Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Памятники / Деревянные и каменные храмы / Мотронинский монастырь Чигиринского уезда

Деревянные и каменные храмы

Мотронинский монастырь Чигиринского уезда

Павлуцкий Г. Г.

[с. 117]Мотронинский (Троицкий) монастырь — Киевской губернии, Чигиринского уезда. у истоков речки Онуфриевки, в 4 верстах к западу от ближайшего села Мельников. Монастырь расположен среди густого, очень обширного Мотронинского леса, от которого, вероятно, он заимствовал свое название. Местность, на которой построен монастырь, представляет плоскую возвышенность, у подножия которой истекают речки, направляющиеся во все стороны горизонта. Возвышенность окружена валами, составляющими огромное доисторическое городище; валы обнимают пространство неправильной эллиптической формы в 600 сажен по длинному диаметру и до 450 по короткому. Валов существует два: наружный вал в 10—12 сажен вышиною окаймлен с внешней стороны рвом в 4 сажня глубины и столько же ширины. В расстоянии около 100 сажен от него находится другой вал от 3 до 5 сажен вышиною, окаймленный рвом в 2½ саж. глубиного; сверх того внутренняя площадь городища пересекается третьим валом, пролегающим с севера на юг. В наружном валу обнаружено несколько входов в пещеры, которые тянутся далеко в глубь, разветвляются и иногда расширяются в виде камер; впрочем пещеры эти пока еще точно не исследованы; около валов снаружи к западу и югу расположено боле 20 весьма крупных курганов [Гр. Бобринский, Курганы и находки близь м. Смелы, т. II стр. 53—66]. В валах городища найдены были две византийские бронзовые монеты Юстиниана I (начало VI стол.) [Похилевич, Сказания о населенных местностях Киевской губ., стр. 688].

Время основания Мотронинского монастыря неизвестно: по легендарному преданию, внесенному в монастырские записки, трапезную церковь во имя св. Иоанна Предтечи закладывал в монастыре переяславский епископ Павел (1198—1230), который дал при этом на благословение игумену свою мантию «с источниками», вследствие чего позднейшие игумены носили архиерейские мантии. Камень с надписанным именем епископа Павла был будто положен в основании церкви, и, после ее разрушения, [с. 118]сохранялся в монастыре до 1667 года. Изустное предание об этом событии сообщил братии престарелый игумен Пафнутий в 1696 году, а затем из изустного пересказа оно уже в XIX столетии попало в монастырские записки [Похилевич, стр. 689. Максимович, Собрание сочинений т. I, стр. 672—673].

Очевидно сказание это совершенно фантастическое, не основано на сколько-нибудь положительных свидетельствах, невероятно уже потому, что во время переяславского епископа Павла, южная Киевщина была занята половецкими кочевьями и южная граница русской земли колебалась между Стугною и Росью и во всяком случае не переходила на южный берег последней реки. Несколько правдоподобнее предположение, высказанное Руликовским, что Мотронинский монастырь мог быть основан кем-либо из князей Глинских, которые в 1495-1637 гг. владели землею Радивоновскою, в состав которой входила местность, на которой возник моыастырь [Słownik geograficzny т. VI, стр. 749, и т. XIV, стр. 722]; впрочем в пользу этой вероятной гипотезы не имеется документального свидетельства. На совершенно мифическом предании о каких-то князьях: Юрие и Мотроне не стоит останавливаться. Первое положительное сведение о Мотронинском монастыре относится к 1568 году; в это время собравшиеся в Мотронинском лесу иноки образовали скит и испросили у митрополита Ионы III Протасовича право на отправление богослужения в часовне.

В 1620—1621 годах гетман Петр Конашевич Сагайдачный построил церковь и утвердил за монастырем земельное владение [Похилевич, стр. 689. Максимович, т. I, стр. 672. Краткие исторические сведения о монастырях Киевской митрополии. Киев, 1832, стр. 6]. В 1648 году начальник монастыря получил от митрополита звание игумена и в монастыре заложена была церковь Предтеченская; первым игуменом был Пафнутий, скончавшийся в 1695 году. В 1648 году митрополит Сильвестр Коссов снабдил трапезную монастырскую церковь антиминсом [Граф Бобринский, стр. 58—59]. Мотронинский монастырь пользовался покровительством митрополита Иосифа Тукольского и гетмана Дорошенка, как о том свидетельствуют универсалы последнего с 1669 и 1671 годов [Краткие исторические сведения о монастырях, стр. 6].

В 1668 году в Мотронинском монастыре пребывал под стражею епископ Мефодий вследствие политических интриг, которыми он слишком усердно занимался. После взятия турками Чигирина в 1678 году, Мотронинский монастырь был ими разрушен. Он был возобновлен в 1686 году и церковь освящена по благословению митрополита, кн. Гедеона Четвертинского [Граф Бобринский, стр. 59]. В 1717 году, по просьбе переяславского епископа, Кирилла Шумлянского, чигиринский староста, Ян-Станислав Яблоновский, разрешил строить монастырские здания и подтвердил монастырю его прежние земель[с. 119]ные владения; затем его преемник Ян-Каетан Яблоновский подтвердил права монастыря в 1741 и 1763 годах, а в 1755 году выдал привиллегию, разрешавшую монастырю пребывать под властию переяславских епископов и освобождавшую от притязаний униатов [Архив Ю.-З. Р. ч. I, т. II, стр. 107—109]. В 1736 году построена была Троицкая церковь, просуществовавшая до 1800 года, в котором за ветхостью разобрана, и вместо нее построена в 1801 году новая, существующая поныне [Похилевич, Сказание и т. д., стр. 690].

В половине XVIII столетия Мотронинский монастырь занял видное положение в религиозной и политической судьбе края. К этому времени относятся самые интенсивные попытки униатской церкви, покровительствуемой польским правительством и дворянством, к насильному обращению православных в унию. Православные жители южной Киевщины между тем были лишены духовной иерархии: и Киевская митрополия, и вновь учрежденное Переяславское епископство лежали за границамя государства, вследствие чего сношения с ними были затруднительны, и учреждения эти не имели возможности оказывать поддержку православным в борьбе их с униею путем легального представительства; переяславские епископы решили потому передать свою власть над православными учреждениями в польской Украине духовному лицу, жившему в пределах Польши; епископ Гервасий обратил внимание на Мотронинский монастырь по многим причинам: монастырь этот пользовался большим уважением в народе; он лежал вдали от центров управления как униатской иерархии (Радомысль), так и гражданского правления (Житомир); независимость монастыря от унии была гарантирована грамотами чигиринских староств и их покровительством; наконец, в данное время во главе монастыря стоял человек энергичный, деятельный и глубоко преданный интересам православия: игумен Мельхиседек Значко-Яворский.

Этот замечательный человек родился в 1716 году в г. Лубнах, где отец его был казацким полковым есаулом; в юности еще почувствовав влечение к духовному поприщу, он в 1738 году поступил в Мотронинский монастырь послушником и был пострижен в монахи только в 1746 году; затем, исправляя различные должности в монастыре, он в 1753 году избран был братиею в игумены и утвержден в этой должности переявлавским епископом Иоанном. Он занялся как устройством монастырской жизни внутри, так и восстановлением документов, гарантировавших права монастыря [Архив Ю.-З. Р. ч. I, т. II, стр. XXX, ХХХП, XXXV, XXXVI, 108-109]. Ценя деятельность Мельхиседека, епископ Гервасий назначил его в 1761 году главным правителем церковных дел в Киевской Украине [Там же, ч. I, т. III, стр. 2]. Игумен [с. 120]принялся с усердием за порученное ему дело; он побуждал к постройке новых церквей, принимал заявления прихожан об устранении ими униатских священников и назначал на их место православных, разрешал священникам и монахам исполнять требы в пользу лиц, насильственно приписанных к унии, и т. п.

Деятельность его обратила внимание униатской консистории, которая решила овладеть Мотронинским монастырем и угрозу в этом смысле сообщила Мельхиседеку. Чтобы спасти и свой монастырь, и облегчить участь подведомственных ему церквей, Мельхиседек решился искать более влиятельного покровительства: с разрешения епископа Гервасия он отправился в Петербург, где после продолжительньтх усилий, он успел снискать покровительство Екатерины II; по приказанию Императрицы Мельхиседеку дано было письмо к русскому посланнику в Варшаве кн. Репнину, поручавшее дело игумена его заботам, и письмо к королю с просьбою об оказании ему содействия; сверх того императрица ассигновала 15 000 рублей на нужды украинских церквей.

С полученными документами Мельхиседек отправился в Варшаву, где, благодаря поддержке Репнина, он получил грамоту королевскую о неприкосновенности православных церквей и монастырей и универсал к униатскому духовенству о прекращении насилий над православными [Архив Ю.-З. Р. ч. II, т. II, стр. 183—185]. Ha деле впрочем оказалось, что королевские указы были бессильны. Ни униатское духовенство, ни местные власти и дворяне не обратили на них никакого внимания; напротив того, раздраженные хлопотами Мельхиседека, они решили покончить дело с остатками православия на Украине; по инициативе униатского оффициала Мокрицкого началось повсеместное гонение: униатские духовные, шляхтичи и военные команды били, истязали и грабили встречавшихся им православных священников и монахов [Архив Ю.-З. Р. ч. I, т. II, стр. 137—145, 348 и др., III стр. 27]. Врывались в их дома и монастыри и производили всякие бесчинства.

Два раза вооруженные отряды врывались в Мотронинский монастырь, избивали монахов и грабили монастырское имущество (одного скота угнали на 1½ тысячи рублей); братия по большей части бежала в Переяславль. В начале июня польский региментарь, Воронич, основал лагерь у с. Ольшаной; туда прибыл и оффициал Мокрицкий с членами униатской консистории; он открыл заседание суда, привлекая к ответственности всех православных, вменяя их приверженность к православию в бунт против духовной власти. С помощью военных команд священники и их прихожане насильно приводились в лагерь; здесь их подвергали жестоким побоям и истязаниям, требуя перехода в унию; одного из упорных сожгли живьем, и т. д. [Там же, т. II, стр. СХХХII-CXL].

В конце июня очередь [с. 121]дошла до Мельхиседека; он был арестован, препровожден в лагерь и оттуда отвезен Мокрицким в Радомысль в униатскую консисторию; четыре месяца томился он в цепях в тесной тюрьме, пока успел бежать в Киев [Архив Ю.-З. Р. ч. I, т. II, стр. CXLVII—CLXXVI]. Он удалился в Переяславль, где в 1768 году был назначен игуменом Переяславского Михайловского монастыря [Там же, т. III, стр. 738].

Между тем весною 1768 года отряд конфедератов, явившись в Мотронинский монастырь, ограбил церковь и келии и истязал оставшихся еще монахов [Там же, т. III, стр. 704—709]. Тогда наконец вспыхнула народная реакция; в лесу Мотронинском мало-помалу собирались крестьяне, искавшие спасения от притеснений; после окончательного разграбления монастыря, бывший запорожец и потом послушник, Максим Железняк, организовал из них небольшой вооруженный отряд и выступил в поход; по его почину поднялось всеобщее восстание крестьян в Украине, известное под именем «Колиивщины».

Обстоятельство это подало повод к возникновению многочисленных легенд, связывающих историю монастыря с гайдамачеством; с одной стороны польское общество смешало заботы Мельхиседека о защите православия с [с. 122]гайдамачеством и вменило ему организацию последнего, утверждая, будто он составил подложную грамоту императрицы Екатерины II, призывавшую народ к восстанию [Очевидно поляки смешали письма, данные Екатериною Мельхиседеку в защиту православия с предполагавшеюся грамотою; последняя никогда не существовала; польские суды, судившие гайдамаков в течение 4 лет, не нашли ни одного ее экземпляра; текст этой грамоты, напечатанный в сборнике Анжеберга, представляет грубый и неумелый подлог. Липпоман, писавший 20 лет спустя после Колиивщины, приводит странный аргумент в пользу существования грамоты; при грабеже монастыря конфедератами они разорили аптеку, устроенную в ней Мельхиседеком; по мнению Липпомана, это ясное доказательство, что игумен фабриковал золотые чернила для писания грамоты] и организовал отряд Железняка; с другой стороны в народе сохранились в этом отношении неясные предания; так поныне в Мотронинском лесу указывают «гайдамацкую засеку» будто место стоянки Железняка [Гр. Бобринский, Курганы и находки близ Смелы, т. II, стр. 54] и в монастыре сохраняется большой котел, по преданию, принадлежавший гайдамакам [Этот огромный чугунный котел казацкой сотни или куреня, в котором варили кулиш или кашу, служил колоколом, будучи привешен к перекладине на двух столбах, а потом билом. В настоящее время этот редкий колокол передан на хранение в Музей Киевской Духовной Академии. См. И. М. Каманина, Результаты археологической экскурсии в Таращанский и Чигиринский уезд летом 1901 г. в «Чтениях Историч. Общества Нестора Летописца», кн. XV, вып. IV, стр. 59].

Об отношении последних к Мотронинскому монастырю сложилась следующая легенда: однажды [с. 123]в монастырь явились гайдамаки и принесли гроб, в котором будто покоился их товарищ, умерший от чумы, просили похоронить его, что монахи и совершили; много лет спустя в монастырь явился престарелый гайдамак и объявил монахам, что в гробу находилось не тело покойника, а награбленные деньги, и предложил употребить их в пользу монастыря; но среди братий не оставалось в живых никого из участвовавших в похоронах и потому оказалось невозможным найти место, на котором зарыт был гроб [Materjały dla antropologji (сборник Руликовского) т. III, ч. III, стр. 86]. После 1768 года, вследствие трактата, заключенного с Россиею, Польша гарантировала неприкосновенность православия в своих границах [Volumina legum., т. VII, стр. 253, статья III], и насильное обращение в унию прекратилось; в Мотронинский монастырь возвратилась бежавшая из него братия и монастырь стал мало-помалу приходить в прежний вид; игумены его опять были признаны правителями православных церквей; таковым был преемник Мельхиседека Иринарх Балановский, бывший в 1791 году председателем конгрегации православного духовенства, созванной в Пинске для обсуждения устройства православной церкви в Польше [Киевские епархиальные ведомости 1861 г. № 3, стр. 14].

Ныне существующая в Мотронинском монастыре теплая церковь во имя св. Иоанна Предтечи, деревянная, не сохранила своего первоначального вида. Благодаря переделкам (особенно 1820 года), теперь вид храма так изменился, что по его наружным формам нельзя составить себе понятие о том, каков он был в древности. В настоящее время вместе с церковью деревянная же колокольня. Деревянная глава на этой церкви снизу не открыта (внутри храма — плоские потолки): она сделана исключительно для фасада.

В колокольне церкви св. Иоанна Предтечи сохраняются старинные деревянные царские врата (табл. XII, 1); высота их 2 арш. 14 вершк., ширина обеих половинок — 1 арш. 5 вер. Обе половинки, раскрашенные в красный, синий и зеленый цвета, заполнены прорезным цветочным орнаментом. Такого рода царские двери замечательной резьбы, как мы уже знаем, были распространены в XVII—XVIII вв. на юге России.

План Троицкой церкви в Мотронинском монастыре Чигиринского уезда Киевской губ. Фасад Троицкой церкви в Мотронинском монастыре Чигиринского уезда Киевской губ.
План Троицкой церкви в Мотронинском монастыре Фасад Троицкой церкви в Мотронинском монастыре

Другая церковь в Мотронинском монастыре, Троицкая, 1801 года, каменная, одноглавая, имеет в плане форму креста, боковые выступы которого покрыты двускатными крышами с фронтонами (рис. 84 и 85). [с. 124]Конструкция этого храма представлает интерес при переходе купола с четырех подпружных арок в многогранный барабан: купол не лежит прямо на арках, а несколько сужен и находится на весу; арки перекинуты на четырех столбах; на арках покоятся паруса, которые и служат основанием для восьмигранного барабана, заканчивающегося восьмигранным куполом; в барабане — восемь окон. Кроме купола, в храме — круглые коробовые своды. Троицкая церковь более или менее хорошо сохранилась. Изменение выразилось лишь в очертании главы, которая теперь имеет широкую шлемообразную форму, тогда как прежде купол имел тот малороссиский вид (колокола), какой представляет наш рисунок. (В таком виде церковь была еще в 1890 году. Ср. изображение церкви Богдана Хмельнцицкого в г. Переяславе Полтавской губ. в «Живописной России», т. V, ч. I, стр. 149). Кроме того, в новейшее время над фронтоном помещены четыре небольшие деревянные главы с декоративною целью.

Опубликовано: Г. Г. Павлуцкий. Деревянные и каменные храмы. – К.: 1905 г., с. 117-124.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2017 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 5317

Модифицировано : 18.08.2012

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.