Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / История / Полдень и сумерки Великого Края / Треугольник соперничества

Полдень и сумерки Великого Края

Треугольник соперничества

Талах Виктор

Мамай, Заяицкая орда и сарайские эмиры

Не позже середины августа 1361 г. Хызр был убит в результате заговора, возглавленного Тэмур-Ходжой. «Убиен бысть кроткий и смиренный хан Хидырь с меньшим сыном своим Кутлуем от большего сына своего Темир-Ходзи» [636]. Однако последнему подчинялись лишь Мохши и столичный округ. В Гюлистане власть захватил брат Хызра Мюрид (он чеканил там монету в 1361 – 1362 гг.), а в Азаке на 11 день после убийства Хызр-хана и через неделю после начала правления Тэмур-Ходжи (то есть сразу же после получения известия о перевороте) мятеж против него поднял эмир племени кыят Мамай [637], который, провозгласив ханом Абдуллу, «отрока из потомства Узбека» [638], изгнал Тэмур-Ходжу из столицы. Тот вскоре погиб в Заволжье, пробыв ханом всего пять недель, «тую ж чашу испи, ею же напои отца своего Хидыря и брата своего меньшаго Кутлуя» [639]. Полуанекдотические подробности конца Тэмур-Ходжи приводит Натанзи:

«У него была сильная склонность к распутству и нечестию… Однажды ночью он пошел в дом одного из знатных и без всякого предисловия протянул руку к его жене. Жена, думая, что это другой посторонний, подняла крик, этот знатный, не узнав, ударил его ножом и убил» [640].

В воцарившемся в Сарае хаосе вызванный туда еще Хызром нижегородский князь Андрей Константинович на обратном пути подвергся нападению некоего бека Арат-Ходжи ( «Рятякоза»), а ростовский князь Константин Васильевич с родственниками оказался ограбленным,

«ограбиша его татаровѣ и тѣлеса ихъ обнажиша и не остася на нихъ и исподнихъ портъ, а сами нази токмо живи пріидоша пѣши на Русь» [641].

Сарайские эмиры были настроены враждебно к Мамаю и вновь обратились к хану Кок-Орды Чимтаю. Согласно Натанзи:

«… Эмиры Кок-орды письмами и посольствами звали его [Чимтая] на свое царство, но он не захотел, а послал туда своего брата Орда-шейха с несколькими огланами» [642].

При приближении Орду-Мелика (так имя этого правителя указано на монетах) Мамай ушел в Приазовье, и «Орда и царици вси съ нимъ» [643]. В Сарае некоторое время между уходом Мамая и появлением Орду-Мелика возможно правил Кутлуг-Тэмур.

Орду-Мелик-Шейх владел Сараем и Азаком, но не поладил с эмирами. Из Натанзи мы узнаём, что

«эмиры до истечения одного года соглашались на царство Орда-шейха. После этого один из неизвестных и недалеких людей в порыве невежества сказал:

«Как это уруг султанов Ак-орды станет властителем трона царей Кок-орды?»

Среди ночи одним ударом ножа покончил его дело. Наутро, когда эмиры узнали об этом, то по его ложному указанию зарезали казнили несколько невинных эмиров» [644].

В октябре 1361 г. престол Улуг Улуса занял Кельдыбек, самозванец, выдававшим себя за сына Джанибека, восставший в Азаке. Согласно «Чингиз-наме»: «Все говорили: “Кельдибека убил Бердибек. Как же он воскрес?!”» [645], – тем не менее, поддержали его притязания. Тот, «добиваяся государства Воложского, многи поби» [646]. То же говорит о нём и Натанзи:

«Дабы дела царства не расстроились, эмиры, согласившись (между собой), возвели на трон царства неизвестного человека, под предлогом, что он Кельдибек, сын Джанибек-хана. Этот человек счел порукой своей жизни гибель эмиров, тайно вызывал каждого из них и заставлял заниматься покушениями друг на друга…» [647]

Среди погибших таким образом оказались везир Сарабей, правитель Хорезма эмир Нангудай и ближе неизвестные эмиры Ахмед и Кочун [648].

Конное сражение

Конное сражение. Миниатюра XIV в.
«Альбомы Дица», Берлин, Государственная библиотека.

Кельдыбек задержался на сарайском престоле сравнительно долго – до осени 1362 г., когда против него выступил вновь овладевший Азаком Мамай [649]. В сентябре или октябре 1362 г. потерпевший поражение Кельдыбек ушел в Янгишехр (городище Старый Орхей в Молдавии), где правил до 1365/1366 г. [650] Сарай-эд-Джедид занял Мамай со своим подставным ханом Абдуллой. Однако, как и ранее, он столкнулся с враждебностью сарайских эмиров. Пользуясь этим, владевший Гюлистаном Мюрид, брат Хызр-хана, в начале зимы 1362/1363 г. напал «изгоном» на Мамая и заставил его уйти из Сарая. Вероятно, именно эти события имеет в виду Рогожский летописец, упоминая «сечу о Волзе» между Мамаем и Мюридом [651].

В связи со смутой от Золотой Орды отпали Хорезм (после убийства Хызра), Хаджитархан (Астрахань), где утвердился Хаджи-Черкес (1361-1375, в 1375-1380 там правил Салчи), Сарайчук, в котором правил Айбек (или Алибек), Бельджамен (его владетелем в 1361 г. назван Уруз-Буга), Булгар (в 1361-1367 гг. его правителем был Булат-Тэмур, сын Нугана [652], в 1367-1370 – Хасан), Мохши-Наровчат (в 1361 – 1365 гг. там правил Тагай) и район р. Пьяны (в 1361-1377 им владел Секизбей). Крымский наместник, внук Тулук-Тэмура, Ходжа Алибек ибн Иса между октябрем 1363 и сентябрем 1364 г. попытался завязать самостоятельные дипломатические отношения с мамлюкским Египтом [653]. Одновременно крымские генуэзцы поспешили воспользоваться ослаблением Орды, и в 1365 г. изгнали венецианцев из Солдайи, а к 1370 г. овладели южным побережьем Крыма от Каффы до Чембало (Балаклавы). Русский летописец не без злорадства писал об ордынских делах: «И бысть в них глад велий, замятня многа и нестроение всегдашнее, и не престаяху межи собою ратующеся, и бьющеся, и кровь проливающее» [654].

Тем временем в Средней Азии летом 1362 г., после примерно года скитаний по обоим берегам Аму-Дарьи, Тимур и Хусейн перешли на службу к правителю Сейстана Малик-Махмуду, а затем кочевали по Тохаристану, то нападая на местных владетелей, то вступая в стычки со сторонниками Ильяс-Ходжи [655].

Примерно тогда же Орда потерпела серьезное поражение в борьбе с великим князем Литовским Ольгердом, потеряв Подолье и Киевщину. Литовская «Повесть о Подольской земле», М. Стрыйковский и Густынская летопись под 1362 г. сообщают о победе Ольгерда над тремя «царками татарскими», Кутлу-Бугой, Хаджи-беком и Дмитрием [656]. При этом «Повесть» и Стрыйковский связывают её с битвой на Синих Водах, которая согласно Рогожскому летописцу имела место осенью 1363 г.

Это известие было предметом долгой дискуссии, начиная с Н.М. Карамзина [657]. В настоящее время большинство исследователей относит события к 1362 г., и в Хаджибеке видит правителя крымского Кырк-Ёра, в Кутлу-Буге – наместника в Солхате, а в Дмитрии – мангупского князя Димитрия Гавраса. Однако упоминание о Крыме является следствием поздних переделок «Повести о Подольской земле» [658] и связано, по всей вероятности с тем, что редактор текста счел одним и тем же лицом Кутлу-Бугу, с которым воевал Ольгерд, и одноименного наместника Солхата во времена Токтамыша.

В любом случае, столкновение с Литвой могло произойти только в правобережной части Великого Края, хотя совершенно неясно, действовал ли Кутлу-Буга как уполномоченный сарайского хана, или как подчиненный Мамая, или же самостоятельно. Густынская летопись вслед за известием о поражении Кутлу-Буги, Хаджи-бея и Дмитрия сообщает также об установлении власти Ольгерда над Киевом: «Сей Олгерд и иныя Рускія державы во власть свою пріятъ, и Кіевъ под Феодором князем взят, и посади въ немъ Володымера сына своего, и нача над сими владѣти» [659], – хотя на связь между этими событиями прямо не указывает.

Мамай обосновался в Поднепровье, где в 30 км. к югу от современного Запорожья основал постоянную ставку, называемую Орда ад-Джедид (современное Запорожское городище); там с 765 до 782 годы хиджры (1363 – 1381 гг.) чеканилась монета от имени поддерживаемых им ханов. Ему удалось восстановить определенную зависимость от своей Орды завоеванных литовцами поднепровских земель, по крайней мере, на монетах князя Владимира Ольгердовича Киевского как знак зависимости от хана помещалась ордынская тамга, а также имена ханов Абдуллы и Мехмед-Булака, подражания монетам Мехмед-Булака чеканил Дмитрий-Корибут Черниговский, подольские князья из литовской династии в привилее Смотрицкому доминиканскому монастырю от 17 марта 1375 г. упоминают «дань у татары», которую «вси земяни имуть давати» [660]. Египетские султаны обращались к Мамаю с пышным титулом:

«да увековечит Аллах всевышний благодать его высокостепенства эмирского, великого, ученого, воинствующего, поддерживателя, единственного пособника, помощника многозаботливого, предводительствующего нойона, хранителя, меча и славы ислама и правоверных, главы эмиров двух миров, пособника воителей и борцов, вождя ратей, сокровища государства, опоры царей и султанов, меча повелителя правоверных» [661].

От правителей доживавшей последние годы династии Юань Мамай получил титул ти-тям (t‘itiεm, ти-дянь), который русский переводчик ярлыка Тулакбека митрополиту Московскому передал как «дядя» [662].

Сарайские эмиры, посадив на три дня на престол Мир-Пулата, вынуждены были принять Мюрида. Его власть распространялась на Нижнюю Волгу. Назначенный Мюридом на должность бекларыбека Ильяс, сын Могул-Буги, отобрал было у Мамая Азак, однако вскоре тот вернул его.

«Бысть в то время на Воложском государстве два хана: Авдула хан Мамаевой орды, его же Мамай темник устроил ханом во своей Орде в нагорной стороне, а другий Аммурат в луговой стороне с сарайскими князи. И тако те два хана и те две Орде, мал мир имеющее, меж собою всегда во вражде и бранех» [663].

Авторитет Мюрида был невысок и силы невелики. Московские бояре добились, чтобы Мюрид отобрал Владимирское великое княжение у Дмитрия Суздальского и передал его московскому князю. Однако санкция Мюрида показалась московским правителям недостаточно надежной, и они вступили в сношения с Мамаем, от посла которого Дмитрий Иванович принял ярлык на великое княжение. Разгневанный Мюрид послал ярлык Дмитрию Константиновичу Суздальскому, но в подкрепление своей воли смог отправить только тридцать всадников. Дмитрий Суздальский удержался во Владимире всего 12 дней и был изгнан москвичами [664].

Тем временем, летом 1363 г. в Чагатайском улусе умер хан Туглук-Тэмур, и его сын Ильяс-Ходжа покинул Мавераннахр, отправившись на избирательный курултай в Семиречье. Воспользовавшись этим, Хусейн и Тимур перешли Амударью и вторглись в Мавераннахр. Весной или летом 1364 г. им удалось одержать победу над Ильяс-Ходжой и Бек-Кичиком под Кубба-и-Матин (Кей) близ Кеша, после чего они провозгласили ханом некоего Кабул-шаха, внука Эльджигидая, который, как сообщает Йазди до того «ходил в рубищах дервиша-скитальца» [665].

В Сарае Мюрид процарствовал до начала осени 1363 года, когда его убил бекларыбек Ильяс. Об обстоятельствах гибели этого хана сообщает всё тот же Натанзи:

«Главным эмиром (эмир-ал-умара) улуса Узбекского в его время был Ильяс, сын Могул-Буги. Он имел чрезвычайно красивого сына. У Мюрид-хана к нему была большая склонность, и он хотел убить отца и посадить того на место отца. Однажды он сообщил эту тайну своей жене. Жена, из-за крайнего недомыслия, вообразив, что под видом этого будет другое дело, сообщила эмиру Ильясу о намерении царя. Ильяс, раньше чем тот мог захватить его, использовал возможность и убил Мюрид-хана» [666].

На престол был возведен некий Хайр-Булат, но вскоре изгнан Мамаем.

Как долго продолжалось новое правление Мамая и Абдуллы-хана в Сарай ад-Джедид, и кто занимал там престол в Новом Сарае в течение 765 г. хиджры, то есть с октября 1363 г. до сентября 1364 г – неясно. Однако еще до конца этого года хиджры Мамай потерял Азак, где появляется новый претендент неизвестного происхождения – Азиз-шейх. Натанзи называет его сыном Тимур-Ходжи и внуком Хызр-хана, но, учитывая, что он начинает чекан монет в Азаке, на территории Западной орды, его принадлежность к огланам восточного крыла вызывает сомнения.

В том же 1363 г. умер присырдарьинский хан Кара-Ногай, которого сменил младший брат его по имени Туглы-Тимур [667].

В начале следующего, 766 г. хиджры (сентябрь 1364 – сентябрь 1365 г.) изгнанный из Сарая Хайр-Булат правил в Гюлистане, затем его имя на монетах сменилось именем Булат-Хаджи. Ему удалось овладеть Сараем. М. Х. Френ и вслед за ним А. Григорьев полагают, что Хайр-Булат и Булат-Ходжа – одно и то же лицо, но существенных оснований для такого вывода нет [668].

В это время в Чагатайском улусе хан Ильяс-Ходжа собрал новое войско и весной 1365 года подошёл к границам Мавераннахра. На речке Арысь, притоке Сырдарьи, 22 мая 1365 г. в так называемой «грязной битве» Хусейн и Тимур потерпели сокрушительное поражение. Оба отступили за Аму-Дарью, где Хусейн укрепился близ Баглана, готовый бежать дальше в Индию, а Тимур стал у Балха [669].

Летом 1365 г. торжествовавший уже победу Ильяс-Ходжа столкнулся с совершенно неожиданным для себя противником. При известии о приближении ханского войска в крупнейшем городе Мавераннахра, Самарканде, горожане передали власть местным сербедарам, единомышленникам хорасанских бунтовщиков, во главе которых стали студент медресе Мавляна-Заде и ремесленники Хордак Бухари и Абу Бакр Калави Наддаф. Они сумели организовать оборону лишенного стен города настолько успешно, что через некоторое время Ильяс-Ходжа, в войске которого начался падёж лошадей, вынужден был снять осаду и уйти за Сыр-Дарью. Мавераннахр окончательно отделился от Чагатайского улуса [670].

Воспользовавшись уходом ханского войска, и Тимур вернулся за Аму-Дарью и занял Карши. В дальнейшем, однако, как это обычно бывало среди сербедаров, среди них начались раздоры между умеренными и решительно настроенными, «некоторые из них, кто имел силу, возгордились от этой победы, и они стали чинить жестокости друг над другом. У каждого, кто имел сколько-нибудь силы и мощи, в голове засел ветер гордыни, и они начали ставить ноги за пределы дозволенного и, растянув руки зла, стали чинить беспорядки, проливать кровь невинных» [671].

В Сарае в конце лета или в начале осени 1365 г. Булат-Ходжа был убит в результате заговора эмиров. Натанзи пишет:

«На престол сел Ходжа-хан, сын Эрзена. Продолжительное время он таил в себе желание этого и имел в сердце хорошие намерения. По (воле) судьбы, после восшествия на престол он отступился от этих намерений и устроил основание своего дела на тиранстве. Когда все были стеснены, он снова стал милостивым и ласковым. Когда (возмущение) улеглось и государство пришло в порядок, он возобновил прежние обычаи. Эмиры поняли, что нога не найдет себе места и совместно среди ночи убили его прямо в постели» [672].

Ходжу-хана Натанзи называет сыном Эрзена, следовательно он, как и Мюрид, принадлежал к потомкам Орду-Эджена, претендовавшим на золотоордынский престол. Смерть Булат-Ходжи была, вероятно, связана с потерей сарайским правительством контроля над Крымом: в последних числах августа 1365 г. в Солхате утвердился Мамай, который изгнал или убил правившего там Ходжу Алибека [673]. Впрочем, не до конца ясно, то ли заговор эмиров против Булат-Ходжи стал следствием этой неудачи, то ли Мамай воспользовался очередным переворотом в столице. В пользу последнего предположения свидетельствуют обстоятельства, что следующий хан, Азиз, владевший перед тем Азаком, начал чеканку своих монет в Сарай-ад-Джедид еще в 766 г.х., то есть, до 17 сентября 1365 г., следовательно, занял Сарай не позже середины августа, а в Азаке под тем же 766 г.х. начинают чеканить монету Абдуллы-хана, что также указывает на уход Азиза из Приазовья не позже августа месяца.

Азиз владел Сараем и Гюлистаном. Новый хан укрепил Поволжскую орду и пытался восстановить влияние Сарая на русские княжества: в конце 1365 или начале 1366 г. он вмешался в распри суздальско-нижегородских князей и дал ярлык на Нижний Новгород князю Борису Константиновичу, а его сопернику, Дмитрию Константиновичу Суздальскому выдал в качестве возмещения ярлык на Владимирское великое княжение, хотя к тому времени оно закрепилось за представителями Московского дома. Однако воля хана исполнена не была, Владимирское княжение осталось за Дмитрием Московским, ориентировавшимся на Мамая, Дмитрий Константинович получил Нижний Новгород, а его брат Борис удовлетворился Городцом [674]. Кроме того, желая укрепить свой авторитет на Руси, Азиз выдал митрополиту Алексею ярлык, повторявший положения ярлыка Бердыбека. Наконец, Азиз, вероятно, попытался наладить отношения с Литвой: в конце 1365 г. туда был отправлен в качестве посла Ильяс, сын Кутлу-Буги, на обратном пути, весной следующего года, остановившийся в Твери [675].

В Приазовье тем временем объявился Кельдыбек, который между сентябрем 1365 и сентябрем 1366 г. занял Азак, однако в конечном счете, по всей видимости погиб в столкновении с Мамаем в 767 г.х. После этого, в том же году хиджры Мамай занял Северный Кавказ и начал чеканку монет в Маджаре.

В Мавераннахре весной 1366 г., воспользовавшись разногласиями между местными сербедарами и недовольством, которое они вызвали к себе со стороны части горожан Самарканда, к городу подошли Хусейн и Тимур. Посулами и подкупом им удалось заманить к себе предводителей сербедаров и захватить их. Для Мавляны-Заде, который возглавлял умеренное крыло, и, кроме того, по всей видимости принадлежал к привилегированному и влиятельному сословию сейидов, Тимур выпросил пощаду, остальные были казнены [676].

Западным Чагатайским улусом с весны 1366 г. в качестве эмира государства правил Хусейн ибн Мусалла, при этом область Кеша и Карши получил во владение Тимур в качестве главы барласов. Очень скоро между ним и Хусейном начались раздоры, вылившиеся в войну, продлившуюся до 1368 г., причем Тимур не брезговал звать на помощь прежних врагов, чагатайских ханов из Семиречья, и постоянных противников Чагатаев гератских Куртов [677] .

Тем временем в Сарае, как собщает Натанзи, «Азиз-хан… установил скверные обычаи. Один из потомков султана, знающих сейида Махмуда Ясави, прозванный Сейид-Ата, дожил до его времени и отговаривал его от этих скверных дел. Азиз-хан согласился, раскаялся от руки этого Сейид-Ата и дал ему свою дочь. После 3 лет правления он снова вернулся к прежним обычаям и из-за этого был убит» [678]. По данным нумизматики Азиз-хан был устранен сарайской знатью в первой половине 1367 г. Кто был его непосредственным преемником, не вполне ясно. Известны битые в 768 г. хиджры (сентябрь 1366 – август 1367 гг.) по образцу сарайских монеты Булат-Тэмура, по всей вероятности, тождественного правителю Булгара. Однако поскольку место их чекана установить невозможно, трудно сказать, овладел ли этот областной правитель золотоордынским престолом. Русские летописи сообщают о поражении в 1367 г. на р. Пьяне «князя ординского» Булат-Тимура, убитого после этого по приказу Азиз-хана [679]. Такое указание исключает Булат-Тимура из числа золотоордынских ханов.

Во всяком случае, до середины 1367 г. Сарай был занят Мамаем [680], вновь посадившим в столице Абдуллу-хана.


Примечания

636. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ десятый. – С.233; Там же. Т.18. – С.101. Рогожский летописец под 6869 г. приводит три разные версии событий. Согласно одной, обобщеной и неточной в деталях:

«Убиен бысть царь Кыдырь отъ своего си брата от Мурута и сѣде на царствѣ Мурут. А Мамаи князь Ординьскыи и осилѣлъ съ другую сторону Волги, царь бѣ у него именем(ъ) Авдуля, а третий царь в то же врѣмя въ Ордѣ воста въ нихъ и творяшес(ь) сын царя Чанибѣка именем(ъ) Килдибѣкъ, и тотъ тако же дивы многи творяше въ нихъ. А иные князи Ординьскые затворишась въ Сараи, царя у себе имѣнующи 4-го» (Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Т.15. – Стб.70).

Другая, лучше согласующаяся с известиями Натанзи и данными нумизматики, говорит:

«А царя Хедыря и сына его убили, и бысть в Ордѣ замятня велика, а на царствѣ посадили Хедырева сына болшаго, и пребылъ на царствѣ 2 недѣли, и они его убили, а потомъ Ардемелика посадили на царствѣ, и тотъ царствовалъ мѣсяць, и онѣ его убили. И бысть въ Ордѣ замятня велика и сѣча, старыи княз(и) Сарая и когуи инѣхъ множество побиша… И насѣдѣ на царство Мурутъ, и яшася за нь князи Ординьскые…» (Там же. – Стб. 71).

Детальный анализ второй версии также свидетельствует, что её автор путался в стремительно менявшихся хитросплетениях ордынской политики. Наконец, третья, отрывочная, охватывает события от смерти Хызра до войны Мамая с Мюридом:

«А Темирхозя перебѣжа за Волгу и тамо убiенъ бысть, а Мамаи перебѣжа за Волгу, а Орда и царици вси съ нимъ… А въ Ордѣ тако бысть замятня, Хѣдыревъ сынъ Мурутъ на одинои сторонѣ Волги, а на другои Килдибѣкъ, и межи ихъ бысть сѣча и Кильдибѣка убили, а Мамаи привелъ съ собою царевича, и бысть Мамаю съ Мурутом сѣча о Волзѣ» (Там же. – Стб. 71, 73).

637. Кыяты считали себя родичами Борджигинов, рода Чингис-хана, и потому претендовали на привилегированное положение в монгольских государствах. Р. Почекаев отождествляет Алыш-бека, отца Мамая, с Али-беком, правителем Крыма (Почекаев Р. Ю. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. СПб., 2009. – С. 307, прим. 312), однако, такое отождествление кажется недостаточно обоснованным. По сведениям Ибн-Халдуна (Тизенгаузен В. Г. Сборник…, том I. – С.389) он был зятем и фаворитом Бердыбека и, по мнению В. Егорова и Р. Почекаева, занимал при нем должность бекларыбека, однако, в свете данных ряда источников бекларыбекство Мамая при Бердыбеке вызывает сомнения. И. Измайлов предполагает, что Мамай бежал из Сарая после захвата власти Хызром (История татар… Том III. – С.697).

638. Согласно Ибн-Халдуну (Тизенгаузен В. Г. Сборник…, том I. – С.390). Х. Френ приводит битую в Азаке монету 762 г.х. (ноябрь 1360 – октябрь 1361 гг.) с легендой «Мамай, царь правосудный» (Френ X. М. Монеты ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных мухаммеданских династий. – СПб., 1832. – С.20). По мнению М.Г. Сафаргалиева это может свидетельствовать о том, что первоначально Мамай пытался провозгласить ханом себя, но поскольку это полностью шло вразрез с ордынской традицией, решил в дальнейшем править от имени подставного хана-чингизида, оставив за собой титул бекларыбека. Впрочем, многие нумизматы считают опубликованную Х. Френом монету подделкой.

639. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ десятый. – С.233; Татищев В.Н.… Том пятый. – С.112. Впрочем, Никоновская летопись относит ко времени правления Тэмур-Ходжи солнечное затмение, имевшее место 29 октября 1361, в таком случае этот хан правил не меньше трех месяцев.

640. Сборник материалов… – С. 130.

641. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Т.15. – Стб.71.

642. Сборник материалов… – С.130.

643. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Т.15. – Стб.71.

644. Сборник материалов… – С.130.

645. Утемиш-хаджи. Ук. соч. – С.113.

646. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ десятый. – С.233; Татищев В.Н.… Том пятый. – С.112.

647. Сборник материалов… – С. 129.

648. Согласно Натанзи, среди погибших в правление Кельдыбека был также бекларыбек Могул-Буга, однако, более достоверным кажется сообщение русских летописей о его казни Хызр-ханом. Какие-то неурядицы осенью 1361 или весной 1362 г. имели место и в Крыму: надгробие из Отузов сообщает о смерти в 763 г. (ноябрь 1361 – октябрь 1362 гг.) некоего Идриса, названного «мучеником» и умершего на 19 лет раньше отца (Акчокраклы О. Старо-Крымские и Отузские надписи // Известия Таврического общества истории, археологи и этнографии. Том I (58-й). – Симферополь, 1927. – С.9).

649. С осени 1362 г. Мамай начинает от имени Абдуллы чеканку монет в Азаке (Григорьев А. Золотоордынские ханы… – С.37).

650. Натанзи и русские летописи сообщают, что Кельдыбек был убит своими эмирами (Сборник материалов… – С. 129; Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ четвертый. IV. V. Новгородскiя и псковскiя лѣтописи. – СПб.,1848. – С.64), однако, известны монеты, чеканенные им в Янгишехре в 765 г.х. (1363/1364) и в Азаке в 767 г.х. (1365/1366) (Григорьев А. Золотоордынские ханы… – С.36-37). И. Измайлов, опираясь на свидетельство Рогожского летописца полагает, что Кельдыбек погиб в битве с Мюридом (История татар… Том III. – С.701), однако, Мюрид погиб в конце 1363 г., т.е., Кельдыбек пережил его по меньшей мере на полтора года.

651. См.: История татар… Том III. – С.701.

652. На своих монетах он помещал имя Джанибек-хана (иногда «султана покойного Джанибек-хана»), не признавая таким образом законность сарайских правителей, начиная с Бердыбека.

653. Тизенгаузен В. Г. Сборник…, том I. – С.349, 413.

654. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ десятый. – С.233. Ср.: Там же. Т. 18. – С.101.

655. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С. 27-35; Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.169-179. Близ Мерва, в Махане, Тимур со спутниками попал в плен к туркменскому вождю Али Джаны-Курбаны и то ли 50 дней, то ли 62 дня провёл «в темнице, кишевшей блохами», а в Сейстане стрелы пробили ему руку и ногу (Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.71, 159-161, 168, 292), причем враждебные Тимуру слухи сообщали, что это произошло не в бою, а при угоне скота у местных жителей (Ибн-Арабшах. История амира Темура. – С.27-28; Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.151).

656. «Повесть о Подольской земле» сообщает:

«Коли господаремь был на литовьскои земли князь великий Олгирд и, шедъ в поле с литовьским воискомъ, побилъ татар на Синеи воде, трех братовъ: князя Хачебея а Кутлубуга а Дмитрия. А тыи трии браты Татарьское земли, отчичи и дедичи Подольскои земли, а от них заведали атамани и боискаки, приеждючи от тыхь атамоновь, имовали с Подольскои земли дан» (Полное собрание русских летописей. Т. 35. Летописи белорусско-литовские. М., 1980. – С. 66, 74).

Более подробное, хотя очень беллетризованное известие приводит Мацей Стрыйковский:

«Года от Господа Христа 1331. Ольгерд, заключив перемирие на два года с крестоносцами прусскими и лифляндскими, отправился против татар в Дикое Поле; следовали также с ним и четыре его племянника Кориатовичи: Александр, Константин, Юрий, Феодор – Корията, князя новгородского сыновья. A когда пришли к Синей Воде, минув Канев и Черкасы, показалася им в поле большая орда з тремя цариками на три отряда разделенная.

Один отряд вёл султан Кутлубах [Kutłubach], второй возглавлял Качибей-Керей [Kaczybejkierej], а третьим командовал султан Димейтер [Dymejter]. Ольгерд, увидев, что татары готовы к бою, построил своих в шесть выгнутых отрядов…, чтобы татары, как задумали, не могли бы их окружить в обычных стычках и причинить им вред стрелами. Татары с яростным упорством начали бой, засыпав литву густым железным градом из луков, завязали несколько стычек, но причинили им малые потери…

А литва с русинами вместе с саблями и копьями набросилась на них, и в рукопашном бою прорвали передовые части, и смешали им ряды полукругом, а другие, особенно новогрудцы с Кориатовичами, с самострелами набросились на них с флангов и длинными копьями сбрасывали их с сёдел, как ветер снопы в бурю. Не сумев дольше выдержать лобового натиска литвы, татары стали смешиваться и перепуганные бежать в широко поле. На побоище остались убитыми три их царика: Кутлубах, Качибей (от имени которого названо Качибейским солёное озеро в Диком Поле по дороге как идти к Очакову) и султан Димейтер… » (Macej Stryjkowski. Kronika Polska, Litewska, Žmódzka і wszystkiej Rusi. T. 2. – Warszawa, 1846. – S. 6-7).

Сообщение Густынской летописи является кратким изложением Стрыйковского.

657. См.: Синьоводська проблема у новiтнix дослiдженнях. – К., 2005. Н. Жарких считает, что в Рогожском летописце речь идет о локальном походе литовцев в Тверское княжество (на территории которого есть река Синяя), а известие о победе Ольгерда над татарами является вымыслом (Жарких М. . – Київ, 2016 – 2017.

658. Эта точка зрения базируется опять таки на сообщении Стрыйковского, который, повествуя о временах Витовта, описывает поход «гетмана Ольгерда» (!!!) против «трёх цариков, братьев Крымского, Киркельского и Манкопского, которые с Подолья, (как и Кромер в летописце в кн.15 упоминает) брали в то время дань» (Macej Stryjkowski. Kronika… – S. 6-7). Такое мнение развивал, в частности, Ф. К. Брун (Брун Ф.К. О поселениях итальянских в Газарии: Топографические и исторические заметки // Тр. I АС в Москве в 1869 г. Т.II. – М., 1871. – С.395). В. Мыц связывает «султана Димейтера» с правителем татар, перекочевавших в Добруджу в середине XIV в. (Мыц В.Л. Битва на Синей Воде 1363 г. в историографии средневекового Крыма // Археологічний літопис Лівобережної України (до 600-річча битви на Ворсклі 1399 року), № 1. – Полтава, 2002. – С.110).

659. Полное собрание русских летописей. Том сороковой. Густынская летопись. – Спб., 2003. – С.130. На то, что в конце 1350-х годов Киев ещё не принадлежал литовскому князю, указывает факт более чем годичного проживания там митрополита Алексия, врага Литвы, отмеченный в решении константинопольского патриаршего синода от июля 1361 г. (Грушевський М. Історія України-Руси. Том IV. – Сс.76-78). Обстоятельство, что позднейшие ордынские монеты из Гвоздевского клада, найденные вместе с чеканом Владимира Ольгердовича, имеют дату 1364 г. (Там саме. – С.84), указывает, что его власть в Киеве установилась не позже середины 1360-х годов. Таким образом, золотоордынские ханы утратили власть над Киевом между 1361 и 1365 гг.

660. Грушевський М. Історія України-Русі…Т.IV. – С. 83, 84; Хромов К. на территории Киевского княжества в 50-е годы XIV века («киевские подражания монетам Джанибека»).

661. Тизенгаузен В. Г. Сборник… Том I. – С. 350.

662. В русских летописях так обозначался представитель монгольского ка’ана. Титул, вероятно, восходит к китайскому термину ти-дянь «администратор», «инспектор» (Рыкин П. О. Титям: об одном китайском титуле в средневековых русских летописях // АБ-60. Сборник статей к 60-летию Альберта Кашфулловича Байбурина. – СПб., 2007. – Сс. 475-492).

663. Татищев В. Н.… Том пятый. – С.113. Ср.: Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ десятый. – С.233.

664. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.2; Там же. Т.18. – С.102.

665. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С. 37; Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.185-187, 189-190. Уже весной следующего, 1365 г. Кабул-шах был убит своим аталыком (Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.190).

666. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том II. – С. 130.

667. Утемиш-хаджи. Чингиз-наме. – С.73

668. Френ X. М. Монеты ханов Улуса Джучиева… . – С.278-279; Григорьев А. Золотоордынские ханы… С.33.

669. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С.38-40; Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.192-194. Согласно другой точке зрения битва произошла на р. Чирчик.

670. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С.40-41.

671. Там же. – С.41.

672. Сборник материалов… – С. 131.

673. Саргсян Т.Э. Армянские памятные записи XIV века о политической жизни в Крыму и строительной деятельности крымских армян // Историческое наследие Крыма, 2004. № 8. – С.153, 156; История татар. Т. IV. – С.132.

По мнению В. Мыца именно с захватом Крыма Мамаем связаны разрушения и пожар в Херсоне (Херсонесе), после которого город окончательно пришёл в упадок (В.Л. Мыц. «Крымский поход» Тимура … – Сс.112-113). В любом случае, окончательное разорение Херсона никак не могло явиться следствием вымышленного А. Якобсоном (Якобсон А.Л. Средневековый Херсонес (XII—XIV вв.). – М.-Л., 1950 – С. 42; Его же. Крым в средние века. – М., 1973. – С.129) «похода Едигея в Крым в 1399 г.», поскольку последнего, в свете данных письменных источников, не было и быть не могло.

674. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.5; Там же. Т.18. – С.103.

675. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Т.15. – Стб. 79. Отождествление этого Ильяса с Ильясом, сыном Могул-Буги, бекларыбеком Мюрида (Исхаков Д.М., Измайлов И.Л. Этнополитическая история татар… – С. 152) не имеет веских обоснований.

676. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С.41. Предположение, что Мавляна-заде был помилован, так как принадлежал к сейидам, потомкам Пророка, расположения которых Тимур искал высказывает А. Гафуров (Гафуров А. Имя и история. – М.,1987. – С.104-105).

677. Там же. – С.44-60; Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.201-223.

678. Там же. – С. 130-131.

679. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.9; Там же. Т.18. – С.106.

680. Между 1365 и 1367 гг. Мамай овладел Наровчатом.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 337

Модифицировано : 26.06.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.