Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Памятники / Церковные древности Харьковского края / Введение

Церковные древности Харьковского края

Введение

Фомин П.

Харьковский край до последнего времени не мог похвалиться серьезным и всесторонним изучением местных церковных древностей. Да и интереса к ним не проявлялось. Кажется, просто не подозревали в прежнее время, что здесь имеются заслуживающие внимание и ценные памятники церковной старины. В большинстве случаев мало сведующая среда, имея дело с старинными церковными предметами, смотрела на них как на вещи ненужные, неудобные и ни к чему не пригодные. Удивительно, что даже представители церковно-строительного искусства, руководя перестройкой или разборкой старинных церквей и постройкой вместо них новых, совершенно не обращали внимания на седую древность памятников. Они не заботились о сохранении древних церквей если не в цельном виде, то хотя бы в снимках, планах и чертежах. В архиве Харьковской консистории не имеется никаких дел об этом. Строители новых церквей в нашем крае в прежнее время просто зачеркивали церковную старину.

Забот о сохранении древних церковных памятников не проявлялось ни со стороны местных духовных и светских ученых учреждений, ни со стороны просвещенного класса людей. Упраздненные церкви, вышедшие из употребления богослужебные предметы предоставлялись на произвол судьбы. Понятно, что от всего этого получалось. Памятники церковной древности уничтожались или сразу или постепенно. Так, мы имеем сведения, что в одной старинной церкви г. Лебедина, при ее переделке пятьдесят лет тому назад, древний иконостас староукраинского стиля, за неимением места хранения был сожжен (!). Временно же пощаженные остатки старины подвергались медленному уничтожению: сваливались в подвалы или на чердаки колоколен, сбрасывались в холодные и сырые кладовые, продавались за бесценок скупщикам старья или куда попало, раздавались даром крестьянам, или же нередко отдавались для положения с покойниками в могилы.

Казалось бы, что при таком положении вещей любители старины легко могли бы подбирать такие древности, составляя свои частные коллекции. Мы знаем, что, например, в Полтавской губернии и теперь и раньше были такие любители коллекционеры среди духовных и светских лиц. Ценная коллекция икон и церковной утвари, оставшаяся после смерти одного сельского священника, послужила там ядром учрежденного Епархиального древне хранилища. Известны там помещики коллекционеры. Мы знаем иконописца-резчика Полтавской губернии, любителя церковно-украинской старины, составившего легко из случайных приобретений весьма хорошую и ценную коллекцию. К сожалению, до последнего времени подобного явления в нашем крае не наблюдалось.

Нет ничего удивительного в том, что из области местной церковной старины многое погибло бесследно. Многие древние деревянные храмы нашего края исчезли, и мы не знаем о них, какого именно типа они были, кем они строились, каковы были их внутреннее убранство, иконостасы, резьба, иконопись, священные сосуды. В староукраинском типе церквей только теперь начинают немного разбираться, узнавая в них три направления от трех путей архитектурного влияния [Об этом в подробностях будет речь в одной из следующих глав нашего исследования.]. В этом случае важную показательную роль будут иметь наши харьковские церковные памятники и особенно первобытные.

Оказывается, что некоторые первые древние храмы нашего края XVII века были целиком перевозимы так называемыми «черкасами» из-за днепровской Малороссии. Вместе с ними, «черкасы» перевозили сюда, на новые места своих поселений, и свое приходское духовенство. Случайно дошедшие до нас редкие снимки этих древнейших церквей, например, церкви в cл. Сватовой Лучке, Купянского уезда на берегу р. Свахи, свидетельствуют об оригинальнейшей и великолепнейшей самобытной их архитектуре. Каким-то чудом уцелевшие в подвалах и кладовых старинные киоты, деревянные аналои и подсвечники показывают нам удивительную староукраинскую деревянную резьбу своего местного рисунка и характера с мотивами чисто самобытными. Глядя на эту резьбу, напоминающую украинскую «мережку» и вышивку, на это деревянное кружево, убеждаешься в природном художественном чутье, неистощимом терпении и любовном усердии мастеров их выделывавших.

Несомненно, что вкус к таким произведениям тогда, в XVII в., господствовал. Работа в этой области была широка и плодотворна. И как жаль, что многое из всего этого не дошло до нас. Как много погибло чудных древних резных на дереве икон, наивных скульптурных деревянных изображений, церковного шиться и вышивок на полотне и шелку, шитых серебром и золотом риз икон, церковных «китайчатых» покровов, нередко устроенных из награбленных казаками у татар материй!.. О художественном староукраинском великолепии некоторых храмов нашего края в г.г. Сумах, Изюме, Змиеве и др. местах до нас дошли только предания. Особенностью нашего края в XVII и XVIII вв. были многочисленные большие и малые, мужские и женские монастыри, основанные чуть ли не первыми насельниками края в XVII веке. Некоторые из них уже к половине XVIII в. достигли цветущего состояния, отличались обширным благоустройством, многочисленными, архитектурными и богатыми храмами, драгоценною и оригинальных типов утварью, своеобразную иконопись.

«Черкасы» очень любили эти свои монастыри, делали в них богатые вклады, приношения и здесь были погребаемы. Большинство из этих монастырей были в царствование императрицы Екатерины Великой закрыты, здания проданы, иконы и утварь разобраны другими церквами, ценности исчезли; на местах этих монастырей остались только развалины и в редких только случаях одинокие церкви или колокольни. О былом художественном великолепии этих обителей, теперь не существующих, свидетельствуют редкие, как-то уцелевшие памятники.

Среди развалин бывшего Сумского Успенского монастыря (в 9 в. от г. Сум) стоят теперь старинная монастырская колокольня, монументального вида, типа харьковского Покровского монастыря, с красивым крепостным верхом и бойницами, и Всесвятский надвратный храм, прекрасного стиля украинского барокко. Красота этих одиноких памятников резко выделяется среди окружающих рвов, разобранных фундаментов и пустыря. Обширные фундаментные рвы соборного монастырского храма указывают на громадные размеры бывшего здесь собора. Иконостас отсюда был перенесен в новоустроенную тогда церковь cл. Каплуновки, Богодуховского уезда: он огромных размеров, пятиярусный, хорошей резьбы и весьма прочной позолоты с типичною иконописью второй половины XVIII в. По всем этим остаткам отчасти только можно судить о стиле и характере Сумского Успенского монастыря в период его белого благоденствия. Кроме этих памятников от этого монастыря более ничего не осталось: все остальное исчезло бесследно. Даже и из того, что оставалось в сохранившемся Всесвятском храме к половине XIX в. и что было описано Преосвященным Филаретом [Историко-статистическое описание Харьковской епархии, Харьков 1859 г. отд. 1, с. 221-250.], уже теперь далеко не все имеется в наличности, а иконостас и иконопись переделаны в нем до неузнаваемости сравнительно с прежним. И это еще сравнительно счастливая судьба останков монастырских. От других монастырей нашего края остались одни только пустыри, да народные предания…

Однако же при всем этом наш край еще остается не бедным памятниками церковной старины и даже старины весьма почтенной. Здесь на первом месте должны быть поставлены деревянные храмы. Немного их осталось у нас. Некоторые из них даже и в позднейших переделках все же сохранили немало типических черт первоначальных церквей: опытный глаз легко распознает их среди позднейших деталей.

Но имеются среди этих храмов и такие, которые в точности воспроизводят форму древнейшую, например, Архангело-Михайловская церковь села Артёмовки, Харьковского уезда, Троицкая с. Черкасского Бишкина, Змиев. у. и другие. Немало сохранилось и древнейших каменных храмов XVII-XVІІІ вв. двух типов: примитивно-деревянного и барокко. В подобных храмах еще сохраняются святые иконы, сосуды, облачения и иконостасы старинной работы. С половины XVIII в. стал проникать в нашу губернию и роскошный Расстреллиевский стиль церковных сооружений: храмов и иконостасов. Памятники этого стиля счастливо сохранились в виде знаменитого для нашего края Ахтырского собора и иконостаса Харьковского Кафедрального собора, на каковых памятниках несомненно лежит печать творческого гения этого знаменитого архитектора (разумеем Растрелли сына). Во многих храмах местного типа сохранились от XVIII века крупные и мелкие сооружения также этого расстреллиевского стиля, иногда в истинно художественных образцах: напр., киоты для местночтимых святых икон, металлические оклады икон и евангелий, блюда, чаши и дарохранительницы, являющиеся настоящими художественными сокровищами наших церквей, достойные самого тщательного бережения и изучения.

Значительное археологическое богатство в нашем крае составляют также и те храмы, которые хотя сравнительно недавно построены, в конце XVIII и начале XIX вв., однако в высшей степени примечательны: во 1-х архитектурными своими особенностями, напр., храмы классического типа, лучшие образцы которого имеются в виде обширнейшего храма сл. Каплуновки, Богодуховского уезда, изящного храма сл. Большого Бурлука, Волчанского уезда, храмы тоновской архитектуры, напр. в сл. Николаевке 2-й Волчанского уезда, и разных переходных стилей, и во 2-х своими художественными сокровищами – образцами русского искусства первой половины XIX в., и искусства западноевропейского, как напр. Софиевская церковь сл. Стратилатовки, Изюм. у., с драгоценными иконами кисти знаменитых Венецианова и Боровиковского, Ахтырский собор с картинами Мурильо (предположительно) и др.

Несомненно, что несмотря на массу совершенно исчезнувших памятников старины, в подвалах, кладовых и ризницах многих наших храмов имеются еще предметы археологической ценности, неизвестные пока только потому, что до них не добрался еще пытливый глаз любителя и исследователя старины. О полной возможности дальнейших новых находок в этой области свидетельствует тот факт, что доселе настойчивые поиски в подобны храмах оказывались в большей или меньшей степени удачными. При всем этом мы знаем, что немало ценных церковных древностей в нашем крае рассеяно и случайно сохраняется по частным домам, в привилегированных семьях и у крестьян, часто не понимающих и не предполагающих, какая археологическая редкость в их руках. Это святые иконы фамильные или случайно приобретенные, картины религиозного содержания, старопечатные или старописанные священные книги.

Нам известно, что в XVIII в. у старожилов нашего края были в большом распространении иконы-картины символического характера, нередко от частных лиц переходивших затем и в храмы, как напр. икона Спасителя «Недреманное Око», картина: «птица пеликан» и др. У частных лиц в старину, у дворян и горожан, имелись нередко портреты знаменитых Святителей и церковных деятелей, иногда художественного достоинства и подлинного сходства; так, были распространены и теперь случайно открываются у них портреты Св. Иоасафа Чудотворца, Св. Тихона Задонского, Епископа Харьковского Мелетия и др. Нередко предметы церковной древности открываются на торжищах и базарах, как напр. недавно найденная на базаре печать 1817 года Павла Сабатовского, Епископа Харьковского. Чаще всего находится здесь такие церковные предметы, как лампады, подсвечники, ковши, блюда и т.п., а иногда ручные и тельные кресты [В связи с этим считаем необходимым заметить, что современное частное коллекционирование, провоцирующее так называемую «чёрную археологию» археологию, при слабом и неупорядоченном охранном законодательстве приводит к практическому вымыванию предметов церковной старины из круга научных знаний и духовной культуры нашего народа, обедняя его историю, в том числе и раннюю историю христианства на Слободской Украине. (Прим. редколлегии)].

Сохраняющие еще богатство памятников церковной старины в нашем крае – бесспорно чрезвычайно ценно в научно-археологическом отношении. Уже в настоящее время намечаются те стороны церковного искусства и местной старины, которые могут быть выяснены изучением этих памятников. История и пути колонизации нашего края, значение приходских общин и дворянского класса в характере храмоздательства, элементы нашего местного церковного искусства, архитектурные и иконописные формы слияния искусства западного, местного и московского, – вот вопросы важные и любопытные в характере исторического уклада нашего края, уже теперь несколько разъясняемые, а в будущем, несомненно, еще ярче и шире могущие быть разрешенными путем изучения вещественных остатков нашей церковной древности. Самобытность так называемого теперь украинского искусства в области церковного зодчества, иконописи, резьбы, шитья и орнаментов, – вопрос в высшей степени важный для русского искусства. Для всего выяснения он требует большой осторожности, беспристрастия и безусловной фактичности.

Церковное украинское искусство, несомненно, слагалось из разнообразных элементов. Определить эти последние – дело необходимое, но и не легкое. Может быть в Малороссии оно нигде не подвергалось столь перекрестному влиянию разных общественно-бытовых течений, как в нашей губернии. Здесь сталкивалось местное народное творчество с московским влиянием, польским, западноевропейским: проникало сюда в область искусства и старообрядческое влияние, занесшее в нашу страну массу очень древних и типичных икон, крестов, рукописных и старопечатных книг.

Были здесь моменты, своеобразных конфискаций предметов, будто бы отзывавшихся униатским характером. Так, во второй половине XVIII в. по распоряжению Белгородской консистории были по всей епархии нашей отбираемы богослужебные книги и изображения львовской и старокиевской печати и в массах своих отправляемы в Белгородский церковный архив, откуда потом исчезли бесследно. Взамен их по епархии распространялись новейшие печатные богослужебные книги. Чтобы во всем этом разобраться и выяснить роль и значение чисто местного церковно-художественного творчества, надобно широко и настойчиво исследовать дошедшие до нас разнообразные памятники церковной старины, особенно чисто народные, бытового характера [В связи с тем, что Слободская Украина испокон её заселения находилась на границе двух природно-климатических зон (степь — лесостепь), что обуславливало и различие в хозяйственных моделях, тенденция взаимопроникновения племён и народов с различиями в культуре, религии и ментальности прослеживаются на этой территории начиная с каменного века. Эта тенденция (комплиментарность, взаимопроникновение культур, разноуровневый синкретизм) является характерной чертой развития населения данной территории во все времена. (Прим. редколлегии).].

Как ни равнодушна была в прежнее время наша местная общественность к изучению своей церковной старины, однако же общерусское оживление интереса к памятникам древности в конце концов захватило с половины XIX в и наш Харьковский край. Наша местная старина вообще, и частности церковная, начинает обращать на себя внимание с этого времени. Сознается необходимость изучения и увековечения ее, приступают к ее обозрению на местах, появляются первые научные труды из этой области. В самое последнее время уже выступают на это поприще ревностные деятели, привлекаются к этому делу кружки и общества, возникают учреждения по изучению церковной старины, – настает время, несомненно, обеспечивающее уде целость нашей церковной старины и успехи ее научного дальнейшего обследования.

Поистине отцом нашей харьковской археографии мы должны назвать преосвященного Филарета (Гумилевского), архиепископа харьковского (1848-1859), положившего действительное начало изучению Харьковской церковной старины своим замечательным, научным трудом, изданным им под названием: «Историко-статистическое описание Харьковской епархии. В V томах. Харьков. 1859» [Это издание было разослано по всем церквям Харьковской епархии. В настоящее же время оно имеется только в немногих из них. Издание сделалось библиографической редкостью.]. Преосвященный автор с поразительным трудолюбием собрал здесь все, доступные ему историко-статистические сведения о городах, селениях, монастырях, храмах и населении Харьковской епархии, а также и о всех вещественных памятниках древнейшего прошлого нашей страны: городищах, развалинах, могилах, остатках крепостей, находках древних монет, оружия и т.п. Не ограничиваясь упоминанием о них, он пытается разгадать значение этих памятников при помощи интереснейших исторических сближений, предположений и летописных данных. Эта часть его труда невольно возбуждала к серьезнейшим и тщательным исследованиям этих памятников нашей стороны.

В своем труде автор публикует массу драгоценнейших и древнейших документов по истории нашей страны и церкви, которые он только мог добыть и подлинники большинства которых уже теперь не существуют. Добытый им здесь собранный материал чрезвычайно важен в научном отношении, как фундаментальный и основной для изучения нашей старины. Самое важное значение этого труда в том, что в нем впервые указаны, названы и документированы со стороны своей давности все важнейшие древности нашего края, которыми дотоле не интересовались и о существовании которых не подозревали. Здесь открыта завеса, за которую скрывалась местная старина. Здесь показана перспектива многовекового прошлого нашего края, богатая для научного исследования и важная для правильного уяснения бытового уклада Слободской Украины.

Преосвященный автор бесспорно привлек огромное внимание образованного общества к нашей старине. Указав на важность вещественных памятников церковной древности нашего края, он не занялся подробным исследованием их, но представил это будущим поколениям. Поэтому труд Преосвященного Филарета лег в основу и сделался отправною точкою почти всех последующих исследований старины нашего края.

По пути преосвященного Филарета дальнейшие шаги были сделаны профессорами Харьковского университета Д.И. Багалеем и Е.К. Рединым, замечательными и ревностными исследователями местной старины.

Проф. Д.И. Багалей в 1887 году издал свое огромное ученое исследование под заглавием: «Очерки из истории колонизации и быта степной окраины Московского государства». Хотя здесь главное внимание свое автор посвящает вопросу колонизации нашего края, но мимоходом, как бы в дополнение к труду Преосвященного Филарета, сообщает массу новых найденных им документов и сведений по церковной истории нашего края и о разных памятниках церковной древности.

Co свойственною ему научною эрудицией он разъясняет некоторые важнейшие вопросы касательно истории Св. Гор, устройства и характера первых монастырей и церквей и быта духовенства нашего края. В недавно законченном им (в 1912 г.) и изданном Харьковским Городским Управлением двухтомном историко-бытовом описании г. Харькова он, между прочим, дает богатейший материал и по бытовой истории Харьковского городского духовенства и археографии церковных древностей г. Харькова. В тоже время в многочисленных своих мелких историко-археологических статьях, рефератах и заметках проф. Д.И. Багалей сообщает немало вообще научных данных, способствующих уяснению разнообразных вопросов нашей церковной старины.

Но за последнее время никто не оказал таких крупных заслуг для изучения наших церковных древностей как недавно умерший проф. Е.К. Редин [См. Памяти проф. Е.К. Редина, Харьков. 1909 г.].

Будучи профессором искусства в Харьковском Университете, Е.К. Редин с самого начала своей научной деятельности проявлял особенное тяготение к древнехристианскому искусству. Ученные степени он получил сперва за сочинение: «Киево-Софийский собор, исследование его мозаичной и фресковой живописи» (1888 г.), а потом за диссертацию: «Мозаика Равеннских церквей» (1896 г.) и был командируем для ученых занятий в монастыри Афона. Вместе с этим он чрезвычайно интересовался местной стариной и в этой области заявил себя необыкновенными трудами. Как неутомимый, ревностный, не знавший устали и не щадивший себя собиратель и исследователь памятников местной старины, он не знал себе равного. Благодаря ему университетский музей изящных искусств обогатился несколькими новыми обширными отделами.

В это время был подготовлен и устроен в. г. Харькове XII Археологический Съезд. Душою этого Съезда был Е.К. Редин. При своей гигантской работоспособности он смог организовать при Съезде обширнейшую выставку древностей, разместить и научно катализировать ее. Для нас в особенности здесь должны остаться незабвенны его труды по собранию и организации при съезде, а после съезда при университете обширнейшего отдела церковных древностей Харьковского края. Предварительно он предпринимал обширные поездки по губернии для собирания по монастырям и церквям памятников церковной старины. Труд, настойчивость, горячая любовь к своему делу, обширные знания и понимание нашей старины, проявленная им в это время, были изумительны. Созданная им выставка церковных древностей оказалась необыкновенно богатою, интересною, поучительною, с любовью и ученостью составленною: она имела особливый успех на съезде.

По окончании съезда он настоял на оставлении большинства церковных экспонатов в Музее университета и устроил здесь великолепный отдел этих древностей: с любовью, бережливостью и художественною красотою разместил, научно с глубоким знанием дела описал и катализировал их. Отдел этот был истинным его детищем, и ныне составляет украшение университетского музея. При массе материала отдел этот поражает ценностью собранных предметов. Здесь имеются редкие по художественности и древности: украинская иконостасная резьба, иконопись, церковное шитье, утварь, деревянная скульптура и т.п. Интереснейшую часть отдела составляет обширная коллекция фотографий церквей и церковных древностей, сделанных самим Е.К. Рединым и собранных им от других.

Об оригинальнейшей находящейся здесь украинской иконе «Недреманное око» он издал свое ученое исследование (Харьков 1908 г.). О церквях же города Харькова он составил прекраснейшее историко-археологическое исследование под заглавием: «Материалы к изучению церковных древностей Украины. Церкви г. Харькова. Харьков 1905 г.». Несомненно, что в дальнейшем он мог бы и еще многое сделать, может быть, не столько для собирания церковных древностей, сколько для их обстоятельного научного исследования. К сожалению смерть рано подкосила его, отняв у науки самоотверженного работника, а у местной церкви ревностного охранителя ее старины…

В области местной церковной археологии громадную роль сыграл и вышеупомянутый нами XII археологический съезд в Харькове 1902 года. До съезда археология в районе нашего края поработала еще немного. Обширные же и планомерные археологические изыскания здесь проведены были только в связи с означенным съездом. И то, что было добыто съездом, дает богатый и интереснейший вклад, между прочим, и в церковную археографию нашего края древнейшего, домонгольского периода [Научные труды этого Съезда были изданы под заглавием: «Труды XII Археологического съезда в г. Харькове 1902 г. Т,.1 и 2. Москва 1905 г.».].

С этим временем оживления интереса к нашим церковным древностям совпадает появление в местной духовной литературе разнообразных историко-статистических описаний монастырей и церквей епархии, во главе которых надобно поставить ученый и обширный труд проф. Т.И. Буткевича: «Историко-статистическое описание Харьковского Кафедрального Собора. Харьков. 1894 г.» [Известны обстоятельные описания монастырей Епископа Стефана: «Куряжский Преображенский монастырь. Харьков 1902 г.»; Гр. Ковалевского «Святогорская Общежительная пустынь (Одесса 1902 г.)»; Священника И. Погова «Верхо-Харьковский Стрелечий женский монастырь (Харьков 1913 г.)»; «Св.-Дмитриевский Раснянский монастырь (Харьков 1911 г.)»; Священника Н. Стеллецкого «Вознесенский Хорошевский монастырь (Русский Паломник 1890 г.)»; Историко-Статистическое описания церквей: Троицкой г. Беловодска, Старобельского уезда; Крестовоздвиженской, Благовещенской и Воскресенской г. Харькова, и др.].

Значительную общественную роль в возбуждении внимания к украинской церковной старине играют появившиеся в наше время в Харькове художественные кружки, задавшиеся целью собирания, изучения и популяризации образцов древне-украинского искусства, в том числе и главным образом церковного. Во главе их надобно поставить художника С. Васильковского, специалиста в художественном воспроизведении Малороссии в ее настоящем и прошлом. Глубокую любовь он имеет к местной церковной старине. Путешествуя по разным концам юга России и нашей губернии, он всюду пишет этюды со старинных церквей и монастырей, часто воспроизводя особенно примечательное в этой области в разных видах и моментах.

Высокохудожественные картины его этого рода несомненно воспитывают в обществе хороший и глубокий вкус к местной церковной старине и интерес к ее памятникам. Прекрасная коллекция его картин с изображением старинных церквей нашего края имеется в Харьковском городском музее, отдельные же его работы этого рода во множестве рассеяны у любителей художественной старины из местного общества. Нередко его изображения старинных церквей оказываются ценными помимо художественных достоинств еще потому, что эти церкви теперь уже не существуют. Таковы его картины: церкви в Сватовой Лучке, Купянского уезда, XVIII в. бывшей на берегу р. Свахи, «Рождество-Богородичной в сл. Мерефе, Харьковского уезда, сгоревшей в 1878 г.».

Мы видим, таким образом, что в последнее время для памятников церковной древности Харьковского края наступила вполне благоприятная пора. Недоставало только объединения забот о них в одном компетентном для этого учреждении. Эту последнюю и самую важную задачу в области местной церковной археографии и решил осуществить Высокопреосвященейший Арсений, Архиепископ Харьковский. С самого начала своего святительствования на Харьковской кафедре (с 1903 г.) он был озабочен вопросом о местных церковных древностях не только в смысле их собирания и хранения, но и в смысле обеспечения дальнейшего их изучения в епархии научными силами. Уже в 1903 году им было задумано учредить церковный Музей и Церковно-Археологическое Общество при нем. Церковные древности, подлежавшие после XII Археологического Съезда возвращению церквям и монастырям, по его распоряжению были препровождены в Духовную Семинарию для временного образования здесь Музея. В тоже время по его указаниям был выработан и Устав Епархиального Музея. Намечены были тогда же положения об учреждении Археологического Общества. Но для дальнейшего осуществления этих начинаний во всей их желаемой широте возникло препятствии надлежащего места для Музея и Общества. Высокопреосвященный Владыка намечал это последнее в проектированном им Епархиальном Доме.

Прошли годы, прежде чем создались условия благоприятные для устройства этого давно необходимого епархии и духовенству Епархиального Дома. Наконец, в истекшем 1912 г. давно лелеянная мысль Владыки была осуществлена. Епархиальный дом был устроен и в нем приготовлено прекрасное помещение и для Музея. 11 Мая того же года Высокопреосвященный Владыка утверждает вновь выработанный Устав Епархиального Церковно-Археологического Общества и Музея при нем и открывает место для них в новоустроенном Епархиальном Доме. Главными задачами новоучрежденному Обществу были указаны: а) объединение местных научных сил для заботы о церковных древностях Харьковской епархии, б) хранение и изучение церковных древностей на местах их нахождения в епархии и в) собирание, хранение и изучение их в Епархиальном музее.

То, что уже сделано всеми этими усилиями последнего времени в области местной церковной археографии, представляется и теперь настолько богатым, поучительным и интересным, что возникает возможность научно классифицировать установленные памятники церковной древности и сделать из них некоторые важные выводы для уяснения характера нашей местной церковной старины. Первую попытку в этом отношении и составляет этот наш труд. Мы будем держаться строго фактической почвы, имея в виду добытое доселе и уясненное.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2017 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 1622

Модифицировано : 18.08.2012

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.