Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / История / Полдень и сумерки Великого Края / «Великая замятня»: новые игроки

Полдень и сумерки Великого Края

«Великая замятня»: новые игроки

Талах Виктор

Продолжительность очередного правления в Сарае Мамая и его ставленника вновь неясна. Согласно Ибн-Халдуну «один из эмиров государства стал оспаривать у него [Абдаллаха] престол. Он поставил (ханом) из детей канских другого, по имени Кутлуг-Темир» [681]. А.Г. Гаев считает, что арабский историк исказил свой источник и упомянутый у него Кутлуг-Тэмур – отец новопоставленного хана, тождественного Ульджай-Тэмуру, который чеканил монету под 768-769 г.х. (т.е., до и после конца августа 1367, но не позже середины августа 1368 г.) [682].

Тем временем в западном Чагатайском улусе весной 1368 г. двухлетняя междоусобная война закончилась примирением эмира государства Хусейна и главы барласов Тимура [683].

На неожиданный и насильственный конец правления Ульджай-Тэмура указывает находка, сделанная в 2002 г. на Селитренном городище: штемпель монет этого хана с датой 769 г.х. и медные заготовки для монет, так и оставшиеся неиспользованными [684]. Вероятно, монетная мастерская Ульджай-Тимура была разорена во время очередного переворота. Ибн-Халдун пишет, что сарайского эмира и поставленного им хана убил Мамай. Однако чекан Ульджай-Тэмура прекращается в 769 г.х., а выпуск в Сарае монет Мамаем начинается в 771 г.х. (июль 1369 – июль 1370). Кто правил в Сарае между августом 1368 – и июлем 1369 (а возможно и весной 1370 г.) – неясно.

Преследование неприятеля. Миниатюра рукописи «Шах-Намэ», тебризская школа, вторая пол. XIV в. Стамбул, Музей Топкапы.

Преследование неприятеля. Миниатюра рукописи «Шах-Намэ», тебризская школа, вторая пол. XIV в. Стамбул, Музей Топкапы

На основании данных нумизматики М. Сафаргалиев допускает, что в 1369 г. в Сарае некоторое время правил шибанид Хасан [685]. Если это так, то в борьбу за Сарай вступила ещё одна территориально-политическая группировка, ранее в ней не участвовавшая. Более определённо, что в 770 или 771 г.х. (т.е. между августом 1368 и июлем 1370 гг.) в орде Мамая хана Абдуллу сменил Мехмед-Булак (обстоятельства смерти Абдуллы-хана неизвестны) [686]. Правление провозглашенного Мамаем Мехмед-Булака продолжалось в Сарае необычно долго – не менее 4 лет. Это можно рассматривать как свидетельство определенной консолидации знати Западной орды. В 1370 г. в союзе с нижегородскими князьями полководец Мамая Ачи-Ходжа подчинил его власти Булгар, разделенный между признавшим зависимость от Мамая Хасаном и неким Мехмед-Султаном.

К 772-773 г.х. (июль 1370 – июль 1372 гг.) относится очередная нумизматическая загадка – чеканенные в Сарае монеты с женским именем Тулунбек. Ю.Е. Варваровский, И.М. Миргалеев, Р.Ю. Почекаев полагают, что это была дочь Бердыбека, супруга Мамая, которую тот провозгласил ханшей и власть которой признала не только столичная округа, но и Тагай, эмир Мохши [687]. По мнению А. Григорьева речь идет о небрежно выполненной дате и на самом деле монета была отчеканена в 783 г.х. (1381/1382 гг.) от имени супруги Токтамыша [688].

Между тем, в Западном Чагатайском улусе мир между эмиром государства Хусейном и главой барласов Тимуром оказался весьма недолгим. В начале 1370 г. Тимур поднял открытый мятеж против Хусейна. Кроме барласов к нему примкнули каучины, арлаты и сулдузы, а также наместник Самарканда Али-Шер. Во главе их войск Тимур направился к Балху, избранному Хусейном столицей; по дороге к нему примкнули правители Кундуза, Бадахшана и Хутталяна. На берегу реки Дара-и-Гиз Тимур провозгласил ханом своего верного соратника Суюргатмыш-оглана из числа потомков Угедея. В произошедшем в шабане 771 г.х. (28 февраля – 29 марта 1370 г.) у стен Балха сражении Хусейн потерпел поражение и попал в плен. Тимур, хоть и пообещал побежденному жизнь, не стал препятствовать тому, чтобы его беки убили Хусейна [689].

После этого, 9 апреля 1370 г. под Балхом состоялся курилтай, на котором вся полнота власти была вручена новому эмиру государства Тимуру Барласу, который для упрочения своих прав женился на вдове Хусейна ибн Мусаллы, дочери Казан-хана Сарай-Мульк-ханым, получив таким образом статус гургена [690]. После двенадцати лет непрерывных междоусобиц на обломках Чагатайского улуса возникло новое централизованное государство, тюрко-иранское по составу населения и мусульманское по культуре и идеологии, в котором от прежнего удела потомков Чингиса остался только номинальный хан.

В том же 1370 году, воспользовавшись распрями между тверскими и московскими князьями, Мамай отправил ярлык на великое Владимирское княжение тверскому князю Михаилу, однако москвичи подкупили его посла Сары-ходжу, и тот, «на Москве у великого князя Дмитрея многу честь и дары взяв», по возвращении стал хлопотать перед Мамаем за передачу великокняжеского стола прежнему владетелю. В июне следующего, 1371 г. сам двадцатиоднолетний московский князь Дмитрий Иванович отправился к Мамаю в Орду ад-Джедид, «и учти добре князя Мамая, хана, и ханши, и князи, и пожалован бысть опять великим княжением Володимерским, и велику честь прият от хана и от князей» [691].

Заключенный между Дмитрием и Мамаем союз предусматривал, между прочим, некоторое уменьшение «выхода» в Орду в обмен на помощь против ордынских противников Мамая. Прежнему фавориту, Михаилу Александровичу Тверскому, Мамай будто бы написал:

«Мы же тебе дали великое княжение и давали же тебе войско и силы, чтобы посадить тебя на великом княжении. А ты войска и сил наших не взял, а говорил, что своими силами сядешь на великом княжении. А ты сиди, с кем тебе любо, а от нас помощи не ищи» [692].

Впрочем, уже через два года Мамай предпринял поход на Рязанское княжество, и Дмитрий Иванович вынужден был выступить с войском на Оку, чтобы не допустить ордынцев в свои владения.

Одновременно, в 1371 г. Мамай возобновил обмен посольствами с мамлюкским Египтом, отправив посла ко двору султана Насираддина Шабана. Впрочем, последний проявил по отношению к ордынскому временщику высокомерие, назвав себя в ответном письме не «братом», как было принято, а «родителем» [693]. Это, правда, не прервало дипломатических отношений, которые продолжались, по крайней мере, до 1374 г.

Тем временем оказалось, что укрепившийся в Мавераннахре Тимур не собирается ограничивать свою власть рубежами владений Казагана. Одной из первых его жертв оказался отпавший от Улуг Улуса Хорезм. В 1372 г. Тимур потребовал от правившего в Ургенче Хусейна Суфи, сына Нангудая, чтобы тот вернул ему ранее принадлежавшие Чагатаям Кават (Кят) и Хивак (Хиву). Тимур писал: «Подать Хивака и Кавата принадлежит улусу Чагатая, воспользовавшись тем, что нет хозяина, её присваивал ты. Отселе надобно, чтобы ты отсек руку от этой прибыли, перестал думать о ней, не притязать и передать все нашему человеку. Тогда между нами будет дружба». Правитель Хорезма ответил дерзко: «Эту область я отвоевал саблей и у меня возьмут саблей» [694], весной 1372 г. Тимур выступил в поход. Однако пока он осаждал Ургенч, Хусейн Суфи умер, а занявший его место младший брат, Юсуф Суфи, готов был признать права Тимура [695].

После того, как войско Тимура ушло из Хорезма, некоторые бежавшие от самаркандского правителя беки склонили Юсуфа Суфи к разрыву и нападению на Кят. Это принудило Тимура весной 1373 г. предпринять новый поход; но когда его войско приблизилось к низовьям Аму-Дарьи, правитель Хорезма запросил мира, который был скреплен браком старшего сына Тимура Джахангира-мирзы и дочери Юсуфа Суфи, внучки Узбек-хана Севин-бики, состоявшимся в начале лета 1374 г. [696]

Переговоры. Миниатюра XIV в.

Переговоры. Миниатюра XIV в.
«Альбомы Дица», Берлин, Государственная библиотека.

С середины 1370-х годов в борьбу за сарайский престол вновь вмешивается Кок-Орда. В 770 году хиджры (1368/1369 год; эта дата подтверждается как сообщением Натанзи, так и данными нумизматики) ханом в Сыгнаке становится Мехмед Урус-хан. По всей видимости, он стал преемником правивишего с 1363 г. Тоглу-Тэмура. О его происхождении источники приводят противоречивые данные: Натанзи называет Уруса сыном хана Чимтая (Ишимтая) из дома Орду-Эджена, в то время как генеалогическое сочинение «Муизз аль-ансаб» – сыном Бадака, праправнука Тука-Тэмура [697]. Частная, на первый взгляд, генеалогическая проблема, имеет существенное значение для понимания политической истории Кок-Орды.

Если Урус принадлежал к потомству Тука-Тэмура, это означает, что в предполагаемом столкновении преемников Кара-Ногая и Ишимтая верх взяли первые, если он является членом династии Орду-Эджена – то последние. В позднем «Сборнике летописей» Джалаира Кадыр Али-бия сообщается, что

«в ту же смуту Урус-хан со своим войском ушел к Ала-Тагу. В то время после Джанибек-хана над всем улусом [левого крыла] бием был Джир-Кутлу, сын Кыйата Исатая. Урус-хан убил Джир-Кутлу. Все признали старшинство Урус-хана» [698].

Однако Джир-Кутлу погиб ранее 1359 г. (исходя из приведенных сведений, между 1357 и 1359 гг.), то есть, не меньше чем за десять лет до того, как Урус овладел Сыгнаком и стал владыкой в Кок-Орде. Либо, что кажется более вероятным, в сообщении Кадыр-Али-бия смешаны разные события (гибель Джир-Кутлу при неизвестных обстоятельствах и возвышение Уруса), либо уже по меньшей мере во второй половине 1350-х годов Урус был самостоятельным правителем юрта, расположенного возле гор Ала-Таг в центральном Казахстане, достаточно сильным, чтобы одержать верх в столкновении с могущественным наместником сарайского хана. В любом случае, вопрос о происхождении Урус-хана, равно как и об обстоятельствах его воцарения в Сыгнаке остается открытым.

Натанзи указывает, что Урус-хан был сторонником активного вмешательства в борьбу за власть во всем Великом Крае ещё в бытность свою престолонаследником: «Все время он побуждал своего отца к тому, чтобы тот завладел также и улусом Кок-орды, но Чимтай не слушал (его)» [699]. После прихода к власти Урус-хан будто бы

«на первом же курилтае сообщил то, что было в его уме, столпам державы и вельможам двора. Все согласились и стали побуждать и подстрекать его. Несколько дней он устраивал большие пиры и жаловал каждому дорогие подарки, а (затем) направился в ту сторону» [700].

Впрочем, на самом деле первые годы правления Урус-хан был занят укреплением своей власти на востоке от Яика. Тем временем, весной 1374 г. в Нижнем Поволжье сожилось тяжелое положение: случилась сильная засуха, «и у Мамая тогда во Орде бысть мор велик» [701]. Против и без того малопопулярного в столице главы кыятов выступил правитель Хаджитархана Хаджи-Черкес, «пошел на Мамая, победил его и отнял у него Сарай». Однако долго в столице Хаджи-Черкес не усидел, так как на берегах Волги появился Урус-хан [702]. Тот осадил Хаджитархан, а не позже июня 1374 г. овладел всем Поволжьем, включая Сарай. Никоновская летопись сообщает в связи с этим: «Того же лѣта во Ордѣ замятня бысть, и мнози князи Ординскіа межи собою избіени быша, а Татаръ безчислено паде» [703].

Урус-хан господствовал в Сарае в течение большей части следующего, 776 года хиджры (июнь 1374 – июнь 1375 г.). Однако уже летом 1375 года он вынужден был уйти с Волги [704], по всей видимости, изгнанный Мамаем и Мехмед-ханом (известны их монеты, отчеканенные в Сарай-ад-Джедид в 776 и 777 годах хиджры, то есть, до и после июня 1375 г.). Как всегда, правление Мамая в Сарае оказалось эфемерным: в 777 г.х., т.е., между июлем 1375 и маем 1376 г. там утвердился глава Шибанова улуса Алибек [705] (В. Егоров называет его Ильбаном и отличает от Айбека, хотя М. Сафаргалиев считает всех троих идентичными, А. Григорьев полагает, что он тождественен Каганбеку [706]). Вскоре Алибек погиб в одной из стычек, и в том же 777 г.х. его сменил сын Гиясэддин Каганбек [707].


Примечания

681. Тизенгаузен В. Г. Сборник… Том I. – С.390; Кайдарова А. А. А., Ускенбай К. З. Ибн Халдун о пребывании Урус-хана в золотоордынском Поволжье в 70-е гг. XIV века // Вопросы истории Казахстана. Вып. V. Алматы, 2004. – С. 76

682. Гаев А. Г. Генеалогия и хронология Джучидов. К выяснению родословия нумизматически зафиксированных правителей Улуса Джучи //Древности Поволжья и других регионов. Вып. IV. Нумизматический сборник. Том 3. Н. Новгород. 2002. – С. 22-24.

683. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С.60; Тамерлан. Автобиография. Уложение. – С.223-225.

684. Клоков В.Б.. Золотоордынский монетный штемпель с Селитренного городища // XI Всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. – СПб., 2003. – С.82-84.

685. Сафаргалиев М.Г. Ук. соч. – С.125-126. П.С. Савельев сообщает о монете Хасана с титулом «султан правосудный», битой в Сарае в 771 г.х. (Савельев П.С. Монеты джучидов… – С.212). Этот Хасан может быть тождественен известному из «Муизз ал-Ансаб» сыну Бек-Кунды, внуку Бадакула, правнуку Джучи-Буки, праправнуку Бахадура.

686. Рогожский летописец и Симеоновская летописи относят это событие к мартовскому 6878 г. (Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Т. 15. – Стб.92; Там же. Т.18. – С.109), т.е., периоду между мартом 1370 и мартом 1371 г. В Сарай-ад-Джедид монеты с именем Мехмед-Бюлека начали чеканиться в 771 г.х., т.е., до июля 1370, исходя из чего воцарение этого хана в столице можно отнести ко времени между мартом и июлем 1370 г. В то же время, в Орда-ад-Джедид в 770-771 г.х. билась монета с именами и Абдуллы, и Мехмед-Бюлека. Это связано, скорее всего, с обычным в ордынской монетной практике использованием старых штемпелей, на которых не была изменена дата, в результате чего получился «Мехмед-Бюлек. 770 г.х.».

687. Варваровский Ю. Е. Улус Джучи в 60 – 70-е годы XIV века. Казань, 2008 – С.89; Миргалеев И. М. Политическая история Золотой Орды периода правления Токтамыш-хана. Казань, 2003. – С.37; Почекаев Р. Ю. Цари ордынские. – С.130, 313, прим.356.

688. Григорьев А. Золотоордынские ханы… – С.27.

689. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С.66-69; Ибн-Арабшах. История амира Темура. – С.32-33. Только через два года, решив расправиться с главным из убийц Хусейна, Кей-Хосровом из Хутталяна, Тимур выдал его нукерам Хусейна на расправу (Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С.77).

690. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С. 69.

691. Татищев В.Н.… Том пятый. – С.123. Согласно Симеоновской летописи Дмитрий даже перекупил за огромную сумму в 10 тысяч рублей задержанного в Орде за долги сына Михаила Тверского, князя Ивана, и держал в Москве, пока отец того не выкупил (Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Т.18. – С.111).

692. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.15; Там же. Т.15. – Стб.96-97.

693. Тизенгаузен В. Г. Сборник… том I. – С. 350.

694. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С. 74.

695. Там же. – С. 75-77.

696. Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. – С. 77-79. Йазди передаёт имя матери невесты Sh-k-r-b-y-k, по всей видимости, это искажённое Sh-r-n-b-y-k, «Ширин-бики».

697. «Урус-хан – сын Бадака, сына Тимур-Ходжи, сына Бактука, сына Ачика, сына Урингташа, сына Тукай-Тимура» (см.: Ускенбай К.З. Политическая деятельность Урус-хана и его место в истории казахской государственности // Отан тарихы (Отечественная история). 2006, №1. – Сс. 89-90).

698. Цит. по: Утемиш-хаджи. Ук. соч. – С.61.

699. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том II. – С.131.

700. Там же.

701. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.21; Татищев В.Н.… Том пятый. – С.127.

702. Р. Ю. Почекаев полагает, что Урус-хан занимал Сарай ад-Джедид дважды – в 1372 и 1374 гг. (Почекаев Р.Ю. Цари ордынские. – С. 133), однако, сарайские монеты Уруса, относящиеся к 1372 – 1373 гг. неизвестны. После изгнания Мамая из Сарая в 1374 г. его прежний союзник Дмитрий Иванович Московский разорвал союз с ним. Понимание событий первой половины 1374 г. осложняется наличием монет шибанида Арабшаха, двоюродного брата Хасана, будто бы чеканенных в Сарай-ад-Джадид всё в том же 775 г.х. (Марков А.К. Инвентарный каталог мусульманских монет императорского Эрмитажа. – СПб,1896. – №859), однако, дата скорее всего является ошибкой гравера, вырезавшего «5» вместо «9».

703. Полное собраніе русскихъ лѣтописей. Томъ одиннадцатый. – С.19.

704. Дату 782 г. (1379-1380 гг.) на чеканенных в Сарае монетах Урус-хана А. Григорьев считает ошибкой резчика, перевернувшего цифры (Григорьев А. Золотоордынские ханы… – С.35).

705. В 1373-1374 гг. в Сарайчуке чеканились монеты от имени некоего Алп-Ходжи. Одни исследователи считеют его соперником Алибека, а другие отождествляют их (История татар… Том III. – С.704).

706. Сафаргалиев М.Г. Ук. соч. – С.127-128; Григорьев А. Золотоордынские ханы… . – С.36; Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва. – М., 1980, с. 198-199.

707. Подробное, хотя и путаное сообщение об этих событиях приводит Ибн-Халдун:

«Хаджи-Черкес, владетель хаджитарханских уделов, пошёл на Мамая, победил его и отнял у него Сарай. Мамай отправился в Крым и стал править им независимо. Когда Хаджи-Черкес ушел из своего владения, то Урус-хан послал войска свои из горной страны Хорезмской, которые осадили Хаджитархан. Хаджи выслал свои войска против них с одним из эмиров своих, который прибегнул к хитрости, успел отогнать их от Хаджитархана, потом внезапно напал на них и на эмира, предводительствовавшего ими.

Хаджи-Черкес был очень озабочен этой враждой. Против него выступил Айбек-хан, отнял у него Сарай и некоторое время самовластно правил им. Потом он погиб, и после него Сараем правил сын его Кары-хан. Против него выступил Урус-хан из гор Хорезмских и отнял у него Сарай. Кары-хан, сын Айбек-хана, бежал в свои первоначальные уделы. Урус-хан утвердился в Сарае, а Мамай в Крыму, ему же принадлежали земли между Крымом и Сараем. Это произошло в 76 году (т.е. между июнем 1374 и июнем 1375 гг.)» (Тизенгаузен В. Г. Сборник… Том I. – С. 391).

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 324

Модифицировано : 26.06.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.