Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Памятники / Церковные древности села Бездрика Сумского уезда

Церковные древности села Бездрика
Сумского уезда

Фомин П.

В трех верстах от сл. Верхней Сыроватки, Сум. у., вблизи линии Белгородско-Сумской ж. д. находится село Бездрик. Местность эта покрыта многочисленными рощами и перелесками. Когда-то здесь был сплошной черный лес, переходивший в долину Сыроватки великолепным бором. Последний остаток этого бора на правом берегу речки, напротив сл. Верхней Сыроватки, два года назад был сплошь вырублен, все пни выкорчеваны, а земля запахана, так что теперь на этом месте не осталось никаких следов еще недавно бывшего здесь старого и красивого бора.

Самое село Бездрик расположено между лесами на холмах, пересеченных глубокими балками. В одном месте самая высокая гора выходит своею оконечностью в направлении на юг к двум глубоким прудам, к которым спускается почти обрывами и которыми она окружена с трех сторон.

Вершина горы покрыта лесом. Здесь-то, высоко над прудами, отражаясь в глубоких и чистых водах их, высится стройным и изящным силуэтом Архангело-Михайловская церковь, деревянная, украинского стиля, с тремя по продольной линии уступчатыми башнями, увенчанными главами с четырехконечными крестами.

Деревянная в виде забора ограда квадратом окружает церковь; все пространство внутри ограды покрыто мелким кустарником, фруктовыми деревьями и несколькими старыми дубами и липами. За деревьями позади церкви к северу прячутся хаты и угодья крестьян. Над светлыми прудами, на фоне изумрудной зелени во всей своей красоте видна церковь. Чем-то мирным и уютным, чисто монастырской идиллией, дышит от этой прелестной картины одинокого храма в лесу над прудами.

На южной стороне от прудов на склоне балки среди рощи расположено поместье г.г. Алферовых, с большим двухэтажным домом, выстроенным в 40-х годах XIX в. В классическом стиле, с колоннадой над парадным входом и такой же колоннадой и широкой террасой в сад над прудом.

В ограде церкви теперь колокольни нет. Колокола подвешены под низеньким навесом на южной стороне. Колокольня, некогда стоявшая отдельно от церкви на западной стороне, 20 лет назад сгорела на 1-й день Св. Пасхи от забытой свечки. Старожилы передают, что еще древнее когда-то колокольня стояла в юго-восточном углу ограды. Сгоревшая колокольня была деревянная о двух ярусах, подобная отдельной боковой башне церкви.

Село Бездрик одно из древнейших в нашем крае. Семья г.г. Алферовых хранит у себя, как семейную реликвию, царскую грамоту, роскошно написанную на пергаменте красивым разрисованным полууставом со свинцовою печатью на шнурах. Грамота эта дана царями Иоанном и Пером Алексеевичами в 7 год правления царевны Софьи Алексеевны сотнику Марку Алферову на владение землями, лесами, прудами, пасеками и хуторами в указанных здесь границах. Между прочими владениями закреплялось этой грамотой за Марком Алферовым и «село Бездрик», – очевидно уже в то время представлявшее собою небольшое поселение черкас. Преосв. Филарет в «Историко-статистическом описании Харьковской епархии» о Бездрике не сообщает подробных сведений. Кратко только в статистическом виде указывает между некоторыми другими храмами Сумского уезда и Архангело-Михаиловский храм с. Бездрика, делая пометку, что храм здесь существует с 1697 года, а первые метрические данные начинаются с 1730 года, когда при этой церкви числилось 210 ч. м. п. и 173 ж. п.

По преданию, сохранившемуся в семье Алферовых, первая церковь в Бездрике была устроена сотником Марком Алферовым, но она не дошла до нас. Нынешняя церковь была переложена в 1865 году из старой местным помещиком Николаем Васильевичем Алферовым с совершенным сохранением прежнего стиля с заменой только ветхих подвалин новыми и устройством под нею каменного фундамента. Осматривая её конструкцию внутри, мы убедились, что дубовые пластины, топором рубленные, целиком в ней уложены из старой церкви от низу до самого верха: в двух только местах южной стены несколько из них заменены новыми, вполне заметными. Несомненно, что нынешний вид её вполне воспроизводит древнюю церковь – вторую от начала. Когда и как уничтожено было здание первоначальной церкви и когда была устроена эта вторая – в точности неизвестно. Судя по форме куполов её, можно предполагать, что устроена она была не ранее половины XVIII в.

Архитектура церкви представляет собой особый тип трех купольной постройки: в ней центральная двух срубная (т.е. двухярусная) башня соединена с двумя боковыми односрубными.

Если в этой постройке отнять позднейшие низкие притворы с фронтонами на западной и южной сторонах, то пред нами предстанет храм в первобытном виде половины XVIII в.

Посредине возвышается двухсрубная башня, в которой нижний сруб правильной четырехугольной формы в 12 арш. высоты и в 10 ширины и длины. Непосредственно на нем утвержден второй сруб такого же объема, как и нижний, но в 10 арш. высоты и с срезанными углами. Он соединяется с нижним выступающим наружу карнизом, крытым железом, с ребровидными углами обсеков у своего основания. Этот второй сруб покрыт восьмигранным куполом, вытянутым вверх на 5 арш. с едва заметным отгибом над карнизом.

Над куполом возвышается глухой восьмигранный широкий фонарь с таковым же куполом, а поверх его другой меньший фонарь с приплюснутой крышкой, главой и равноконечным крестом. К прорубленным аркам нижнего сруба средней башни пристроены башни западная и восточная: обе состоят из срубов равных по высоте среднему, но немного уже его, при чем восточный имеет угловые обсеки, и с совершенно такими же купольными фонарями, главами и крестами, как и на средний. Все три сруба снаружи обведены посредине узким карнизом как поясом.

Храм внутри под куполами имеет восьмигранные шатровые своды и обильно освещен шестью узкими и высокими аркообразными окнами верхнего сруба и девятью такими же окнами среднего и западного срубов, из которых трое тройных. Храм сделан из рубленого леса, снаружи ошелеван вертикально и покрыт железом. По общему своему виду он чрезвычайно прост и монументален. Узкие аркообразные окна, особенно тройные, вносят в стиль церкви черту своеобразную, по-видимому взятую из западноевропейской готики.

Самою ценною древностью в этой церкви является иконостас, который составляет единственную редкость в нашей епархии. Другого, столь древнего и столь стильного, притом хорошо сохранившегося, иконостаса нет нигде у нас в епархии.

Это и побуждает нас дать здесь подробное описание его.

Иконостас этот деревянный, стоит на очень низкой солее, возвышающейся над полом церкви только на 2 вершка.

Он состоит, кроме цокольного ряда икон, из четырех ярусов, расположенных на площади его в виде ломанных дуг. Он имеет высоту, кончая крестом, в 16 аршин, а ширину по солее от стены до стены в 9 ½ аршин. Основу его составляет горизонтальный ярус «местных» икон, разделенных шестью монументальными колоннами на семь глубоких ниш и вертикальный центральный фронтон, вытягивающийся вверх на двух таких же монументальных колоннах и заканчивающийся Распятием с Предстоящими.

Эти восемь колонн сделаны из роскошной сквозной резьбы, представляющей виноградные листья с гроздьями винограда. Капители – коринфские с широко отгибающимися акантовыми листьями. Укреплены колонны в иконостасе не базами, а массивными кронштейнами, также со сквозною резьбою.

Царские врата представляют собою сквозную резьбу из переплетающихся длинных и узких листьев, исполненных двойными линиями с орнаментом в виде ожерелья посредине. Резьба царских врат повторяется в первом ярусе между иконами и во всех свободных местах центрального фронтона. Она же обвивает Распятие и Предстоящих на самом верху иконостаса.

От этого центрального фронтона идут ярусы в обе стороны. Для царских и боковых врат поделаны весьма глубокие ниши в виде квадратов с усеченными верхними углами. Верхние ярусы разделены горизонтально-резными и сложными карнизами античного стиля, а вертикально поделены тонкими и высокими колонками из сквозной резьбы, – на кронштейнах. Между колонками довольно углубленные ниши для икон в виде квадратов с усеченными верхними углами.

Основная площадь иконостаса выкрашена в синий фон, и по нему уже положена золотая резьба.

Карнизы, узкие рамочки и кронштейны под колонками верхнего ряда окрашены ярко-красной краской, по которой наложена золотая резьба. Нижние карнизы подведены бирюзовой и голубой краской. В нишах первого яруса на боковых сторонах кронштейнов и пилястров по синему нарисованы цветы с яблоками.

Иконостас удивительно богат иконами: всех их в нем имеется 55. Расположены они в строгом порядке.

Иконы чрезвычайно интересны своеобразными типами, особенной техникой мастерства и ярко выраженной живописностью. Они положительно очаровывают зрителя и приковывают к себе глубокое внимание.

В цоколе иконостаса между кронштейнами под колоннами расположены четыре восьмиугольных иконы, каждая в 12 верш, высоты и в 9 – ширины. Две крайние совершенно темные. Из средних: одна «лестница Иакова», а другая «беседа Спасителя с Самарянкой». На этой последней иконе оригинально изображение Самарянки в виде малороссийской девушки. На ней красная безрукавка, белая рубаха, желтая юбка и красные сапожки: от гладкой головной прически развеваются белые ленты; в руках у неё казаночек.

В первом ярусе «местных» икон, иконы имеют высоту в 23 вершка и ширину в 14 вершков. Это – поколенные изображения Спасителя, Богоматери, Св. Николая Чудотворного и Архистратига Михаила. На них – золотой фон с выпуклым рельефом. У Спасителя продолговатый лик с румянцем, тонкие изящные брови, такие же нос и уста; тонкие к низу усы и остроконечная короткая разделяющаяся борода, красный хитон с мелкими золотыми цветами, плащ синий с крупными золотыми цветами. В левой руке Евангелие, раскрытое на словах: «придете благословении»… Цвета ярки и хорошо сохранившиеся, особенно в лике. Корона на Спасителе накладная серебряная. Внизу в золотой раме на красном фоне написано: «Зря образ Христов, верувием Бога быти бивый в столбе облачене и зде может житы.»

На иконе Богоматери золотой рельефный фон. У Богоматери гладкий белый хитон, на руках красно-золотые поручи, гиматион красный с крупными золотыми цветами. Богомладенец на левой Её руке, на Нем белая рубашечка с широким отворотом на шее, а поверх золотой плащ с красной подкладкой.

Очень трогателен поворот головы Богомладенца, берущего Богоматерь за подбородок, чтобы поцеловать Её. Внизу под образом в золотой резной раме по красному фону белыми буквами надпись: «странно Дева по естеству рождает, человеческим естеством ради Богомати». На главах Богоматери и Богомладенца – белые серебряные короны.

На иконе Св. Николая – золотой рельефный фон. У Святителя глава седая, над короткой бородой – длинные остроконечные прямые усы. На нем белый подризник, коричневая с золотом палица, бледно зеленый с красной подкладкой фелон, белый омофор с черными крестами. В левой руке закрытое Евангелие с золотыми накладками, правой – благословляет. Взгляд Святителя – серьезный. Внизу надпись: «Се иерарх, се похвала мурейского града, пастир добри Христового избранного стада».

На храмовой иконе Архистратиг Михаил в изящной позе идущего слева на зрителя: за ним множество ангелов. На нем кольчуга, под ней бледно-зеленая туника и бледно-лиловый с золотыми цветами хитон, на ногах золотые сапожки. На плечах красный плащ. В левой руке у него меч, а в правой – белый свиток со словами «Кто яко Бог наш». Направо от зрителя Арх. Гавриил в белой верхней одежде и в лиловом хитоне с босыми ногами. На плечах красный плащ: в правой руке зеленая ветвь, левой указывает на небо. За ним множество ангелов. Вверху над ангелами на облаке Богомладенец в белом хитоне, в левой руке у Него шар – вселенной, а правую Он простирает вперед. Лики здесь круглые, румяные и красивые. Вокруг главы арх. Михаила накладное из серебра лучистое сияние, а на главе арх. Гавриила – коронка. Внизу надпись: «Собор Святых ангелов со всеми силами, Богу предстояще молетесь за нами».

Царские врата высотою в 3 арш. 9 вершков, ширина 1 арш. и 6 вершков. Они имеют 6 маленьких круглых икон: Арх. Гавриил – Богоматерь (Благовещение) и 4 евангелиста. Своеобразно изображение Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова: на нем белая рубаха, широко распахнутая на груди, поверх ряса серая с красной подкладкой, у него белая небольшая борода, но длинные казацкие усы.

На северных вратах – Св. Архидиакон на облаке во весь рост. Изображение на золотом рельефном фоне. У архидиакона безбородое и безусое лицо, круглое и румяное, длинные курчавящиеся волосы, тщательно разделенные на двое, изящный и скромный наклон головы. На нем виднеется на шее отогнутый белый воротник с красной подкладкой; облачен он в зеленый стихарь с красной подкладкой с разводами в виде дубовых листьев, с розовым позументом и кружевом. В левой руке лиловый орарь, а в правой серебряное кадило. Такое же изображение Архидиакона и на южных вратах: но здесь архидиакон в правой руке держит кадило, а в левой на ораре серебряную гробницу с тремя шатровыми главками. Так обыкновенно совершают диаконы торжественное каждение в монастырях.

Над северными дверями помещена небольшая икона, представляющая священнодействие Воздвижения Креста архиереем в присутствии монахов и народа. На левой стороне здесь изображен Царь со скипетром и в короне в московском наряде. Над южными вратами Покров Богоматери. Над царскими вратами круглая икона Нерукотворного Образа. На нем в золотом сиянии Лик Спасителя: глава его почти круглая с гладко причесанными и разделенными по средине волосами, на концах волнистыми; румяные ланиты, тонкие усы, маленькая остроконечная бородка.

Во втором ярусе над царскими вратами Тайная вечеря, а по бокам иконы св. пр. Иоакима и Анны во весь рост, и далее в медальонах – двенадцать праздников Прав. Анна представлена на золотом рельефном фоне в белом головном покрывале, в красном плаще и в зеленом длинном хитоне, украшенном золотыми цветами.

Все праздники совершенно своеобразных композиций со склонностью к сложным пейзажным фонам. В иконе обрезания – целая архитектурная анфилада столбов, арок и зал. В иконе Благовещения – бурное на облаке движение Архангела с широко простертыми руками, а пред ним за узким аналоем с книгою Приснодева, в изумлении отшатывающаяся с широко раздвинутыми руками. Такое же движение и сильное волнение чувств в иконе Вознесения.

Во всех этих иконах небо золотое и золотое сияние около ликов.

В третьем ярусе – посредине в глубокой нише «Деисус» – прекраснейшая из всех икон. Ширина её 1 арш. и 6 верш., высота 2 аршина. На ней золотой рельефный фон. Христос – Божественный Архиерей восседает на троне. На нем митра высокой цилиндровидной формы. Лик Его овальный с длинными волнистыми власами, тонкие усы, раздвояющаяся маленькая бородка: широко открытые глаза. На нем белый омофор с золотыми крестами и с зеленою каймою. Саккос красный с роскошными золотыми разводами, хитон голубой, обувь красная. Престол-трон золотой и зеленая обивка. Левой рукой Он держит на колене раскрытое Евангелие, правой мало поднятой благословляет. Во всей Его фигуре естественная и величественная поза. С правой стороны предстоит близко к Христу Богоматерь. У Неё круглое прекрасное лицо умоляющей, молитвенно сложенные руки. На ней красный мафорий с зеленой подкладкой с золотою кружевной каймой, а под ним подпоясанный белый хитон с золотой каймой и нижний длинный синий хитон; красная обувь. С левой стороны Предтеча: у него скорбное лицо, хотя не истощенное, крестообразно сложенные руки. На нем зеленый плащ с розовой подкладкой и коричневая власяница, босые ноги. Около главы Спасителя две серафимские головки с крыльями. В этой иконе краски ярки, свежи до сих пор, живопись хорошо сохранилась. Но доска снизу уже дает трещину.

По бокам «Деисуса» 12 апостолов, по 6 на каждой стороне. Здесь так же золотые рельефные фоны. Живые, выразительные, хорошо выписанные лица. У старцев апостолов: Андрея, Матфея, Иоанна и Симона – большие белые, тщательно отделанные бороды. У Матфея и Иоанна в изящно поднятых лицах – глубокий и сильный пафос. Позы у апостолов то спокойные и внушительные, то полные движения и чувства. Все они написаны идущими ко Спасителю. В надписях над ними греческая буква Z.

В раскраске фигур преобладают яркие краски: красная (сурик), голубая, синяя, желтая и бледно зеленая. Переходных цветов нет.

В четвертом ярусе посредине над фронтоном восьмиугольная икона Знамения Божией Матери. Здесь Она представлена не в виде Оранты, но в позе спокойно восседающей и держащей у себя на коленях Богомладенца, которого Она придерживает левой рукой, в правой же Она держит скипетр. Она изображена до колен. На главе Её венец. Она вся покрыта одним темно-красным мафорием. На коленах Её благословляющий обеими руками Богомладенец. На нем белая рубашка, розовый хитон, красный кушак. Композиция этой иконы скопирована с известной Печерской – Богоматери, но без преп. Антония и Феодосия Печерских.

Икона эта ветшает: позолота фона обсыпалась. По бокам в шести медальонах св. пророки: по два вместе, каждый со свитками, а кроме того Аарон с жезлом процветшим, а Захария с тремя свещниками, Гедеон с руном. У них круглые розовые лица. И здесь яркие краски. Фон – красочный голубой.

На самом верху иконостаса плоские вырезанные на дереве иконы: сотника Корнилия, Марии Магдалины и двух полулежащих ангелов с лилиями в руках. Заканчивается иконостас восьмиконечным крестом с Распятым Господом и предстоящими Богоматерью и Иоанном Богословом.

В описанном нами иконостасе вся резьба вызолочена. Позолота весьма прочная и прекрасно сохранилась. Как мы уже говорили, в иконописи всюду краски яркие и сочетания их весьма художественные и эффектные, не смотря на ограниченность их и отсутствие переходных цветов. Иконопись сохранилась превосходно, в некоторых иконах вид нетронутой свежести. Все это в целом создает картину чрезвычайной красочности и блеска. В деревянном и потемневшем здании храма, иконостас положительно горит и сверкает своею древнею красотою, чудом до нас дошедшим.

В притворе храма в углах под хорами стоят два небольших киота. Видимо они нарочито обрезаны были с одной стороны, чтобы можно было вставить в это место. В одном из них Спаситель, а в другом Богоматерь с Богомладенцем. Как живопись, так и украшения киотов те же, что и в иконостасе. Очевидно, они современны иконостасу по своему происхождению.

Анализируя живописный характер иконописи этого иконостаса, мы должны признать её близкое родство с иконописью иконостаса конца XVII в. Из церкви Двуречного Кута, Харьковского уезда, ныне в большей своей части хранящегося в нашем Университетском Музее. Полное сходство типов, красивость ликов, яркость красок заставляют относить оба эти иконостаса к одной иконописной школе. Однако же наш иконостас значительно превосходит Двуречанский степенью своей высокой художественности. В Двуречанском, за исключением «Деисуса», в остальных всех иконах грубое мастерство провинциальных иконописцев, в нашем же – работа высоких мастеров с чутьем настоящих художников. Всмотревшись во все «местные» образа, в иконы «Деисуса», апостолов, знамения, пророков, мы не можем не удивиться правильности и изяществу рисунка, удачным и грациозным композициям, тонкому пониманию красок и чувству меры мастеров, работавших над созданием их. К этому же надобно присоединить прекрасное мастерство всех деревянных частей иконостаса. Превосходны – общий рисунок его, связанность второстепенных частей с главными, совершенство тонкой резьбы колонн, колонок, кронштейнов, карнизов и накладок, прочная и яркая позолота, умелая и эффектная раскраска фона и мелких частей.

К какому времени надобно отнести происхождение этого иконостаса?

Документальных данных по этому вопросу не имеется. Приходится обращаться к косвенным указаниям.

Иконостас этот, очевидно, взят из другого места. Это доказывается тем, что по краям своим к наружным стенам он резко обсечен и не закончен. Первоначально он был в более широком храме. Да и по своей высоте он несоразмерен этому храму. Верхние подножия и фигуры Корнилия и Магдалины со своими кронштейнами, прислоняясь к парусам свода, отвисают вперед вместо того, чтобы стоять прямо. Следовательно, когда-то они стояли у ровной стены и стояли прямо.

К этому надобно присоединить местное предание, исстари и твердо тут сохраняемое, что иконостас этот, действительно, перенесен сюда когда-то из монастыря, бывшего под Сумами. Таких монастырей было два: женский Сумской Предтечев при заливе р. Псла в сл. Луке и мужской Сумской Успенский в нынешнем селе Малой Чернетчине. Оба они были закрыты при императрице Екатерине. В каком из них был наш иконостас? В женском монастыре Архангело-Михайловской Церкви не было. А была таковая – трапезная во втором. Как видно из «Историко-Статистического описания» Архиепископа Филарета, – первоначальная деревянная Архангело-Михайловская церковь в 1755 году была отсюда перенесена в Лебединскую Михайловскую Пустынь, а вместо неё здесь была устроена каменная иждивением некоего Рубана. Вот тогда то, несомненно, иконостас этой церкви и был перенесен в Бездрик. Что он первоначально принадлежал Архангело-Михайловской церкви, это доказывается местной иконой Архангела Михаила, несомненно современной самому происхождению иконостаса. При иконостасе сюда был перенесен и храмовый аналой с образом Архангела Михаила, такой же резьбы и иконописи, как и иконостас. Аналой этот ныне хранится в нашем Епархиальном Музее и является наглядным показателем стиля и красоты самого иконостаса.

Таким образом, можно с наибольшею вероятностью предполагать, что иконостас этот взят из первобытной деревянной Архангело-Михайловской церкви бывшего Сумского Успенского монастыря.

Характер работы, резьба, общий рисунок и староукраинский стиль иконостаса позволяют отнести его к концу XVII в. Мы имели возможность видеть и подробно осмотреть такой же в точности по работе и общему рисунку иконостас Белгородского Успенско-Николаевского Собора, устроенного при содействии царя Петра I в 1701 г. Сходство нашего иконостаса с этим совершенное: несомненно они оба одновременной работы.

Бывший Сумской Успенский монастырь в начале XVIII в. Был рассадником в нашем крае иконописи. Игумен этого монастыря Иаков Жданович по актам 1710-1715 г.г. заботился о том, чтобы в обители были свои хорошие иконописцы. Из них иеродиакон Илия пред посвящением в иеромонахи в 1742 году показывал о себе, что «родом он малороссиянин, 70 лет, родился в Лебедине, по изучении грамоты учился в Киеве у иконописца, в Сумском монастыре спустя полгода искуса пострижен в мантию игуменом Ждановичем». Может быть иконопись нашего иконостаса есть произведение этого Илии и др. иконописцев Сумского монастыря.

В этой же церкви имеются: в алтаре горное место и у клиросов киоты деревянные резные, но уже в стиле барокко XVIII в. Характерною особенностью их служат колонки, увитые гирляндами разных цветов и зелёных листьев.

Описанные нами древности этой церкви настолько ценны в археологическом отношении, что настоит непременная надобность в принятии соответствующих мер к дальнейшему их сохранению. Как ни хорошо сохранился здесь иконостас, однако влияние времени на нем сказывается: от южной части верха его отвалились медальонные изображения пророков, кое где отвалились резные колонки. К счастью, эти части имеются: их легко установить на место. Надлежит также обследовать, насколько устойчив иконостас и прочен его цоколь, твердо ли и надежно ли он прикреплен к стене церкви. Мы уверены, что эти наши строки вызовут интерес к этой древности и послужат залогом сохранения её и изучения по ней других ценных памятников нашего края.

Фомин П. Церковные древности с.Бездрик Сумского уезда Харьковской губернии. – Хк. : 1916 г. – 15 с.

Предыдущая статья | Перечень статей | Следующая статья

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2017 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 4503

Модифицировано : 18.08.2012

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.