Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

Нашествия Батыя и Мамая на Русь в изображении В.А.Чивилихина

Н.И. Жарких

В его безумии есть система

В.Шекспир

Роман В.А.Чивилихина "Память" [1] – на самом деле вовсе не роман, а эссе, то есть сочинение, составленное по принципу "о чём хочу, о том лопочу". Рассказы автора о том, о чём он хочет рассказать, поневоле кратки и отрывочны, так как он поставил себе целью снабдить читателя необременительными познаниями не более и не менее, как обо всём. Тут не до подробностей, и автор с фельдегерской быстротой переходит от вопроса об утоньшении ствола дерева кверху к вопросу о загрязнении Енисея, от него – к вопросу о роли декабристов в развитии Сибири, от него – к результатам раскопок курганов в Пазырыке, но тут замечает, что не исчерпал всего, и бегло сообщает нам, что есть на свете химический элемент по имени рутений, но нет элемента сибирия (а жаль! – прибавляет автор), что в городе Чернигове жил писатель Леонид Глибов, а в Тувинской области одним из первых русских поселенцев был В.А.Мозгалевский (Карасал). От эссе нельзя требовать ни связности, ни последовательности, ни исчерпывающего раскрытия темы, ибо у него не может быть темы; поэтому при разборе его мы не вправе сетовать, что автор что-то упустил, а будем говорить только о том, о чём он нам поведал.

На первый взгляд эта книга – аморфное скопление более или менее отрывочных сведений о русском средневековье, составленное путём сокращенного погодного пересказа летописей Генриха Латвийского, Ипатьевской, "Сокровенного сказания", "Сборника летописей" Рашид ад-Дина, списков блюд, употреблявшихся во времена Киевской Руси, ремесленных изделий, тогда изготовлявшихся, классификационных перечней ювелирных украшений, записей бесед с археологами (Т.Н.Никольской), историками (О.М.Раповым), архитекторами (П.Д.Барановским). Сам автор искусно поддерживает у читателя такое впечатление, заявляя:

"Я не хотел бы перегружать подробностями это незаметно разрастающееся – прошу прощения – эссе, но не могу удержаться…" [с. 70]

"Ловлю себя на том, что нарушаю последовательность рассказа и, мешая читателям сосредоточиться, переключаюсь с одного на другое, но это происходит как-то невольно, подчинено стихии и логике жизни, какую невозможно охватить искусственной строгостью" [с. 76].

– может быть, не без тайной надежды, что спрос с такого сочинения будет меньше. Однако это первое впечатление обманчиво. В этом безумном хаосе есть система, и система настолько филигранно уравновешенная и настолько гнусная, что на ней следует остановиться.

Примечания

[1] Чивилихин В.А. Память: роман. – М.: Современник, 1983 г. – 767 с. Ссылки в тексте на страницы этого издания. Кроме пяти изданий такого однотомного типа, существует ещё не менее 3 изданий этой книги в двух томах, каждый более 700 страниц, т.е. вдвое больше того, что читал я. Соразмерно возросло и число высказанных автором пакостей, в которых я не имею охоты разбираться.