Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Археология / Археометрия / Прикладна археометрія / Взгляд на природу никеля в ранней бронзе Кавказа

Взгляд на природу никеля в ранней бронзе Кавказа

А.Н.Егорьков

Мышьяковая бронза Кавказа и юга Восточной Европы уже давно привлекает к себе внимание исследователей древнего металла тем, что при анализе нередко показывает высокое содержание никеля [Черных 1966; Кореневский 1988; Галибин 1991]. При этом совместное существование высоко- и низконикелевого металла характерно лишь для периода ранней бронзы, в период развитой бронзы находимый металл уже с низким содержанием никеля. Взгляды исследователей на природу никеля в кавказском металле заметно различаются, при этом наиболее полно изложены два подхода. По мнению Е.Н.Черных [Черных 1966, с. 39, 45] различие в составе ранних кавказских бронз по содержанию никеля связано с экспортом высоконикелевой меди с юга, из Ирана, Передней Азии и Анатолии. Иной взгляд на природу никеля в бронзе выскзывает В.А.Галибин [Галибин 1991, с. 60], согласно которому повышенное содержание никеля в бронзе обусловлено легированием местной меди минералом никелином NiAs. К такому выводу исследователь пришел на том основании, что в составе металла повышенному содержанию никеля часто соответствует повышенное содержание мышьяка, а доступность местных никелевых руд подразумевается, по мнению исследователя, существованием на Кубани поселка с названием Никель. Близкий В.А.Галибину взгляд на природу никеля высказал и С.Н.Кореневский [Кореневский 1988].

Представляется однако, что особенности состава ранней бронзы Кавказа и юга Восточной Европы можно объяснить на основании иных закономерностей, не прибегая к предположениям об экспорте или использовании для легирования минералов, доступность которых в крае не подтверждена. Внимание при этом следует прежде всего обратить на блеклые руды, постоянно сопровождающие меднорудные месторождения, в которых в высокой концентрации могут присутствовать различные элементы.

Блеклые руды – группа минералов подкласса сложных сульфидов, образующих изоморфный ряд теннантит – тетраэдрит Cu12As4S13 – Cu12Sb4S13. Синонимическое, но реже употребляемое в русской геологической литературе, их название – фальэрц [1] [Геологический словарь, т. 1, с. 81]. Название рудам дано лишь по их внешнему виду, что, можно предполагать, подразумевает непостоянство их состава. Действительно, колебания соотношения мышьяка и сурьмы в блеклых рудах столь значительны, что иногда фальэрцем называют и сам тетраэдрит [Moorey 1994, p. 242]. Блеклые руды «встречаются во всех (курсив мой – А.Е.) медных и свинцово-цинковых месторождениях, однако редко образуют крупные скопления» [Бетехтин 1954, с. 199]. Они образуются при выветривании сульфидных руд как промежуточный слой между выветренной и первичной сульфидной рудой, в котором, как установлено, способны накапливаться многие элементы из первичной руды, в полной мере не попадающие в выветренную. Кроме мышьяка и сурьмы это серебро, цинк, железо, висмут и другие, в том числе и никель [Геологический словарь, т. 1, с. 81]. До какой степени может происходить само концентрирование элемента показывает состав такой разновидности фальэрца, как фрейбергит (в основе тетраэдрит), в котором содержание серебра достигает 26% [Геологический словарь, т. 2, с. 393], несмотря на то, что в среднем для германского Рудогорья, по месту добычи в котором он и получил свое название, соотношение в фальэрце As:Sb:Ag составляет примерно 2:2:1 [Forshell 1992, p. 28] [2]. Не утруждая себя листанием страниц «Геологического словаря», приведем еще примеры фальэрца с той же страницы, где описан фрейбергит: фредрикит (в основе теннантит) – серебра до 13,6%, фригидит (в основе тетраэдрит) – никеля до 7,55%, железа до 12,67%. Примеры можно продолжить. Приведенные данные говорят о том, что состав блеклых руд является производным от состава первичной сульфидной руды, но селективность концентрирования того или иного элемента определяется, вероятно, и внешними условиями, все это приводит к самому разнообразному совместному присутствию элементов в фальэрце. Таковые условия накопления могут сложиться в блеклых рудах и для никеля, что, впрочем, уже отмечено в литературе. Так, высокие значения никеля в металле XVI и XVII вв. из центральной Германии объясняется именно накоплением никеля в фальэрце [Forshell 1992, p. 27]. Хорошо известно также о распространении в III тыс. до н.э. высоконикелевого металла на юге Месопотамии (а не на севере примыкающего к Закавказью циркуммесопотамского региона!), при этом предполагается, что тогдашняя никелистая шумерская медь выплавлялась из рудного месторождения в нынешнем Омане, хотя причины высокого присутствия никеля в меди не называются [Терехова 1975, с. 47; Moorey 1994, p. 247, 297]. К сказанному следует добавить, что никель относят к тем элементам, которые не теряются при выплавке и его отношение к меди в выплавленном металле соответствует таковому в исходной руде [Tylecote 1986, p. 22].

Предположение о блеклорудном характере никеля в бронзе Кавказа открывает новый подход для объяснения особенностей местной бронзы. Во-первых, становится ясным, почему высокое содержание никеля характерно именно для ранней бронзы. Причина этого в том, что блеклые руды перекрывают первичную сульфидную руду и, естественно, были выработаны в первую очередь. Во-вторых, одновременное существование высоко- и низконикелевой бронзы легко объясняется тем, что блеклые руды, также как и первичные, являются по своему характеру сульфидами и технология выплавки металла из первичных руд с примесью блеклых та же, что и из самой первичной руды. Попадание блеклых руд в шихту,- а можно предполагать и целенаправленное их введение,- и привело к различию выплавляемого металла по содержанию никеля.

Как видно, представление об использовании древними кавказскими металлургами блеклых руд как примесь к первичной руде снимает необходимость предполагать экспорт одного из двух видов металла, тем более, что оба вида бронзы постоянно сочетаются, например, в комплексах майкопской культуры, среди которых нет явных переднеазиатских импортов [Кореневский 1988, с. 92, 93]. Порой оба вида использованы для изготовления типологически тождественных изделий, и в этом смысле показателен приводимый В.А.Галибиным [Галибин 1991, с. 61, 63] пример двух обушных гвоздиков в топоре из курганного погребения у станицы Новосвободная Краснодарского края, отличающихся по содержанию никеля в 25 раз. Что же касается повышенного содержания мышьяка в высоконикелевой бронзе, то его присутствие в фальэрце в соответствии с его природой совершенно естественно, но соотношение мышьяка и никеля зависит как от содержания этих элементов в первичной руде, так и от условий их концентрирования в фальэрце.

Если принять высокий никель в кавказской бронзе как показатель использования блеклых руд, то следует принять и то, что в это время (III тысячелетие до н.э.) на Кавказе и юге Восточной Европы уже была освоена выплавка меди из первичных сульфидных руд. В этом отношении металлурги Кавказа видимо шли впереди металлургов юга Туркменистана, где, как теперь можно заключить по обширному количеству выполненных для поселения Алтын-депе анализов металла, выплавка меди осуществлялась скорее всего из медистых песчаников [Егорьков 2001], найденных там же. Уместно при этом заметить, что показателем выплавки металла из сульфидных руд не может быть присутствие в металле серы: в составе минералов медистых песчаников на Алтын-депе рентгеноструктурным анализом установлено присутствие брошантита Cu4[SO4](OH)6, который также представляет собой источник серы в металле, причем выплавленном не только из выветренных руд, но даже из осадочных пород. Вместе с тем в алтынском металле хорошо виден марганец, содержание которого доходит до уровня десятых долей процента, а в отдельных случаях даже превышает 1%, что также является показателем выплавки металла из осадочных пород, к которым относятся и медистые песчаники. В кавказском же металле марганец на таком уровне отсутствует, и это можно расценивать как дополнительное подтверждение его выплавки из первичных сульфидных руд.

Литература

Бетехтин А.Г. Курс минералогии.– 2-е изд.– М., 1954.

Галибин В.А. Изделия из цветного и благородного металла памятников эпохи ранней и средней бронзы Северного Кавказа // Древние культуры Прикубанья.– Л., 1991.– С. 59-69.

Геологический словарь. – М., 1973.

Егорьков А.Н. Особенности состава металла Алтын-депе // Особенности производства поселения Алтын-депе в эпоху палеометалла.– СПб, 2001.– С. 85-103.

Кореневский С.Н. К вопросу о месте производства металлических вещей Майкопского кургана // Вопросы археологии Адыгеи.– Майкоп, 1988.– С. 86-104.

Терехова Н.Н. Металлообрабатывающее производство у древнейших земледельцев Туркмении // Очерки технологии древнейших производств.– М., 1975. – C. 14-75.

Черных Е.Н. История древнейшей металлургии Восточной Европы.– М., 1966.

Forshell H. The inception of copper mining in Falun.– Stockholm, 1992.

Moorey P.R.S. Ancient Mesopotamian materials and industries.– Oxford, 1994.

Tylecote R.F. The prehistory of metallurgy in the British Isles.– London, 1986.

Примечания

[1] Название «блеклая руда» представляет собой точный перевод немецкого слова Fahlerz, которое используется и в англоязычной литературе.

[2] Из-за недоступности первоисточников вынужден приводить данные по добротной компиляции H.Forshell, хотя все они получены не самим автором.

Опубліковано 17.04.2004 р.

Предыдущая статья | Перечень статей | Следующая статья

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 2877

Модифицировано : 6.06.2015

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.