Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

Эллины Тавриды

Николай Костомаров

Историческая драма в 5-ти действиях

Наш полуостров Крым – один из тех краев, где в изобилии можно ощущать под ногами следы (иногда, впрочем, уже очень слабые) давно угасшей жизни. Эта окраина обширного северо-европейского материка с незапамятных времен привлекала к себе разноплеменных обитателей, сменявших друг друга и оставлявших по себе память остатками различной степени культуры, начиная от пещер троглодитов, которые до сих пор привлекают любопытство путешественников и археологов в Инкермане, Чуфут-Кале, Мангупе, Черкес-Кермене и в других местах по скалам и горам, и кончая художественными произведениями эллинского искусства, отысканными в земле на местах греческих городов и ныне составляющими красоту эрмитажного музея древностей.

Первое, самое видное место в ряду древних обитателей Крымского полуострова, конечно, принадлежит эллинам, которые по всему побережью Черного и Азовского морей нанизали целое ожерелье своих колоний. В оные времена Крымский полуостров кипел роскошною жизнью, украшался бесчисленными произведениями эллинского искусства и просвещения и служил центром цивилизации для множества варварских племен, которые знакомились чрез руки эллинов-поселенцев с условиями лучшей жизни. Множество прибрежных эллинских населений почти не оставили для потомства исторических воспоминаний и известны отчасти только по именам. Но две из эллинских колоний приобрели сравнительно громкую славу. Первая была Пантикапея, впоследствии носившая название Воспора Киммерийского (на месте нынешней Керчи), другая – Херсонес Гераклейский (близ нынешнего Севастополя). Остальные колонии подпадали под власть этих первоклассных и вообще судьба их была неразрывно связана с последними.

Отличительная черта всех общин эллинского мира состояла в том, что, рассеянные по разным приморским пределам Европы, Африки и Азии, все они имели в своей духовной жизни много общего всему эллинскому племени. Все древние мифы и легенды, составлявшие суть эллинской поэзии и искусства, так изящно выразившиеся в бессмертных произведениях антической литературы, были одинаково родственны всем чувствовавшим и ценившим свое эллинское происхождение, были ли они обитатели плодоносных берегов Малой Азии или Италии, палящих стран Ливии или скифского побережья Понта Эвксинского.

Эллин везде был эллином, везде был отзывчив на вымыслы эллинской фантазии и на изобретения эллинского творчества. Вот это-то духовное единство культуры составляло драгоценное свойство эллинского племени, так высоко поставившее его в истории человечества посреди всех других племен. И в Крыму, как везде, где поселились эллины, было то же. Но заметно было повсюду и другое, также общее эллинскому племени, хотя и не одобрительное свойство: ранее всех племен эллины поняли и оценили свободу как высшее благо и для каждой единичной личности и для каждого общества; но эллины не умели оградить себя от злоупотреблений свободою и устроить законного порядка, который бы удерживал местные эгоистические побуждения общин, когда между ними возникали недоразумения и ссоры.

Эллинские общины были отдельными маленькими государствами без прочной союзной связи между собою. Учреждения, по-видимому, имевшие целью образовать эту союзную связь – Амфиктионово судилище, Олимпийские игры и даже собственно религиозные факторы, как, например, прорицалища и таинства, не могли устроить этой связи и поддерживать ее: хотя республики Греции представляли все вместе как бы федерацию, но эта федерация оставалась, так сказать, в зачаточном состоянии и не имела никакой силы. Везде, где только селилось эллинское племя, подобно тому, как делалось в коренной Греции, возникали рядом близко друг от друга маленькие республики, которые, хотя и сознавали между собою связь и даже устраивали у себя что-нибудь для поддержания такой связи, но тем не менее беспрестанно ссорились между собою и вся их история состоит из междоусобий.

Эллинское племя разделялось на ветви, как на этнографические особи, и эти ветви представляют в истории зрелище постоянной вражды между собою. Таков антагонизм ветвей дорийской и ионийской, повсюду и в разные времена проявлившийся очень резко, а в самом средоточии эллинского мира разразившийся неукротимою враждою между дорийскою Спартою и ионийскими Афинами и произведший страшную Пелопонесскую войну.

Другие ветви эллинского племени, эолийское и ахайское, действовали, примыкая к упомянутым двум: только в начале греческой истории они показывают самобытное значение и играют видную роль; в конце, на короткое время, они опять блистают в истории, как метеоры: мы разумеем подъем эолийской ветви в ту эпоху, когда Фивы, под руководительством Пелопида и Эпаминонда, приобретают временно заправляющее место в ряду греческих республик; мы припомним также важное значение Ахайского союза в македонские времена под руководительством Арата и Филопемена уже незадолго до обращения Греции в римскую область. Во всю остальную историю Греции везде на первом видном месте является борьба между собою дорян и ионийцев в разных краях, под разными местными наименованиями.

Было бы ошибочно приписывать этнографическим отдельностям источник эллинских междоусобий; мы видим не раз, что принадлежавшие к одной и той же ветви эллинского племени свирепо терзали друг друга. Лакедемонцы и мессенцы были одинаково доряне – по крайней мере, их высшие слои – но тем не менее известно, в каком черном теле держали первые последних, победивши и поработивши их. Мало лучше обращались спартанцы и со многими из своих союзников, когда в конце Пелопонесской войны взяли верх в эллинском мире. Да и афинские ионийцы, хотя постоянно щеголявшие своею гуманностью в сравнении с дорийскими спартанцами, не всегда были внимательны и ласковы к своим малоазиатским союзникам, ставшим уже у Афин в зависимости, особенно когда они показывали намерение освободиться от такой зависимости.

Тем не менее антагонизм между дорийскою и ионийскою ветвями слишком ощутителен в истории греческих общин везде, где только обитали эллины и где их республики принадлежали дорийской или ионийской ветви; а такие явления мы встречаем повсюду – и в Азии, и в Африке, и на островах Средиземного моря, и на приморских побережьях европейских стран; везде дорийские поселения не ладили с ионийскими и вели междоусобия, которые везде препятствовали эллинским колонистам утвердиться в своем новом отечестве и иметь большое культурное влияние на варварских туземцев, обыкновенно окружавших эллинских поселенцев. В Крыму ярко выказывается то же явление.

Херсонес был колониею дорийского племени, Пантикапея – ионийского, и вся древняя история Крымского полуострова в эллинскую эпоху, нам вообще мало известная, состоит, как можно заметить по некоторым отрывочным известиям и по случайно открытым археологическим признакам, из этих междоусобий двух эллинских общин – одной дорийской, другой ионийской.

Эти междоусобия помешали самобытному расцвету свободной жизни в обеих общинах и содействовали тому, что обе они подпадали под чужую власть. При Митридате Понтийском и его преемнике они признавали над собою власть понтийских владык, а после падения последних опять принялись за свои междоусобия, в которых, как кажется, перевес был чаще на стороне Пантикапеи или Боспора.

Херсонес, стесняемый Боспором, обратился к Риму и отдался ему в покровительство. Затем и соперничавшая с ним ионийская община признала над собою власть того же Рима. Рим не имел никакого повода нарушать права и течение своеобразной жизни в такой отдаленной стране, а потому в течение многих веков там сохранялся собственный муниципальный порядок. Херсонес продолжал по-прежнему управляться избираемыми и признаваемыми добровольно от самих херсонитов протевонами при участии сената и народного собрания. По разделении Римской империи на две половины Херсонес со всем Крымом достался под власть восточной державы.

Херсонес был чрезвычайно обширный и богатый город. И теперь еще на протяжении восьми верст находят следы древних построек, и множество мраморных обломков показывает былое богатство и великолепие этого города. Его остатки наглядно стояли еще в XVI веке, но в последние века, особенно с поступлением крымского края под русскую державу, они все более и более уничтожались. Во время последней англо-французской войны стоявшие там неприятельские войска, осаждавшие Севастополь, много отрыли и вывезли из России археологических сокровищ Херсонеса. Только по заключении мира русские стали постоянно и правильно заниматься раскопками Херсонеса. Достойно замечания, что в Херсонесе отыскано немало оснований старинных зданий, но преимущественно уже христианской эпохи. Времен же языческих – остатков открыто немного.

Жизнь старых эллинских поселенцев в Крыму до сих пор не была еще предметом, которого касалась бы наша беллетристика. Самая ученая литература по отношению к эллинским колониям в Крыму ограничивалась только археологическими исследованиями, относящимися до вещественных памятников. Даже опыта написать по возможности связную историю эллинских древних поселений не было предпринято. Мы отважились воскресить древнюю греческую жизнь в Крыму в драматической форме, избравши событие, по нашему мнению, более всего подходящее к такой цели. Удачно ли окажется исполненною наша задача – оценят читатели.

Действующие лица

Ламах (протевон херсонесский), Аристовул, Прокион, Зефон (племянник Ламаха), Архипп, Фелисид, Каллипид, Стратофил, Критон, Главкос, Меланий – херсонесские сенаторы.

Асандр, царь воспорский.

Николай, сын его.

Крисофор, Митрофан, Демарат, Антиной – старейшины воспорские.

Стиракс, Эвристоклей – воспориты, принявшие гражданство в Херсонесе.

Аристарх, Филодор, Диомед, Прокл, Мегакл – воспорские послы в Херсонесе.

Скирр, Эвлогион – херсонесские граждане.

Херсониты, граждане Херсонеса.

Воспориты, прибывшие в Херсонес.

Жрецы Артемиды в Херсонесе.

Гиккия, дочь Ламаха.

Эригония, служанка Гиккии.

Действие происходит в Херсонесе Гераклейском и отчасти в Пантикапее Воспорской в I веке пр. р. Христовым.

Содержание заимствовано из рассказа, помещенного в сочинении императора Константина Порфирородного «Об управлении государства.»

Пролог

Действие 3

Действие 1

Действие 4

Действие 2

Действие 5


Примітки

Вперше надруковано окремим виданням: Н. И. Костомаров. Эллины Тавриды. Историческая драма в 5-ти действиях. – Спб.: Типография министерства путей сообщения (А. Бенке). – 1884.

Датується за спогадами В. П. Горленка, котрий влітку 1883 р. гостював у Костомарових у с. Дідівці Прилуцького повіту: «В то лето, кроме исторических работ, Костомаров писал свою драму «Эллины Тавриды» […] Чтоб освежить в себе «греческое настроение», Н. И. перечитывал тогда древних авторов и Грота» [Горленко В. П. Южнорусские очерки и портреты. – К., 1898. – С. 113.]: с. Дідовці, літо 1883 р. Подається за цим виданням.

Пелопид (бл. 410 – 364 до н. е.) – фіванський полководець, один з керівників Беотійського союзу, переможець спартанців під Танагрою, Тегіром.

Епамінонд (бл. 418 – 362 до н. е.) – фіванський полководець, разом з Пелопідом керував Беотійським союзом. Переміг спартанців при Левктрах і Мантінеї.

Арат (271 – 213 до н. е.) – полководець, керівник Ахейського союзу; досяг незалежності союзу від Македонії.

Филопемен (253 – 183 до н. е.) – давньогрецький полководець, начальник кінноти Ахейського союзу. Прозваний «останнім елліном» за те, що відстоював незалежність Греції від Риму.

Подається за виданням: Костомаров М.І. Твори в двох томах. – К.: Дніпро, 1990 р., т. 1, с. 351 – 409.