлечь из смежных наук, не привлекаются т.к. слишком умны или энергичны или моложе или еще что-нибудь, придумать не сложно. Факт остается фактом, вместо думающих и развивающихся личностей в реставрации получаем боящихся, а потому зависимых и послушных подчиненных, вместо умных и толкових руководителей – самодуров и манипуляторов.

Отсутствие регулируемых и гибких рычагов взаимодействия реставрационных учреждений с иными, но смежными институциями, например архивами, библиотеками, археологическими институтами либо музеями иного административного подчинения, касающихся в той или иной степени памятников истории и культуры, часто приводит к этакой мышиной возне, когда какое-либо мелкое, но обязательное действие, или документ типа договора о совместной деятельности, может свести на нет все усилия по созданию совместного проекта. Некоторыми очень умелыми руководителями составление договора может растянуться на годы и, таким образом, либо кто-то из участников или заинтересованных лиц умрет, либо уволиться, либо ему надоест заниматься подобной ерундой, что в итоге и приводит к отсутствию совместных долгосрочных программ, еще не начатых, но уже в корне усохших. Бывает, что составляемый годами и наконец-то после долгих перекидок и перечиток, уже составленный и подписанный договор внезапно теряется в извилистых административных коридорах или столах, как в Бермудском треугольнике. Много путей «как-не-сделать» с прозрачно прикрытой целью «не пущать!», а результат всегда один – тормоз дела, которому служишь.

Нечетко определенные методологические принипы такого развития и взаимодействия, о которых говорилось выше, так же оборачивается отсутствием взаимопонимания и взаимодействия. Может беспорядок, который присущ вообще нашому сегодняшнему обществу и времени, выгоден кому-то и этот кто-то получает сиюминутные блага в виде прибавок к зарплате или права власти, но для научной реставрации это оборачивается бедой и уходом из ее рядов молодежи, а значит лишает ее будущого и существенно «старит» возрастную категорию оставшихся участников. Они на колясках и костылях продолжают прибывать на работу, не пуская нового, свежего чистого дыхания в научную реставрацию.

Выход ведь есть, старшее поколение сотрудников может работать консультантами, обучать молодежь, делиться накопленням опытом, создавать методики. Почтенные специалисты могут и должны быть нужными, востребованными, если мы считаем себя культурным гуманным обществом, их профессиональный опыт может стать неоценимым вкладом в общее дело, но оставлять их на руководящих или ведущих должностях не целесообразно. Их боязнь потерять свои места и деньги, власть и заслуги, заставляет интриговать и манипулировать, мешать рядом идущим, умело унижать, благо и такого опыта за столь долгие годы тренировки им не занимать. Психологический барьер поколений – старшего с младшим, консерватизм, ревность, зависть, порождающие манипуляцию информацией, разница в мышлении – логическом и образном, психологический «вампиризм», доводящий до инсультов и инфарктов, обуславливает негативный человеческий фактор разобщенности, потерянности, одиночества.

Сложности в подготовке специалистов – реставраторов стать более научными, а ученых – приблизиться к реставрации, отсутствие целенаправленного обучения как одних, так и других, дополняет этот список. И хотя подготовка профессиональных реставраторов ведется в стенах художественной академии, академический процесс обучения в слабой степени затрагивает основы научного похода. Для ученых-естественников подготовка в вузах работе с материалами памятников отсутствует вовсе.

Наконец, неблагополучная экономика реставрационной отрасли на Украине и политическое игнорирование проблем в культурних государственных учреждениях органами власти приводит к отсутствию средств на проведение конференций и выставок, командировок и публикацию научных статей, приборное оснащение исследований и приобретение реставрационных материалов. Такая постановка вопроса заставляет специалистов, которые призваны сохранять величайшую ценность, доверенную им предыдущими поколениями – памятники истории и культуры, отвлекаться на халтуру, все время подрабатывать, а иногда и вовсе уходить в антикварную сферу, а руководителей, вместо того, чтобы думать о развитии отрасли, идти на всяческие ухищрения, правдами и не правдами решать экономические вопросы, что довершает круг проблем, мешающих развитию научной реставрации.

Да, эти проблемы иногда поднимаются, осторожно рассматриваються и как-то невпопад затрагиваються, но зачастую только в узком кругу, или завуалированно, или, если нельзя спрятать, то с поиском виноватого, что напоминает охоту на ведьм. А ведь поиск виноватого, да и вина вообще никогда и никого еще не приводила к решению проблемы, а только являлась способом снятия ответственности с переложением этой ответственности на чужие плечи, а чужие плечи где ж набрать в таком количестве, да и чужие ли они? Здесь есть некоторая закономерность, проявляющаяся в том, что усиленный контроль и разобщенность, всегда связаны не с желанием лучше наладить работу, а со стремлением контролера вершить судьбы и властвовать, клонируя проблему за проблемой, и таким образом, прятать собственные комплексы, личные амбиции и финансовое обогащение за видимость работы и порядка. Гораздо чаще эти проблемы вообще стараються не затрагивать, себе дороже. Но как ни прячь голову в песок, все равно решать их придется, не сегодня так завтра, не нам, так нашим детям. А детей жалко, как и памятников!

Все это в комплексе уродует и сводит на нет усилия не только реставраторов, которые непосредственно и впрямую связаны с научной реставрацией, и несмотря ни на что, работают, надяться, верят в лучшее, но и всех примкнувших к ним, кому научная реставрация дорога и, кто сделал ее делом своей жизни.

Если не хотите читать и подписывать нашу научную работу, читайте это!

Киев, ноябрь 2016 г.

Предыдущая статья | Перечень статей | Следующая статья

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2017 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 444

Модифицировано : 5.12.2016

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.