Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / История / Купола : исторический альманах / Купола, вып. 4 (2007 г.) / Воспрещение венчанным жить врозь до свадьбы

Воспрещение венчанным жить врозь до свадьбы

«Приводимый ниже консисторский указ 1789 года, сообщенный С. Рклицким из архива с. Свиржа, касается чрезвычайно интересного обычая, с которым церковь безуспешно боролась в течение двух веков, но который и в настоящее время бытует в народной жизни в Малороссии. Дело идет о борьбе между древним народным браком и браком церковным, иначе – говоря языком древнего обычного права – между весельем и шлюбом. Еще двадцать лет назад покойный профессор А. Ф. Кистяковский, лучший знаток обычного права, высказал такое положение: «Не подлежит сомнению, что веселье есть древнейшая дохристианская форма заключения брака, над которою хотя брак церковный получил преимущество, но которая до сих пор свято соблюдается малороссийским народом и установляет момент действительного супружеского сожития, тогда как брак церковный – нет».

С тех пор, как были высказаны эти слова, обнародовано много актовых материалов из области древнего брачного права в Малороссии, появились специальные исследования об этом предмете, – и все они вполне подтверждают положение А. Ф. Кистяковского. Еще недавно на страницах нашего журнала помещено одно из таких исследований о формах заключения браков в Южной Руси в XVI-XVII вв., где подробно, на основании документальных свидетельств, определено значение «весилья» и его отношение к церковному венчанью. В более ранние века само малороссийское духовенство, – не только низшее, но и высшее, – снисходительно относилось к древнему народному воззрению, что не венчанье, а «весилле» полагает начало действительному супружеству, и только настаивало, чтобы «весиллю» обязательно предшествовало церковное венчанье, без которого в более раннее время обходились не только простолюдины, но часто и лица высших классов.

Но с тех пор как южнорусская церковь была подчинена строгому надзору со стороны вновь учрежденного св. Синода и в Малороссии стали вводиться великорусские церковные порядки, было обращено внимание т на местные обычаи, касающиеся брака. Тогда был окончательно истреблен древний обычай «розлуки», т. е. брачного развода по взаимному соглашению супругов; тогда же было замечено и то, что в Малороссии не церковное венчанье, а публично отправляемый по известному ритуалу акт «весилля» полагает начало действительному супружеству. Оказывается, что в 1744 году св. Синод исходатайствовал даже Высочайший указ, которым повелевалось «пресечь таковой противный обычай», для чего, сообразно духу эпохи, строго предписывалось духовенству: «не отпуская брачившихся из церквей», брать с них подписки в том, что они немедленно, не ожидая «весилля», станут жить совместно, как подобает супругам, а кто из повенчанных будет до свадьбы жить врозь, тех разыскивать, доносить о них прхиереям и подвергать епитимий, как за прелюбодеяние.

Конечно, исполнение этого указа могло только компрометировать в глазах народа духовенство, вынужденное полицейски вникать в такие интимные области, как супружеское сожительство, а положения вещей ни в чем не изменило. Из помещаемого ниже документа убеждаемся, что в конце XVIII ст. прежний обычай господствовал в Малороссии, и общественное мнение карало позором всякого, кто до свадьбы вступил бы в супружеские права. Мало того, отсюда же мы узнаем, что если после венчанья свадьба почему-либо долго откладывалась, то молодые нередко и совсем расходились – точь в точь так это сплошь и рядом бывало в Малороссии в XVI-XVII ст., когда в деле заключения брака акт «весельный» имел решающее значение, а церковное венчанье считалось не более, как благочестивым обычаем, без которого брак не терял ничего в смысле законности и действительности.

Как часто бывает в жизни, этот интересный конфликт писанного закона с живым народным обычаем закончился известным компромиссом, в силу которого церковное венчанье стали совершать в самый день свадьбы. Но и в настоящее время, если по каким-либо причинам оказывается необходимым разъединить оба эти акта, ни один честный селянин не допустит, чтобы его дочь немедленно вступила в супружеское сожительство с обвенчанным женихом, а потребует, чтобы молодые до свадьбы оставались в прежних отношениях жениха и невесты».

«Указ Ея И. В. Самодержицы Всероссийской из Новгородскосеверской духовной декастерии Кролевецкому духовному правлению. В данном декастерии от его преосвященства господина Илариона, епископа новгородскосеверского и глуховского, сего мая 2-го дня определении написано: До сведения де доходит, что в новгородскосеверской епархии священнослужители, венчая в церквах браки, и по обвенчании, тех брачившихся лиц распускают в разные домы, кои в оных до называемого по их обычаю брачного «веселия» живут по несколько лет, а некоторые из них после оного таинства и к вечному между собою разлучению поступают.

А как указом святей шего Синода 1744-го 1 года, октября 19-го, с прописанием в нем именного Высочайшего указа ж, велено таковой в Малой России противной обычай пресечь и, не отпуская брачившихся из церкви, обовязать писменно, с найкрепчайшим подтверждением, чтобы они с того времени разлучно друг с другом отнюдь не жили, под опасением епитимий прелюбодеяния; и сверх того над ними приходским священникам наблюдать, и естли кто прежнего обычая станет держаться, о них немедленно доносить епархиальным архиереем, коим, по тем доносам чиня следствие, рассматривать и решение чинить по правилам св. отцов; и прежде в брак вступившим, кои ежели по прежнему обычаю живут розно, велеть непременно жен своих взять для сожития с ними к себе в домы.

Того ради во все новгородскосеверской епархии духовные правления послать указы с таковым предписанием, чтоб от них все как градские, так и сельские священно и духовнослужители наистрожайшими обовязаны были подписками, дабы ими всеми вышепрописанное в именном 744-го года, октября 19-го, Высочайшем указе повеление исполняемо было неотменно, опасаясь за неисполнение строгого по законам суждения и от мест отрешения, о исполнении чего за теми священно и духовнослужителями всеприлежнейше наблюдать духовным правлениям и определенным десятоначальникам. – Вследствие чего новгородскосеверская декастерия приказали: для действительного и непременного исполнения по оному его преосвященства определению исполнения послать во все духовные правления указы, и посланы. Мая 4-го дня, 1789 года. Протопоп новгородский Иоанн Ленковский. Секретарь Данило Четверик».

Журнал «Киевская старина» 1900 г. № 2

Предыдущая статья | Перечень статей | Следующая статья

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 3127

Модифицировано : 18.08.2012

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.