Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

Развалины церкви Георгия

Каргер М.К.

1. Письменные свидетельства

В середине XVII в., вскоре после воссоединения Украины с Русским государством, русские полки разместились на заброшенной после монгольского разгрома 1240 г. территории Верхнего Киева. Судя по названиям улиц, примыкающих с Софийскому собору, – Рейтарская, Стрелецкая, – московские войска расположились и в непосредственной близости к собору.

В 1674 г. киевский воевода князь Юрий Петрович Трубецкой в отписке своей к царю Алексею Михайловичу писал:

«В летописных, государь, киевских книгах написано: в лето 6545 г. в Киеве и верхнем болшом городе, у Златых ворот, близ Софейского монастыря, создана каменная церковь, во имя святаго. великомученика Георгия, и была церковь двесте два года и в лета ж 6748 г., в киевское разорения от Батыя царя, та церковь разорена, и от того времяни на том месте церкви божией не было и место церковная от незнающих, простых людей и от скоту было насарено неистово; и мы, холопи твои, хотим то место очистить и огородить.

И в прошлом государь в 181 году в ыюле и в августе били челом тебе, великому государю царю, и великому князю Алексею Михайловичу, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержцу, многие твои, великого государя, ратные люди, которые на твоей, великого государя, службе в Киеве с нами, холопи твоими, чтоб на том месте устроить церковь божию; а ваше государское богомолие во имя великомученика и победоносца и славного чюдотворца Георгия, да в приделе преподобного и богоносного отца нашего старого российского окармителя Сергия Радунежского чудотворца, а они по своему обещанью на то царское строенье дадут вкладу денгами и лесу, и всякого помочь чинить станут, кому что возможно.

И по твоему, великаго государя царя, и великаго князя Алексея Михайловича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца [с. 232] указу мы, холопи твои, на прежнем георъгевском церковном старом месте велели церковь божию, а ваше государское богомолие во имя великомученика Георгия, да в пределе преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергия Радунежского чюдотворца строить. И по благославению Лазара Бороновича, архиепискупа черниговского и новгородского и всего севера, к созданию облажена августа в 9 день свершана и освящена первая церковь ноября в 26 день, другая декабря в 16 день ныняшнего 182 году» [Синбирский сборник, т. І. М., 1845, стр. 142].

Из приведенного документа явствует, что «прежнее георгиевское церковное старое место», несмотря на давность разрушения древнего храма Георгия, еще сохранялось в народной памяти. Желание очистить и огородить «место церковное, неистово насореное от незнающих простых людей и от скоту», нельзя понять иначе, как желание привести в порядок запущенные руины древнего храма, на которых и решено было выстроить новую деревянную церковь того же имени. Заслуживают внимания осведомленность московского воеводы, прибывшего в Киев лишь незадолго перед этим, «в летописных книгах» и безукоризненная точность хронологических определений.

Деревянная церковь, выстроенная Ю.Трубецким, просуществовала семьдесят лет. В 1744 г. она была заменена новой каменной постройкой, выстроенной на средства, пожалованные императрицей Елизаветой Петровной во время ее пребывания в Киеве.

Церковь Георгия, развалины которой привлекли внимание московского воеводы, принадлежала к числу выдающихся сооружений древнего Киева. Летописное сказание о закладке Софийского собора, помещенное под 1037 г., повествует также о строительстве новых городских укреплений, Золотых ворот с надвратным храмом Благовещения и монастырей Георгия и Ирины [«В лето 6545. Заложи Ярослав город великый (Кыев), у него же града суть Златая врата, заложи же и церковь святыя Софья, митрополыо, и посемь церковь на Золотых воротех святыя Богородица Благовещенье, посемь святаго Георгия монастырь и святыя Ирины» Лавр. лет. 6545 (1037) г.]. Не может быть сомнений в том, что под означенным годом летописец сообщает отнюдь не о событиях данного года. Он как бы подводит итоги всей многообразной строительной деятельности Ярослава.

Задача подведения итогов всей деятельности Ярослава по укреплению христианства на Руси и, в частности, по строительству и украшению Киева еще более отчетливо выступает в проложных сказаниях, дошедших до нас в многочисленных списках древнерусского Пролога. В проложных сказаниях подчеркивается, что монастырь Георгия был заложен в честь патрона князя, «тако бо в крещении наречено бысть имя ему Георгий, тем же в память свою церковь (созда)».

Особый интерес представляет проложное сказание об освящении самой церкви Георгия, занесенное под 26 ноября в некоторые списки славяно-русского Пролога. Ввиду исключительного значения этого сказания приводим его цели[с. 233]ком по списку XIV в. Государственной публичной библиотеки им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (Древлехранилище М.П.Погодина):

«В тот же день священне церкви святого Георгия в Киеве пред враты святые София. Блаженный и приснопамятны всея Рускыя земли князь Ярослав, нареченный в святем крещеньи Георьгий, сын Владимерь, крестившаго землю Рускую, брат же святою мученику Бориса и Глеба: се всхоте создати церковь в свое имя святого Георгия, да еже всхоте и створи; и яко начаша здати ю, и не бе многа делатель у нея; и се видев князь, призва тиуна; почто не многа у церкве стражющих. Тиун же рече: понеже дело властелское боятся люди труд подимше найма лишени будут. И рече князь: да аще тако есть, то аз сице створю. И повеле куны возити на телегах в комары златых врат, и возвестиша на торгу людем, да возмут кождо по ногате на день. И бысть множьство делающих. И тако вскоре конча церковь, и святи ю Ларионом митрополитом, месяца ноября в 26 день, и сотвори в ней настолование новоставимым епископом и заповеда по всей Руси творити праздник святаго Георгия месяца ноября 26 день» [Проложное сказание об освящении церкви Георгия перед вратами св. Софии. Пролог Древлехранилища М.П.Погодина. Рукопись на пергам., XIV в., ГПБ. Издания: М. А. Максимович. О построении и освящении Киевской церкви св. Георгия. Киевлянин, кн. 3 (на 1850 г.), М., 1850, стр. 66-67; А.И.Пономарев. Памятники древнерусской церковно-учительной литературы, вып. II, ч. I. СПб., 1896, стр.58-59. Библиографическое описание списков см.: Н.Никольский. Материалы для повременного списка русских писателей и их сочинений (X – XI вв.). СПб., 1906, стр 122-126].

Церковь Георгия, заложенная, по-видимому, после 1037 г., была освящена митрополитом Иларионом, занимавшим киевский митрополичий стол с 1051 приблизительно по 1053 г. К этим годам и нужно отнести окончание постройки храма и его освящение.

В некоторых старых месяцесловах под 26 ноября упоминается: «И освящение храма святаго великомученика Георгия, иже в Киеве пред враты святыя Софии, в лето 1045» [H.Закревский. Описание Киева, т. I, стр. 265].

В киевских летописях монастырь Георгия упоминается еще один раз под 1063 г. В этом году «преставися Судислав, брат Ярославль, и погребоша и во церкви святаго Георгия» [Ипат. лет. 6571 (1063) г.]. Как известно, Судислав, заточенный своим братом в «поруб», просидел в нем 24 года и был освобожден в 1059 г. сыновьями Ярослава, но при этом был пострижен в монастырь.

2. Случайные находки отдельных частей здания

Все старые исследователи топографии древнего Киева вопрос о местоположении Георгиевского монастыря считали бесспорным, полагая, что сохранившаяся до наших дней Георгиевская церковь (1744 г.) выстроена на развалинах древнего храма Георгия. Лишь после того, как в 1910 г. к северо-западу от Георгиевской церкви Д.В.Милеевым был раскопан фундамент большого древ[с. 234]него храма, отдельные исследователи стали связывать эти развалины с храмом Георгия. Необходимо подчеркнуть, что сам Д.В.Милеев этого мнения не разделял. Древние фундаменты, сохранившиеся под новой Георгиевской церковью XVIII в., до последнего времени оставались недоступными для исследования. В 1934 г. новая церковь была разобрана, а на месте ее выстроен жилой дом.

К сожалению, краткий период, когда новая церковь была разобрана, а жилая постройка еще не выстроена, не был использован киевскими исследователями для проведения систематических археологических раскопок. Более того, открывавшиеся во время земляных работ при строительстве дома различные части древних фундаментов не были зафиксированы и не подверглись серьезному исследованию, хотя научные наблюдения за ходом земляных работ были возложены на группу научных сотрудников Института истории материальной культуры АН УССР. [с. 235]

Из небольшой заметки, напечатанной в хронике «Науковых записок» института, можно почерпнуть лишь общие рассуждения о богатстве ценного научного материала, собранного названной группой во время наблюдения за земляными работами, не подтвержденные ни графической фиксацией памятника, ни научным описанием его [Археологічні дослідження у Києві. НЗІІМК, кн. 3-4, Київ, 1935, Хроника, стр. 105]. Заявление автора заметки о том, что «земляные работы дали возможность уяснить не только общий архитектурный тип Георгиевской церкви, но и отдельные черты и особенности построек того времени», к сожалению, не подтверждено описательными данными. Из заметки можно понять, что открытая часть фундамента давала все основания утверждать, что постройка имела тип «трьохнефної базиліки (!) з опасанням у вигляді галереї». Автор отмечает мощность открытого фундамента, что, по его мнению, свидетельствует о том, что постройка была не только «местом молитвы», а и частью феодальной крепости [там же].

При работах были найдены остатки фресок, части колонн, обломки голосников и многочисленные разнообразные предметы бытового назначения (фрагменты глиняной посуды, жернова, змеевик, металлический сосуд культового назначения и пр.) [там же].

В 1937 г. при рытье большого котлована на пересечении Золотоворотской и Рейтарской улиц перед новым домом, выстроенным на месте Георгиевской церкви, вновь были частично открыты фундаменты древнего храма [Фундаментальна кладка будівлі XI ст. АРУ, Київ, 1938, № 9, стр. 40].

Кладка фундамента состояла из блоков камня различных пород (песчаник, кварцит, валуны), скрепленных раствором извести. Раствор был неодинаков по своему составу в различных частях фундамента: в средней и восточной частях он имел добавку толченого кирпича и был светлее, чем раствор западной части, который не имел в своем составе цемянки и был серого цвета.

Фундамент представлял мощный, широкий массив, занимавший почти всю площадь круглого котлована, имевшего в диаметре 11.35 м. Трудно сказать, под какой частью церковного здания он мог быть сделан. Ленточные фундаменты древних киевских построек никогда такой ширины не имели. Поверх кладки фундамента встречались отдельные плоские кирпичи квадратной формы, а над ними опять каменная кладка. Стены здания были выложены в технике «opus inixtum», характерной для киевского зодчества XI в. Среди обломков различных строительных материалов были найдены куски листового свинца – остатки древней свинцовой кровли храма. Раскоп 1937 г. позволил уяснить, что кирпичная Георгиевская церковь, выстроенная в середине XVIII в., по площади была значительно меньше древней и не охватывала западную часть древних фундаментов.

Фундаменты апсид церкви Георгия. План

Рис. 86. Фундаменты апсид церкви Георгия. План. [с. 235]

В 1939 г. при прокладке водопроводных труб в воротном проезде дома № 2 по Рейтарской ул. вновь обнаружилась древняя кладка церкви Георгия. На [с. 236] этот раз открылись фундаменты двух апсид храма. Фундаменты эти удалось тщательно обследовать и обмерить (рис. 86).

В результате всех перечисленных выше беглых и случайных наблюдений, конечно, трудно составить более или менее отчетливое представление о памятнике. Храм Георгия представлял, по-видимому, постройку, близкую по типу к описанным выше двум храмам XI в., в непосредственном соседстве с которыми он находился. Развалины этих храмов позволяют до некоторой степени представить и общий характер церкви Георгия.

Как и обе названные церкви, храм Георгия был, по-видимому, пятинефной постройкой, боковые нефы которой представляли собой галереи, не имевшие апсид с восточной стороны. Название «базилика», примененное к церкви Георгия автором приведенной выше заметки, объясняется лишь неточностью терминологии. Церковь Георгия была как и другие постройки, окружавшие Софийский собор, зданием крестово-купольного, а отнюдь не «базиличного» типа. По характеру кладки стен («opus mixtum») и фундаментов постройка также ничем не отличалась от других киевских сооружений первой половины XI в.