Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Киевоведение / Киев: путеводитель / V. Крещатик, Липки, Новое строение и окрестности. / Новое строение

Киев: путеводитель

V. Крещатик, Липки, Новое строение и окрестности.

Новое строение

Шероцкий К.В.

Улицы Нового строения, расположеннаго между старым городом и Лыбедью, названы именами киевских администраторов и ученых XIX в. Первая из них, выходящая на Бессарабку – Бибиковский бульвар – связана с именем известного своей суровостью генерал-губернатора Бибикова, о деятельности коего до сих пор ходят [с.325] анекдотические сказания : дети дрожали при встрече этого безрукого генерала на улице, взрослые не были гарантированы от воздействий его сильнаго характера, не стеснявшагося в выборе форм и способов в достижении свей цели. Бибиковский бульвар – это широкая аллея, обсаженная тополями и обгороженная решеткой; от Бессарабки видна вся аллея и продолжение её за город; высокие трепещущие тополи поднимают вверх свои серые стволы, как пирамиды; их верхушки необыкновенно изящно выступают в прозрачном воздухе, сообщая Киеву особое очарование. Тополи издревле были характерными для Киева : их видим на рисунке XVII в. (служебник Л.Барановича); по длине это единственная в мире тополевая аллея; она пересекает весь новый город на протяжении нескольких верст; сюда выходят 4, 3 и 1-я гимназии, Владимирский собор, университетские клиники, Ботанический сад и много роскошных домов; это место доходных домов, заслонивших грацию и изящество барокко и классицизма, но не истощивших еще творческих сил киевских строителей.

От Бессарабки и Бибиковскаго бульвара по Крещатику пройдемся по Фундуклеевской (1-я на лево) и по ней поднимемся вверх; эта улица тоже названа по имени генерал-губернатора Фундуклея (1839-52), известного ревнителя киевской старины и издателя первого труда по описанию древностей Киева. Недалеко от Крещатика на Фундуклеевской около Пушкинской ул. сохранился один из домов Фундуклея, в коем ныне помещается женская гимназия; здание это однако перестроено и потеряло свои черты николаевской эпохи. Против гимназии в угловом доме находится частный театр, построенный в [18]70-х гг. иностранцем Бергонье; архитектура его проста : четыре крыла дома образуют широкий двор, покрытый крышей и приспопособленный для дома, а ложи сделаны в окнах дома, выходивших во двор. Выше на той же стороне улицы – коллегия Галагана, [с.326] основанная известным украинским деятелем [18]40-50-х годов.

На Фундуклеевскую выходят Пушкинская и Терещенковская улицы. На Терещенковской ул. идущей параллельно Пушкинской и названной так по имени местнаго благотворителя Терещенко интересен дом последнего, принадпежавший раньше кн. Демидову Сан-Донато; в нем большая картинная галерея; на плафонах сцены из южно-русских былин; другой дом Терещенко тоже прекрасной архитектуры; при входе кариатиды. Дальше дом Б.Ханенко – каких немного; это целый музей – в стиле ренессанс с массой колонн; внутри сени выложены деревянными интарсиями, а стены бронзой; здесь размещен огромный музей с сотнями картин, икон, предметов, добытых раскопками на территории Киева и всего Приднепровья; для этого богатого собрания ныне строится новый огромный дом, в коем будет открыт музей имени владельца.

Следующая улица, пересекающая Фундуклеевскую – Большая Владимирская и на месте пересечения Театральная площадь с зданием театра. Театр построен на месте сгоревшаго в 1896 г. здания Штрома архитектором Шреттером; он довольно неуклюжий, приплюснутый, низкий, из киевскаго желтаго кирпича без облицовки и штукатурки, как большинство киевских сооружений нового времени. Большая Владимирская направляется с одной стороны в старый город к Софийскому собору, где кончается огромным зданием земского дома в стиле империи (проект Щуко); у самык Золотых ворот на нее выходят Прорезная ул., по которой, минуя дом Зайцева (в мавританском стиле на углу Пушкинской ул.), можно пройти к Музыкальному переулку, где находится киевская консерватория а с другой стороны – Б. Подвальная ул., где были валы Ярослава Мудраго и где помещается упомянутый выше музей [с.327] Гансена.

Здесь же в доме № 32 находится помещение Украинского наукового товариства с собранием древностей и библиотекой, недалеко – частные коллекции памятников искусств и старины Б.К.Жука (Б.Житомирская, 18), В.Е.Козловской (Столыпинская, 51) и А.В.Прахова (у Андреевской церкви). Здесь же следует упомянуть о собрании гемм и камей г.Темницкаго (Тарасовская, 3) и собрании Пещанскаго (на Печерске).

По этой ул. можно проехать на так называемую Лукьяновку, а также на М.Владимирскую (Столыпинскую), где помещаются здания Высших женских курсов и школы печатного дела, для нового помещения коей имеется уже очень удачный проект художника Лукомского в стиле украинскаго барокко – на Львовскую площадь с зданием киевского художественного училища, основаннаго художником Мурашко через полстолетия после закрытия школы Буяльского и почти через столетие после уничтожения художественной школы в лавре.

Эта школа сыграла свою роль в деле распространения художественных знаний, но не дала крупных художников; вообще в Киеве, переполненном произведениями искусства, очень мало художников; большинство между ними ремесленники, что можно видеть из росписи местных церквей. Большая публика в художественном отношении тоже стоит не высоко.

Педагогический музей

Педагогический музей [с. 324-325]

От Золотых ворот до университета в [18]40-50-х годах на месте Б.Владимирской ул. лежала дорога среди поля и только у самого университета были дома кн.Репнина и первоначальнаго института благородных девиц. Теперь по пути к университету стоят великолепные дворцы, среди которых выдается на самом углу Театральной площади на искось от театра здание Педагогическаго музея, сооруженное в стиле империи по проекту Алешина – белое и строгое с рельефными украшениями; напротив него пансион Левашовой в здании николаевской эпохи, построенном Беретти. За ним при пересечении с Бибиковским бульваром на углу – военно-окружный суд, построенный в половине прошлого столетия, и по бульвару рядом с судом 2-я киевская гимназия [с.328] [построенная] тоже в 1850 г.; за другим углом бульвара в том же ряду 1-я гимназия.

Первая Киевская гимназия

Первая Киевская гимназия [с. 324-325]

Здания обеих гимназий тяжелой архитектуры; 1-я гимназия была переведена сюда из Кловского дворца (после того как в нее переименовано было главное народное училище), где открытие её в 1809 г. сопровождалось пальбой из пушек, парадом «Золотой Корогвы», иллюминацией города с мифологическими картинами и вензелями; в этой гимназии первоначально царили нравы Помяловскаго; имп. Николай I, посетив ее, велел срезать воротники ученикам; тогда же было приказано выкрасить в красные цвет стены университета для устыжения взбунтовавшихся студентов (Ге).

Напротив 1-й гимназии на прежней Университетской площади раскинулся очень красивый и уютный тенистый парк, составляющий центр Нового строения; посредине его стоит памятник Николаю I, основанный в 1869 г. и открытый в 1888 г. по инициативе кн.Демидова Сан-Донато и по проекту Чижова : статуя императора левой рукой опирается на тумбу с планом г.Киева. Напротив Николаевского парка расположены многочисленные здания университета, из коих главное, выкрашенное в красный цвет, отличается грузной, но живописной красотой форм; оно классическаго стиля, построено Беретти, с 8-ми колонным портиком посредине; но гораздо выгоднее впечатление производит с противоположной стороны от ботаническаго сада; внутри вестибюль и лестница, несколько узкие, но замечательной красоты.

История учреждения университета в Киеве довольно сложна; об этом заботился уже в половине XVII в. гетман Ив.Выговский, впоследствии о том же хлопотали казацкие депутаты в Екатерининскую комиссию 1767 г.; при Александре I в 1805 г. правительство, наконец, пошло навстречу этим желаниям, но духовенство и поляки испортили все дело; последние не желали разбивать своего Виленского университета и Кременецкого лицея; но все-таки в 1833 г. Кременецкий лицей был переведен в Киев под именем [с.329] университета, целью коего было «примирить разнородные элементы населения, сгладить исторические недоразумения и предрассудки и скрепить узы юго-западного края с великорусской землей».

Университет Св. Владимира

Университет Св. Владимира [с. 324-325]

Университет имел первоначально довольно широкую автономию, которая была ограничена после событий 1848 г.; из факультетов выдавался юридический, благодаря немецким профессорам; профессоров вообще доставлял Дерпт и киевская академия, а частию бывший Кременецкий лицей, большинство учащихся составляли поляки, к которым причислялись украинцы-униаты и крещеные евреи; с 1837 г. началось среди студентов-поляков национальное движение, кончившееся закрытием университета в 1839 г. и перемещениями киевской администрации; в 1842 г. университет стал действовать по новому уставу и снова всплыли на сцену национальные и политические страсти; на этот раз организовались также и украинцы в кружках хлопоманов и в Кирилло-Мефодиевском братстве, раскрытом в 1846-47 г., что кончилось ссылкой Костомарова, Гулака, Белозерскаго, Кулиша, Шевченка…

В 1848 г. на университет наложены очень суровые меры – был изменен даже самый характер и система преподавания; студентов, дабы отвлечь от политики, стали обучать танцам, верховой езде, было обращено внимание на водворение внешнего порядка между студентами и улучшение их внешнего вида – стригли, брили. Бибиков, замечая студентов, которые не застегивали всех пуговиц, подвергал таковых строгим наказаниям; буйные кутежи поощрялись, преследовалось несоблюдение чинопочитания (отдание чести генералам); выдвигали аристократов, при которых часто иаходились крепостные слуги; стремились к тому, чтобы люди низкого происхождения не попали в университет. Так было до 1863 г., когда выяснилось, что обучавшиеся конному строю студенты образовали целый кавалерийский отряд и примкнули к польским повстанцам. Из наиболее известных профессоров того времени можно указать Мицке[с.330]вича, брата поэта, Даниловича униата, бывшего приближенным Наполеона, Максимовича, Иванишева, и др.

К профессорской коллегии принадлежали преподаватели живописи : Павлов, Т.Шевченко, Шлейфер, Буяльский. У некоторых профессоров были собрания книг, рукописей, старины (Домбровский, Максимович), что способствовало учреждению в стенах университета обществ для обследования древностей, архива (1852) и музея (1830). «Временный комитет для изыскания древностей», учрежденный здесь в 1835 г., был предшественником петроградского Археологического общества; некоторые эти учреждения существуют при университете и теперь. Из них археологический музей имеет местное значение; здесь много славянских предметов доисторической эпохи, а также сюда поступили предметы из раскопок Лохвицкого и др. в Киеве, несколько киевских драгоценных кладов (Лескова), киевские коллекции Немировича, Марра и Антоновича. В другом музее изящных искусств ценное собрание монет Чацкого, много украинских икон, архитектурных моделей и копий с выдающихся памятников европейскаго искусства.

Архив университета заключает в себе богатейшее собрание актов не ранее XIV в., частию изданное под титулом «Архив юго-западной Руси». Кроме этих учреждений следует отметить университетскую библиотеку, несколько кабинетов и две обсерватории; библиотека весьма замечательна. В основание её легла библиотека Кременецкого лицея, Виленского университета, Виленских хирургической и римско-католической академий и Петербургскаго Эрмитажа. Здесь имеются редкие издания классиков (Альдины) и первопечатные славянские книги, замечательные карты XVI в., рукописные книги подольских и киевского магистратов и т.д.; на многих книгах удивительные переплеты, например перламутровый переплет французской псалтыри 1701 г. Для библиотеки теперь строится особое здание, выходящее одной своей стороной на Караваевскую ул., идущую параллельно Бибиковскому бульвару и пересекающую улицы Пуш[с.331]кинскую, Б.Владимирскую, Тарасовскую, Паньковскую, Никольско-Ботаническую.

На Паньковской можно обратить внимание на два дома (№ 9 и 11), проникнутых стремлением возсоздать в каменной городской громаде стиль деревянных сельских сооружений Украйны; это не просто воссоздание старины, но попытка углубления в художественную тему, живущую своей особой жизнью несмотря на уродливые изменения, вызванные требованиями современного строительства из железа и бетона. Общество однако мало еще прониклось художественным значением этого нового архитектурного течения; стремление к нему парализуется готовыми формами ампира и ренессанса. В одном из этих домов (№ 9) помещается большое собрание искусства и местной старины, принадлежещее строителю дома В.Г.Кричевскому. На месте Паньковской ул. в XVIII в. находилось Софийское подворье Паньковщина с большими художественными строениями (были окружены ложами).

Ко двору университета между Караваевской и Бибиковским бульваром примыкает огромный ботанический сад, занимающий больше 20 десятин; он поставлен с 1845 г. трудами проф.Траутфеттера; здесь сгруппировались растения разных климатов; главная аллея каштановая; сад раскинулся по оврагам, что придает ему большую живописность; при входе в сад с Бибиковскаго бульвара поставлены фигуры каменных баб, найденные в Киеве на Печерске.

Собор Св. Владимира

Собор Св. Владимира [с. 320-321]

Рядом с входом в сад налево тянутся угрюмые здания университетских клиник, а напротив них тоже угрюмый с виду знаменитый собор св.кн.Владимира, построенный по мысли митрополита Филарета в память 900-летия крещения киевлян. Снаружи храм не производит впечатления. Красота здания заключается в его простоте, к коей, должно быть, близки были и первоначальные храмы св.Софии, Михайловский и др. Своды образуют самые естест[с.332]венные дуги, окайменные бордюром; здание опирается на само себя, купола на своды и внутренние столбы; много взято здесь от византийского и южнославянского зодчества, от романскаго и древнехристианскаго искусства. Первоначальный проект Штрома воспроизводил крестообразную церковь Теотокос (X в.) в Константинополе; он однако не был выполнен; взамен креста архитектор Спарро и Беретти (сын строителя университета) придали плану нынешнюю квадратную форму. Золоженный в 1852 г., храм этот был закончен только в 1883 г. архитекторами Бернгардом и Николаевым, а отделан лишь 20 лет спустя; насколько он прекраснее новых псевдо-московских соборов (в роде Десятинной церкви или Флоровскаго монастыря) с их фальшивыми главами и луковицеобразными и килевидными деталями!

Владимирский собор внутри

Владимирский собор внутри [с. 320-321]

В храм ведут 3 входа; над дверью со стороны бульвара мозаичный образ св.Владимира, над северными вратами изображение Ольги и Александра Невского, на главных дверях барельефы – св.Владимир и Ольга. Внутри храма глаза разбегаются : прежде всего взор обращается к алтарю с его низким мраморным иконостасом, устроенным в таком виде по инициативе проф.Малышевскаго (Николаевым). Это византийская алтарная преграда; за ней над мраморным престолом был устроен также киворий, впоследствии вынесенный в крещальню.

Роспись храма, выполненная под руководством проф.А.Прахова, представляет собою византийский стиль в том виде, как его понимали работавшие здесь художники : продвигаясь по закоулкам храма, отовсюду видим проникнутые светом фигуры, божественные взоры, простертые добрые руки; в алтаре, расписанном В.Васнецовым, обращает на себя внимание шествующая прямо на зрителя богоматерь в сопровождении херувимов и серафимов; под нею сцена Евхаристии, на боковых сценах фризы святителей, пророков и царей, в своде – агнцы (символы Христа и апостолов, идущие от древнехристианских мозаик и фресок); в [с.333] куполе вседержитель и стремление праведных в рай; это тоже хомпозиции Васнецова, как и вся вообще живопись средней части храма; на своде её бог-сын и распятие, над входом страшный суд (слабый), по сторонам крещение Владимира и крещение киевлян.

Думают, что Васнецов в своей живописи возродил заветы древнехристиаского и византийскаго искусства, но это неверно; разница этих изображений хотя бы с византийскими фресками Софийскаго собора слишком велика; там они полны застылости, созерцания, здесь – слишком живые; там колорит бледный, мистический, здесь страстный, горячий; там композиции традиционны, каноничны и сухи – здесь живые и основанные при том на поздней московской иконописи; нигде нет схем и обобщений, нет покоя – особенно в фигурах святых на столбах, – все это пламенно, лично, живо, полно анахронизмов, отдает тенденцией, необосновано; Владимир здесь не святой; он знает грех и жестокость и притом с бородой, чего у него не было, Ольга мстительна, монахи, схимники, митрополиты не в подлинных одеждах, а Андрею Боголюбскому и совсем не подобало бы получить здесь место : вот что пишет летопись о его нападении на св. Киев : «сотворися великое зло, якого же не было… Город пожгли и грабиша Подолье и гору и монастыри и Софею и Десятинную богородицу и не бысть помилования никому же, церкви обнажиша иконами и книгами и ризами и колоколы изнесоша вси…»

Еще менее византийскаго канона в боковых нефах, расписанных Котарбинским, Сведомским и Нестеровым; остается жалеть только, что живопись эта сделалась образцом для росписей сельских храмов, превратившимся уже в пошлый шаблон, искажающий прекрасные по сути хотя и далекие от византийской христианской традиции оригиналы; только орнаментация Врубеля на боковых нефах, полная красоты, аромата цветов и форм (рыбы, головки ангелов, лилии, ландыши, завитки), выделяется среди живописи указанных мастеров [с.334] пониманием византийскаго стиля и выражением стилистических идеалов не реалистически как у Васнецова, а синтететически.

В живописи собора не было использовано самое главное – местные киевские памятники, своя киевская традиция; взамен этого применены случайно подвернувшиеся мотивы великорусской иконописи и религиозных великорусских воззрений; это произошло от того, что храм создавался в эпоху, когда перед глазами художников проходила вакханалия поругания старых святынь, древних верований, обычаев. Тем не менее Владимирский собор – единственный в России храм, производящий художественное впечатление.

За Владимирским собором позади и впереди высокие дома образуют живописные пятна и группы, на фоне поднимающагося и опускающагося кругом барьера садов и холмов; здания – смесь разных стилей с случайным набором всевозможных деталей. Это стиль, распространившийся в Европе во 2 й половине XIX в. из Франции, где он возник при Наполеоне ІІІ-м. Бродя по улицам, замечаешь, что Киев выгодно отличается своим расположением от других городов : он не ординарен; величие и подлинная художественность в деталях в нем редки, но он красив – ибо линии домов выделяются благодаря склонам крайне разнообразно. Бибиковский бульвар с открывающейся перспективой за город и загородные рощи с Кадетским корпусом, занятые железнодорожной линией берега Лыбеди, Байкова Гора и Пушкинский лес… В конце Ботаническаго сада Бибиковский бульвар пересекается Мариино-Благовещенской и Безаковской ул. – последняя ведет к новостроющемуся вокзалу, фасад коего по высочайшему повелению выполнен архитектором Щуко в стиле киевского архитектурнаго барокко; в доме № 10 по Безаковской помещается частное собрание киевских древностей Хойновскаго; на месте скрещивания упомянутых улиц – памятник графу Алексею Бобринскому, бывшему министру путей, при коем прове[с.335]дена первая железная дорога в Киев; он же 1-й сахарозаводчик в крае : фугура графа смотрит в сторону вокзала, опираясь правой ногой на рельсу; на плечах тога, – дань ложному классицизму.

Продвигаясь вниз по бульвару, выходим на площадь Галицкого базара, где стоит церковь св.Иоанна Златоустаго; она в нелепом будто бы русском стиле, но замечательна тем, что вся построена из чугуна и железа (в 1860 г.); причт в нее переведен из Златоустовской церкви, издавна существовавшей в старом городе. Около базара мрачное здание тюрьмы эпохи Николая І-го; дальше в самом конце бульвара – политехнический институт, открытый в Киеве на частные средства в 1896 г.; здания его построены архитектором Китнером; около института образовался целый городок; напротив него так называемый лес Пушкина и место, называемое Шулявкой, где находился Кадетский корпус 1852 г. (постройка Штрома), а в XVII здесь была дача митрополитов, отобранная у них Николаем І; от дачи остался красивый сад и пруд, доступные частным лицам только в день традиционнаго гулянья в Кадетском корпусе.

Кадетское шоссе, пересекающее бульвар, с одной стороны направляется к вокзалу, а с другой – на Лукьяновку к Львовской ул. Лукьяновка – поселок, возникший после 1845 г., когда от наводнений сюда переселилось много жителей с Подола; в этой части помещаются воинские казармы, астрономическая обсерватория, госпиталь рабочих и церковь св.Феодора Тирона, в коей имеется точная копия гроба господня и пещерной церкви св.Климента в Инкермане, а также роспись, подделывающаяся под византийскую живопись XII в.

На Львовской ул. – главной на Лукьяновке – при выходе на нее Кудрявской ул. находится Златоверхий Покровский женский монастырь, простирающийся до склонов древнего Кудрявца; он основан великой княгиней Александрой Петровной; в нем главная церковь Покрова – (ве[с.336]ликорусской «бомбоньерочной» архитектуры) построена архитектором Николаевым; в монастыре имеется больничный корпус с церковью св.Агапита, врача печерского красивого московского стиля, а также в склоне горы вырыта «Пещера гроба господня» с распятием.

Местность эта называлась ими «Кудрявцем», была заселена и в древности; здесь были найдены фундаменты храма XII в., которые проф. Лашкарев принял за церковь Симеона в Копыревом конце, здесь же некоторые исследователи помещают в стороне Львовской площади гору Щекавику с могилой Олега, находящейся приблизительно на месте нынешней обсерватории (Лебединцев; по данным летописи и Печерского патерика эта местность действительно входила в группу холмов, составивших Щекавику; на ней в XI – XII в. жили евреи, давшие название древним львовским воротам «Жидовских»; здесь они имели синагогу, на месте которой, как думает Петров, и была построена открытая церковь (Спаса ?) – после еврейскаго погрома, учиненнаго киевлянами при Влад. Мономахе; в XVI в. в этом месте существовало еврейское «окописько» (кладбище), а в конце того же столетия – бискупский замок, перешедший в 1648 к православным митрополитам. Окрестности митрополичьего замка были застроены мазаными хатками киевских обывателей, образовавших здесь у церкви Вознесения особый вознесенский приход. Назад тому 15 лет эта часть города имела всего один хороший дом (барона Штейнгеля), принадлежавший раньше Фундуклею. То же самое было и в противоположной части Лыбедской.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 1150

Модифицировано : 30.06.2015

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.