Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / История / Как Киевская церковь перешла в послушание церкви Московской / Заключение

Как Киевская церковь перешла
в послушание церкви Московской

Заключение

Харишин М. В.

События, которые переживает Украина с начала нынешнего века, очень напоминают по своей форме, а в конечном итоге и по содержанию, события почти полутысячелетней давности. Тогда, так и сегодня политическая элита нации была оторвана от народа, не хотела слышать, а то и открыто пренебрегала его нуждами и потребностями, недооценивала его возможности, в своих же узкопартийных, клановых интересах делала ставку на внешние силы. Те же, в свою очередь, используя и подогревая ситуацию, успешно действовали, исходя их своих национальных и геополитических интересов. Как и тогда, так и сегодня Украина стала заложником в игре крупных мировых игроков, надеясь, что кто-то решит ее собственные проблемы. Как и тогда, так и сегодня подобная политика привела к политической руине. Именно тогда, такая руина способствовала сначала расчленению Украины, затем ликвидации ее главных государственных и политических институтов, а в итоге и самой страны на многие века.

Церковь не стала исключением. Более того, как и тогда, так и сегодня церкви отводится одна из самых главных ролей в украинском обществе. Как показала история, именно от позиции церкви во многом зависит исход событий в нашей стране. Корень же многих нынешних ментальных, языковых и национальных различий лежит в драматических событиях XVI – XVIІ веков и неразрывно связан с историей Украинской православной церкви. Именно в тот исторический период в жизни Киевской митрополии, как субъекта Константинопольской патриархии, произошел ряд кардинальных событий, которые обусловили ее переход в состав Московского патриархата. Есть все основания утверждать, что изменения в церковном организме Киевской митрополии были в большей степени порождены политической ситуацией в тогдашней Украине. Само подчинение митрополии московской духовной власти не было каким-то кратковременным актом, а имело под собой глубокую историческую почву.

Основное содержание событий, которые развернулись в контексте тогдашних церковно-политических отношений, засвидетельствовало, что истоки церковного разлада Киевской митрополии достигают второй половины XVI века. После Люблинской унии сеймовые постановления и универсалы польских королей обеспечили украинскому православию, наравне с католичеством, господствующее положение в Речи Посполитой. Однако, высшая иерархия Киевской митрополии, сосредоточившись главным образом на расширении собственных и епархиальных владений, очень мало уделяла внимания подготовке кадров для своей церкви, образованию молодежи в целом.

Пассивность иерархии позволила чужеземцам-католикам, заполонившим Украину после унии, захватить все сферы общественной жизни украинского народа. Право «подаяния» короля и «патроната» шляхты при попустительстве высшей иерархии предоставили польской власти возможность вмешиваться во внутренние дела митрополии, часто во вред всей православной церкви. В итоге, Киевскую митрополию охватил церковный разлад.

Разлад сопровождался стремительным падением престижа православия среди украинской шляхты, обнищанием многих монастырей и храмов. Ситуация породила разные церковно-политические течения среди украинского духовенства и мирян. Епископат митрополии считал, что сохранить церковь можно только путем воссоединения с Римом. В противовес иерархам, отдельные братства и монастыри установили первые контакты с Российским государством в надежде на его весомую материальную помощь.

Брестская уния 1596 года, стремясь стабилизировать ситуацию в Киевской митрополии, лишь усложнила ее, поставив православие вне закона. После унии связи преследуемых католической партией православных украинцев с московскими правительственными и церковными кругами начали заметно крепнуть.

Крестьянство, казачество, мещанство, мелкое духовенство, часть патриотически-настроенной шляхты продолжали держаться своей давней веры, бороться против любых попыток лишить украинский народ православных традиций. Наличие широких православных масс диктовало необходимость возобновления высшей иерархии Киевской митрополии. При действенной поддержке казачества и при благоприятных международных условиях, которые сложились вначале XVII столетия, в 1620 году в Киеве состоялось рукоположение новых иерархов Украинской православной церкви.

Непризнанные польским правительством, украинские иерархи, потеряв всякую надежду собственными силами легализовать православную Киевскую митрополию, вынуждены были просить помощи у православной России. С конца 20-х годов XVII столетия отношения между украинским православным духовенством и Московским государством приобрели политическую окраску. Украинский епископат усматривал в лице российского царя и Московского патриарха единственно способных защитников и освободителей православных украинцев от католического засилья, неоднократно заявляя о своей готовности признать над собой власть Москвы.

Российское правительство, заинтересованное в ослаблении Речи Посполитой, исходя из геополитических планов «собирания всех русских земель», то есть присоединения к своей территории украинских, белорусских и литовских территорий, всячески поддерживало и развивало такого рода отношения.

Пророссийская ориентация новых украинских владык, деструктивно влияющая на политическую ситуацию в Речи Посполитой, естественно, в Варшаве не приветствовалась. Не сумев упразднить или же локализовать православие в государстве, в начале 30-х годов XVII века парламенту страны пришлось легализовать деятельность Украинской православной церкви. Правительство избранного парламентом Речи Посполитой молодого короля-реформатора посодействовало рукоположению нового, дворянского (шляхетского) по происхождению, епископата Киевской митрополии, который с неприкрытым отвращением относился к тогдашней российской действительности. Цель – наладить религиозную жизнь в государстве и разорвать политические связи украинского духовенства с Россией, которые в целом представляли реальную угрозу территориальной целостности Речи Посполитой.

Реформы новоизбранного Киевского митрополита Петра Могилы укрепили позиции Украинской православной церкви как субъекта Константинопольского патриархата, сумели поднести ее на уровень, позволявший успешно защищаться от наступления католичества, с одной стороны, и отказаться от протекции Москвы, с другой. Вместе с тем епископат, получив большие права и привилегии, фактически оторвался от общественной жизни своего народа, абсолютно не обращая внимания на его назревшие проблемы, замкнулся в своих узких интересах. Частые межконфессиональные раздоры между православными и греко-католиками из-за церковного имущества, жертвами которых становились обычные миряне, фанатизм римо-католической шляхты, безразличие владык вынудили простых православных украинцев снова искать защиту и убежище на просторах России.

Освободительная война украинского народа, начатая в 1648 году под лозунгом борьбы за православную веру, была неоднозначно воспринята духовенством Киевской митрополии. Мелкое духовенство, надеясь обрести, наконец, желаемую свободу, влилось в ряды восставшего народа. Высшая иерархия, после определенных колебаний, в течение 1651-1653 годов решила отказаться от реальной политической деятельности. Это позволило ей в условиях продолжительной войны в целом успешно развивать церковно-хозяйственные отношения с правительствами Украины, Польши и России, с восточным духовенством, управлять митрополией, заботиться о ее кадрах.

Вместе с тем, гетман Богдан Хмельницкий рассматривал национальную церковь как необходимый институт Украинской государственности, как важный фактор в становлении Украины. Отсюда, действия украинского правительства были направлены на укрепление и расширение автокефальных основ Украинской православной церкви. Вопрос о независимости Киевской митрополии, гарантом которой должен и в дальнейшем выступать Константинопольский патриарх, был постоянным предметом обсуждений на межправительственных переговорах Украины с Польшей и Россией. Последовательность гетмана снова сблизила с ним высших духовников Украинской церкви, способствовала возобновлению сотрудничества между ними. Благодаря личной позиции Богдана Хмельницкого первые попытки московского правительства внести некоторые изменения в правовой статус Киевской митрополии оказались безуспешными.

После смерти Богдана Хмельницкого, Кремль, сфальсифицировав условия Переяславского договора 1654 года, открыто взял курс на подчинение Украины, на уничтожение ее государственности. Используя свое давнее влияние среди мелкого духовенства, Москва пыталась в первую очередь безоговорочно подчинить своей власти Украинскую православную церковь. Согласно планам российских политиков именно Киевской митрополии в составе Московской патриархии отводилась одна из главных ролей в колониально-русификаторской политике московского правительства.

Прямолинейные, ничем не прикрытые действия Москвы вызвали активное противодействие со стороны ведущих украинских сил, особенно после подписания в 1667 году между Россией и Польшей Андрусовского договора. Во многом договор стал результатом страшной по своим последствиям внутренней Руины, охватившей всю Украину. Политическая руина была тесно связана с церковной и привела к такому хаосу, когда Киевской митрополией управляло несколько епископов одновременно. Константинопольский патриарх, не имея реальной власти, повлиять на ситуацию в Украине не мог. Как и накануне Брестской унии, так и в данном случае, наилучшим выходом для многих украинских иерархов виделся переход теперь уже под юрисдикцию Московского патриарха при условии сохранения автономии Украинской церкви.

Ситуация, сложившаяся в Европе к середине 80-х годов XVII столетия, в целом способствовала юридическому оформлению передачи Константинополем Киевской митрополии Московскому патриархату. С объективных причин правительства Турции и Польши, имеющие к митрополии непосредственное отношение, пытались сохранить с Россией добрососедские отношения и, поэтому, были вынуждены согласиться с ее намерениями. Вот почему с такой «легкостью», на наш взгляд, в 1685-1686 годах было принято и внедрено в жизнь решение о передаче Киевской митрополии в ведение Московского патриархата.

Почти столетняя последовательная, наступательная политика России по отношению к Украине и, в частности, к ее церкви достигла своей цели. При этом, алчность, равнодушие, неуёмная жадоба к обогащению, политическая недальновидность, личные амбиции, коррумпированность политической и духовной верхушки, отрыв от нужд народа и многие другие характерные особенности тогдашней украинской «элиты» были той живительной средой, которая помогала соседним государствам успешно реализовывать в Украине свои далеко идущие планы.

После присоединения митрополии жизнедеятельность Украинской церкви все ощутимее притеснялась российским правительством. Использовав ее потенциал для «европеизации» России, вскоре церковь как таковая потеряла свое непосредственное предназначение. Стремительно суживалась территория самой Киевской митрополии, а «освободившиеся» епархии и монастыри непосредственно переходили в ведение российских духовных властей. В Украине было ликвидировано право избрания местных иерархов и белого духовенства, взамен в жесткой форме учреждались нормы и традиции исключительно Русской православной церкви, прежде всего идеологические, богословские.

Превратив церковь в главный инструмент политики России в Украине, на украинское духовенство была возложена обязанность возвеличивания российской власти, воспитания в ее подданных чувства верности и послушания. На церковь возлагались функции политического надзора за населением, учреждался культ власти путем установления специальных «викториальных» богослужений, посещение которых было обязательно для всех верующих. Непосещение рассматривалось как политическое преступление с соответствующими последствиями для нарушителя, несмотря на его общественное и служебное положение.

Несвойственные церкви нововведения вызывали недоумение, а нередко и отчуждение в части украинского духовенства. Чтобы окончательно уничтожить любые проявления несогласия со стороны духовенства, во второй половине XVIII века российскими властями была проведена секуляризация церковного имущества, лишившая церковь ее экономической самостоятельности и формальной независимости от государства.

С особым усердием секуляризация была проведена на территории Левобережной Украины – в Киевской, Черниговской, Новгород-Северской, Харьковской, Екатеринославской, Курской и Воронежской губерниях (1786-1788 г.г.). Подозревая украинское духовенство в национальном и политическом сепаратизме, остерегаясь претензий церкви на власть и конкуренцию со светской властью, российские власти жестко искореняли любые проявления украинской самобытности, способствовали деморализации украинского духовенства в глазах всего общества. В итоге, не имея внешних и внутренних преград, вероломно нарушая взятые на себя обязательства и не встречая сопротивления со стороны украинской элиты, политическое руководство России превратило Киевскую митрополию в рядовую, провинциальную епархию Русской православной церкви. Митрополии, когда-то обширной, покрывающей территории Украины, Беларуси и Литвы, имеющей огромное влияние на развитие православия в Восточной Европе, непосредственно в соседних государствах, включая Россию, была отведена роль послушного орудия российского империализма в Украине.

Анализ событий, развернувшихся вокруг Украинской церкви и Украины в целом на протяжении XVI – XVIII веков, позволяет вынести ряд исторических уроков.

Во-первых, откровенное игнорирование церковного вопроса или попытки решить его без учета национальных, даже региональных особенностей может привести государство к катастрофе, стать началом ее гибели (пример Речи Посполитой).

Во-вторых, отрыв духовных лидеров от потребностей народа, их борьба за власть в церкви неизменно приводит к ее расколу, что, в свою очередь, тянет за собой образование новых церквей, между которыми точится острая борьба за имущество и влияние в обществе, нередко с применением насилия.

В-третьих, ухудшение политической ситуации заостряет межконфессиональную напряженность, ставит отдельных духовных лидеров в зависимость от политической номенклатуры в стране, подталкивает их к поиску внешней поддержки, что крайне негативно влияет на ситуацию в обществе в целом.

В-четвертых, отсутствие единства между политическими и духовными лидерами страны дает возможность правительствам чужих государств грубо вмешиваться в ее внутренние дела с максимальной выгодой для себя, нередко с целью ее политического и экономического порабощения, инкорпорации (присоединения) ее территорий, в том числе вооруженным путем.

В-пятых, алчность, коррупция, включая политическую, равнодушие и оторванность от нужд народа, близорукость и откровенное предательство политиков подрывают государственные устои изнутри, способствуют превращению страны в колониальный придаток более мощных государств или межгосударственных союзов.

В-шестых, использование мировых религий и конфессий главными политическими игроками в своих геополитических интересах приводит к возникновению затяжных региональных конфликтов, межгосударственных войн, несущих людям смерть, разорение и мытарства.

И, наконец, отход духовных лидеров от церковных канонов (норм церковного права) только усугубляет конфликтную ситуацию, способствует консервации ее глубинных причин на целые столетия.

Бесспорно, эти и другие уроки прошлого должны помнить нынешние руководители Украины, главы церквей, действующих в ее пределах, лидеры партий, многочисленных общественных организаций, движений, все граждане нашего государства, если они хотят процветания Украины. Нет сомнений и в том, что история современной Украины была бы менее жертвенной, извлеки властью, хотя бы частично, уроки из ошибок своих предшественников. Очень хочется надеяться, что нынешние лидеры страны, наконец-то учтут исторический опыт предыдущих поколений. Пока что из главных субъектов нашего исследования – Польши, Украины и России, пожалуй, только Польша сделала необходимые выводы из своей истории и пытается больше не допустить разрушительных событий в собственной стране.

Похоже, что к таким выводам приближается и украинский народ. Революция Достоинства ценой жизни лучших сыновей и дочерей Украины наконец-то показала всему миру и прежде всего доморощенной власти, что в Украине есть Нация, есть Народ, поднявшийся с колен, окончательно проснувшийся от многовекового сна, что именно народ, а не власть, является главным вершителем судьбы своей страны и своей собственной.

Революция Достоинства, Народ наконец-то вынудили власть увидеть его, понять, что собственно она, власть, а не народ, является инструментом реализации интересов исключительно Украинской Нации, а не использования народа в своих личных интересах. Власть должна, обязана помнить об этом отныне и навсегда. Иначе, ее ждет незавидная участь многих предшественников, в том числе и недавнишних, презренных народом, место которым в лучшем случае на свалке Истории. Народ сделал свой выбор; слово за властью.

Автор далек от мысли, что его исследование заполняет все аспекты затронутой проблемы. Остается немало вопросов, которые ожидают своего дальнейшего изучения и разрешения. Не умирает надежда, что в Украине рано или поздно возродится единая национальная Поместная церковь, разрушенная, но не уничтоженная, уже в далеком XVII веке. Хочется верить в украинский монолит, в возрождение великой страны с великой тысячелетней историей.

И да поможет нам в этом Бог!

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 846

Модифицировано : 14.04.2016

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.