Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Киевоведение / Древний Киев / Том 2 / Памятники киевского… / Десятинная церковь / 4. Раскопки Д.В.Милеева (1908 – 1914…

Древний Киев

Том 2

Памятники киевского зодчества
конца X – начала XI в.

Десятинная церковь

4. Раскопки Д.В.Милеева (1908 – 1914 гг.)

Каргер М.К.

После раскопок Лохвицкого и Ефимова археологическое исследование памятника было продолжено почти 90 лет спустя. Начиная с 1908 г. на территории Десятинной церкви развернулись большие, рассчитанные на несколько лет раскопки Археологической комиссии, под руководством архитектора Д.В.Милеева.

Начатые в 1908 г. на восточном участке усадьбы Десятинной церкви, раскопки продолжались вплоть до 1914 г., когда неожиданная смерть Д.В.Милеева прервала эти работы. К сожалению, по этой же причине огромные материалы, собранные в процессе многолетних работ, остались не только неопубликованными, но и неразобранными. Что касается всей отчетной документации работ 1908-1914 гг., то она бесследно пропала, если не считать кратких информации, печатавшихся в «Отчетах Археологической комиссии». В архиве Археологической комиссии удалось найти лишь большое количество непаспортизированных негативов и часть не вполне законченных чертежей. В недавнее время небольшую часть негативов милеевских раскопок приобрел Киевский исторический музей.

Для изучения древней Десятинной церкви раскопки Д.В.Милеева дали исключительной ценности материал. Несмотря на то, что ему пришлось изучать Десятинную церковь уже в значительно худших условиях по сравнению [с. 20] с исследователями начала XIX в., он впервые добыл точные и для той поры исчерпывающие данные для характеристики памятника. Трудность работы Д.В.Милеева заключалась в том, что большая и в том числе вся центральная часть древней постройки находилась под новой, выстроенной Стасовым церковью. Милеев имел возможность подвергнуть изучению лишь те части древнего здания, которые выходили за границы новой постройки.

Уже из планов начала XIX в. можно было установить, что новая церковь значительно уступала древней по размерам. Из описаний начала XIX в. было известно, что южная и западная стены новой церкви стояли на старых фундаментах древней церкви. Руководствуясь именно этими данными, Милеев начал исследование у юго-восточного угла стасовской церкви. Предварительное изучение фундаментов этого угла позволило с несомненностью установить, что южная стена новой церкви построена действительно на древнем фундаменте, восточная же (как известно, в новой Десятинной церкви апсид не было) была сооружена на новом фундаменте, заложенном на 0.80 м глубже древнего. Бутовая кладка этого фундамента сделана впритык без перевязи со старым и выведена до уровня поверхности древнего фундамента, а затем как на новом, так и на древнем был возведен фундамент новой кирпичной кладки. Поверх нее проходил цоколь новой Стасовской церкви [OAK за 1908 г., СПб., 1912, стр. 134].

Установив соотношение между новой и древней церквами, Д.В.Милеев заложил свой первый раскоп шириной 2.40 м вдоль восточной стены новой церкви, на расстоянии 3.40 м от нее. Впоследствии раскоп был распространен на весь восточный участок усадьбы Десятинной церкви, до забора, отделявшего эту усадьбу от знаменитой усадьбы доктора М.М.Петровского, на территории которой в 1907-1908 гг. проводил раскопки В.В.Хвойка.

Первая восточная траншея позволила определить как характер культурных наслоений, так и состояние древнего памятника [там же, стр. 136]. По снятии дерна и рыхлого чернозема на глубине 0.30 м был встречен слой желтого, чистого лёсса (Милеев ошибочно называет лёсс глиной), залегавшего по всей площади восточной траншеи на глубину около 0.50 м; глубже он переходил в слой чернозема, перемешанного с тем же лёссом. Милеев правильно усматривал, что этот слой представлял собой грунт, выброшенный во время земляных работ при прокладке рва для нового фундамента восточной стены церкви, построенной Стасовым. Сначала был выброшен верхний слой чернозема (лежавший в траншее внизу), а затем желтый материковый лёсс, который очутился, таким образом, наверху. Слой этот прослеживался только вблизи фундамента церкви XIX в.

Под этим слоем был встречен следующий, резко отличавшийся от предыдущего – более слежавшийся чернозем, густо перемешанный с массой мелких кусочков цемянки, примесь которой придавала чернозему серый цвет. В этом жо слое встречались куски тонкого плиточного кирпича (плинфы), фрагменты [с. 21] фресок и т.п.; наряду с этим были найдены предметы и более поздние (XVI-XVII вв.).

По снятии этого слоя серого чернозема на глубину до 0.50 м стало ясно, что местами он лежал на другом, резко от него отличавшемся, очень плотном чистом черноземе, местами же под ним лежал вглубь почти сплошной щебень.

Выбирая этот щебень и не трогая в то же время слоя плотного чернозема, исследователь вскоре смог установить, что щебень заполнял рвы от древних фундаментов, бутовая кладка которых была уже почти полностью выбрана, а образовавшиеся таким образом рвы – заполнены щебнем разрушившейся древней церкви. Слой, заполнявший рвы, состоял в основной массе из древнего тонкого плиточного кирпича разной формы, кусков цемянки, значительного количества фрагментов фресок, фрагментов мраморных плит с резьбой, кусков кварцита, мозаичной смальты и более поздних предметов XVI-XVII вв. (посуда, кафли).

Только в немногих местах, отмеченных ниже, в рвах сохранилась кладка фундаментов in situ. Выборка щебня, заполнявшего рвы, позволила полностью установить план восточной части древней церкви (табл. I, 1, 2). Выяснилось, что древняя Десятинная церковь заканчивалась с восточной стороны тремя полуциркульными апсидами, средняя из которых выступала на восток несколько более, чем боковые. Рвы от продольных фундаментов шли на запад, уходя под новую церковь. С юга и севера к апсидам примыкали прямоугольные пристройки – галереи, по ширине немного уступавшие центральной апсиде и значительно превышавшие ширину боковых. На углах эти пристройки имели мощные лопатки, выступавшие как на восток, так и на север и юг.

Южная стена южной пристройки, дойдя до новой церкви, уходила под ее южную стену и дальше не могла быть прослежена. На расстоянии 2.0 м от новой церкви к фундаменту древней южной стены примыкает поперечный фундамент, соединяющий южную стену с южной апсидой. На наружной поверхности южной стены это место отмечено мощной лопаткой. На восточной и западной поверхностях самого поперечного фундамента ясно видны две лопатки, делящие эту поперечную стену на две неравные части. Этот участок здания был наилучшим по сохранности. Фундамент поперечной стены и примыкающий к нему с запада участок южной стены сохранились in situ (табл. II, 1).

Части древних фундаментов, кроме того, были найдены Д.В.Милеевым еще в трех местах: южная лопатка восточной стены, вторая с востока лопатка северной стены и северный угол западной стены. Во всех остальных рвах камни фундаментов оказались полностью выбранными, на дне их везде обнаруживались крепкие известковые подошвы, служившие основанием для кладки фундаментов и оставшиеся неразбитыми при выемке бутовой кладки. Известковые подошвы лежали на глубине 2.60 м от современной поверхности земли.

Есть все основания думать, что камни фундаментов были разобраны еще до начала XIX в., так как они представляли собой прекрасный строительный материал (красный кварцит). Планы и описания Десятинной церкви, составлен[с. 22]ные в первой половине XIX в. Лохвицким и Ефимовым, указывают на отсутствие фундаментов в восточной части церкви и лучшую сохранность ее западных частей, вследствие чего восточная часть на этих планах показана очень приблизительно и неверно.

Начатое в том же году и продолженное позже исследование северной стены позволило установить, что древняя северная стена находилась на расстоянии 4 м от новой. Фундамент этой стены был также полностью вынут, за исключением отмеченной выше второй (с востока) лопатки, сохранившейся in situ. [с. 23]

Десятинная церковь и окружающие ее древние постройки. План

Рис. 6. Десятинная церковь и окружающие ее древние постройки. План. Раскопки 1908—1914 гг. [с. 23]

Ров от фундамента был заполнен, как и рвы восточной части здания, остатками строительных материалов древней церкви, на дне его местами сохранилась известковая заливка. Изучение контура фундаментных рвов позволило восстановить с достаточной точностью план восточной и северной частей церкви (рис. 6).

Исследование восточной части церкви не закончилось установлением конфигурации рвов апсидных полукружий. После точных обмеров обнаруженных рвов приступили к изучению слоев земли, в которой они залегали. Верхние слои были рыхлые и заключали в себе массу кусков щебня, извести и других предметов. Нижние слои в противоположность верхним характеризовались большей плотностью чернозема и незначительным количеством встречаемых находок. Вскоре удалось установить некоторое различие между плотным черноземом, лежащим в пределах апсид, и черноземом вне их.

Земля внутри трех полукружий оказалась насыпной. Это был пестрый чернозем, смешанный с лёссом и крепко слежавшийся; в нем попадались также камни ярко-желтого рассыпчатого песчаника. По снятии этого слоя на всем пространстве между тремя апсидами была обнаружена сплошная известковая заливка (табл. II, 2), растрескавшаяся, местами как бы продавившаяся. В этих местах заливки оказались пустоты со следами совершенно истлевшего дерева и с ясными отпечатками деревянных лежней (толщиной 0.15 м).

Д.В.Милееву удалось проследить целый ряд параллельно лежащих деревянных бревен. Последние совсем истлели, но по оставшимся от них пустотам и черной трухе удавалось точно устанавливать их следы. Под этим верхним рядом бревен был прослежен второй ряд бревен, лежавших перпендикулярно к первым; бревна, так же как и в верхнем ряду, располагались параллельно между собой. Ввиду того, что нижние ряды бревен тоже совершенно истлели, изучение их представляло большие трудности. Тем не менее очень осторожная расчистка показала, что они были уложены непосредственно на материковый грунт, а промежутки между ними заполнены мелким желтым песчаником с последующей заливкой известковым раствором. При этом был обнаружен целый ряд деревянных квадратных в сечении кольев, вбитых в материковый грунт в промежутках между бревнами. Толщина всей этой сложной подготовки была около 0.25 м.

К востоку от полукружий апсид земля оказалась также насыпной, подобно той, которая заполняла внутренность апсид; под ней была обнаружена подобная же подготовка, лежащая на одном уровне с подготовкой, вскрытой внутри апсид.

Исследователь справедливо полагал, что крепкие известковые подошвы, обнаруженные в полукружиях фундаментных рвов, представляли одно целое с описанной выше субструкцией, однако они были раздавлены наложенным на эти субструкции фундаментом. Именно поэтому поверхность известковых подошв фундаментов оказалась на 0.15 м ниже уровня поверхности деревянных субструкции, обнаруженных внутри апсид. Дальнейшее исследование [с. 24] подтвердило это предположение. По направлению деревянных лежней, найденных внутри апсид, можно было проследить продолжение их и на уплотненных известковых подошвах полукружий апсид. Исследование это было связано с большими трудностями, так как вся сложная подготовка из лежней и щебня с известью здесь была как бы сплющена от тяжести фундаментов и представляла трудно расчищаемую, крепкую известковую массу с желтым песчаником, толщиной около 0.10 м.

Подытоживая наблюдения, сделанные в процессе раскопок, Д.В.Милеев реконструировал этот крайне интересный технический прием подготовки субструкций здания в следующем виде [там же, стр. 147]. Строители для закладки полукруглых фундаментов трех апсид не ограничивались рытьем рвов, в которые обычно забучивают фундамент, а делали сплошную выемку земли котлованом на всем пространстве трех апсид; на дне котлована была уложена сложная подготовка из двух рядов деревянных балок, положенных накрест, защебененных желты» песчаником и залитых известковым раствором. На устроенной таким способом ровной известковой подготовке производилась кладка фундаментов трех полукружий апсид.

Образовавшееся в котловане свободное пространство внутри и в вне полукружий возведенных фундаментов было засыпано землей, смешанной с большими обломками желтого песчаника. Эта засыпь доходила, очевидно, до уровня пола церкви и той поверхности земли, которая существовала в эпоху постройки. Этот уровень пола почти везде оказался уже нарушенным позднейшими перекопами, но все же незначительные остатки его удавалось местами проследить и, следовательно, установить глубину, на которую закладывались фундаменты древней церкви. Глубина заложения древних фундаментов равнялась 1.40 м, уровень поверхности земли в эпоху постройки церкви лежал на глубине около 1.10 м от современной поверхности земли.

При изучении фундаментов, лежащих к западу от апсид, было установлено, что рвы делались также шире закладываемого фундамента, а образовавшиеся по бокам пустоты засыпались землей; рвы имели ширину 2.10 м, ширина заложенного в них фундамента равнялась 1.10 м.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2017 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 39

Модифицировано : 18.10.2017

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.