Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

6. Первые попытки изучения
архитектуры Софии

Каргер М.К.

Мы не случайно столь подробно остановились на исторической судьбе памятника. Только внимательное архитектурно-археологическое изучение самого памятника и анализ разнообразных письменных и графических источников, документирующих различные периоды его архитектурной истории, позволяют подойти к решению проблемы реконструкции первоначального облика Киевской Софии.

Проблема эта, привлекавшая внимание уже исследователей начала XIX в., имеющая полуторавековую историографию, доныне вызывает острые дискуссии, захватывая все более широкие круги историков архитектуры, архитекторов, археологов и реставраторов.

Уже первые исследователи памятника не могли не обратить внимания на разновременность его отдельных частей. Впервые собор был обмерен в 1810 г. художником Д.И.Ивановым, может быть при участии архитектора П.С.Максютина, сопровождавшими К.М.Бороздина в его археологическом путешествии по России. Два плана собора по нижнему и верхнему этажам, разрез, восточный и западный фасады, мастерски исполненные Д.И.Ивановым, оставались, к сожалению, весьма долгое время неопубликованными, хотя четыре огромных альбома рисунков к путешествию К.М.Бороздина уже давно обратили на себя внимание исследователей древнерусского искусства.

[Д.В.Поленов. 1) Описание Бороздинского собрания рисунков к его археологическому путешествию по России с гг. Ермолаевым и Ивановым в 1809-1810 гг. Тр. I АС в Москве (1869), т. I, М., 1871, стр. 62-71; 2) Биографическое известие о сочинителе Атласа. Там же, стр. 71-74. Альбом хранится в Рукописном отделе ГПБ им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. План, разрез и восточный фасад собора по обмерам 1810 г. были опубликованы впервые почти полвека спустя Н.Закревским (Описание Киева. М., 1868, Атлас, л. 10), однако без выделения на плане древнейшего ядра здания, и позже Г.Г.Павлуцким в «Истории русского искусства» (под ред. И.Грабаря, т. I, стр. 145). На основе этого же плана А.П.Новицкий и К.В.Шероцкий делали свои попытки реконструкций древнейшего плана Софии (см. ниже). Утверждение С.Я.Грабовского и Ю.С.Асеева (Дослідження Софії Київської. В кн.: Архітектурні пам’ятники. Збірник наукових праць. Київ, 1950, стр. 29), что план 1810 г. был использован в первой половине XIX в. Е.Болховитиновым и М.Ф.Берлинским, лишено каких-либо оснований, ибо план, опубликованный Е.Болховитиновым, не имеет ничего общего с планом 1810 г., а М.Ф.Берлинский вообще никаких планов Софии никогда не издавал] [с. 118]

София. План по обмерам Д.Иванова

Рис. 26-1. София. План по обмерам Д.Иванова. [с. 119]

План собора по обмеру Д.И.Иванова (Альбом, табл. V), не только достаточно точно фиксировал памятник к началу XIX в. [существенной неточностью плана была форма северной башни, но, заостренная с юга, она, по-видимому, не могла быть тогда обмерена точнее], но и представлял первую попытку выделить среди его разновременных частей древнейшее ядро (рис. 26, 1). В плане особой расцветкой выделена средняя часть храма, включающая пять нефов, три галереи, примыкающие с севера, юга и запада к пятинефному ядру здания, и северная башня. В объяснительном тексте к таблице К.М.Бороздин писал:

«В древние времена Софийский собор, по-видимому, был менее обширен и при внимательном рассматривании его строения, кажется, приметить можио сделанные впоследствии, и, вероятно, при помянутом же митрополите Могиле, многие пристройки, которые и означены на чертежах окраской, несколько от древнего строения отличной» [Альбом К.М.Бороздина, объяснительный текст к табл. V].

Очевидно, надстроенные в конце XVII в. вторые этажи наружных галерей с окнами, обрамленными наличниками в стиле московского зодчества XVII в., толкнули исследователей на безусловно ошибочную мысль – отнести и нижние этажи этих галерей с заложенными уже арочными проемами к XVII в.

София. План, опубликованый…

Рис. 26-2. София. План, опубликованый Е.Болховитиновым. [с. 119]

По сравнению с планом 1810 г. план, опубликованный в 1825 г. Е.Болховитиновым (автор неизвестен), был шагом назад [[Е.Болховитинов]. Описание Киево-Софийского собора…, таблица]. План этот (рис. 26, 2) отличается прежде всего крайней неточностью в пропорциях. Нефы, примыкающие с северной и южной сторон к среднему, сильно сужены, тогда как боковые нефы, наоборот, несколько расширены, благодаря чему получается, что северный и южный нефы, примыкающие к среднему нефу, почти вдвое уже по сравнению с боковыми нефами собора, чего нет в натуре. Южная башня показана без среднего столба, а на месте северной башни на плане изображены два прямоугольных помещения, разделенных глухой стеной.

[Несмотря на эти грубые неточности, совершенно искажающие весь облик памятника, план, опубликованный Е.Болховитиновым, некритически переиздавался вплоть до самого последпего времени: П.Г.Лебединцев. О св. Софии Киевской. Атлас к Трудам III АС, Киев, 1878, табл. III; И.И.Толстой и Н.П.Кондаков. Русские древности…, стр. 113, рис. 86; Д.В.Айналов и Е.К.Редин. Древние памятника искусства Киева. Харьков, 1899, стр. 8, рис. 3; Н.В.Покровский. 1) Памятники христианской архитектуры, особенно русские. СПб., 1910, стр. 41, рис. 20; 2) Церковная археология в связи с историей христианского искусства. Пгр., 1916, стр. 141, рис. 294; Ф.И.Шмит. Искусство…, стр. 38, рис. 3 (план назван «приблизительным»); G.Loukomsky. Le chiese byzantine е ucraine a Kief. Architetto e arti decorativi, 1924, fasc. 3]

Е.Болховитинов, полагавший, что Киевская София выстроена по образцу Константинопольской, считал, что киевский храм «как внутренним расположением, так и пристройками» подражал «в малом виде» константинопольскому [[Е.Болховитинов]. Описание Кнево-Софийского собора…, стр. 29]. Болховитинов считал, что Софийский собор имел «двойные по бокам и одну с запада галерею в два яруса» [там же]. При этом, однако, он полагал, что «ниж[с. 120]ний ярус галерей сих окружен был сплошными присенками, или портиками до пояса верхнего яруса, так что кругом церкви сей. как и Константинопольской, внизу был покрытый обход с трех сторон, исключая алтаря» [там же].

При производстве в 1840-1850-х годах реставрационных работ под руководством Ф.Г.Солнцева архитектором П.Спарро были сделаны новые, более детальные, но тоже схематические обмеры памятника, опубликованные позже Русским археологическим обществом в Атласе «Киевский Софийский собор».

София. План. 1840-е годы

Рис. 27. София. План. 1840-е годы. [с. 121]

[Древности Российского государства. Киевский Софийский собор. СПб., 1871, табл. I – V. Несколько раньше в изданном И.Фундуклеем «Обозрении Киева в отношении к древностям» (Киев, 1847) был опубликован план Софийского собора, исполненный неизвестным автором по самостоятельным, достаточно точным обмерам. На этом плане (рис. 27) впервые более или менее правильно была показана своеобразная форма северной башни собора. По-видимому, вскоре после этого обмера помещение к югу от башни было замуровано, и на чертеже, опубликованном в Атласе, южная стена башни показана непомерно толстой. План 1847 г. переиздавали: V.Kiprianoff. Histoire pittoresque de l’architecture en Russie… St. Pelersbourg, 1864, табл. 7; М.П.Погодин. Древняя русская история до монгольского ига, т. III, отд. I. М., 1871, Атлас, табл. 52; А.М.Павлинов. История русской архитектуры. М., 1894, стр. 17, рис. 7; Е.Голубинский. Археологический атлас ко второй половине I тома «Истории русской церкви». М., 1906, табл. XXV, рис. 1] [с. 121]

По-видимому, в те же годы Ф.Г.Солнцев выполнил первый проект реконструкции первоначальных форм храма. Рисунки Ф.Г.Солнцева, хранящиеся в Киевском историческом музее, изображают восточный, западный и южный фасады собора в первоначальном виде (рис. 28, 1, 2).

София. Восточный фасад. Реконструкция… София. Западный фасад. Реконструкция…
Рис. 28-1. София. Восточный фасад. Реконструкция Ф.Солнцева. [с. 123] Рис. 28-2. София. Западный фасад. Реконструкция Ф.Солнцева. [с. 123]

[Рисунок восточного фасада был опубликован впервые на обложке издания «Киевский Софийский собор»; позже он переиздавался с небольшими изменениями: S.Stroganoff. L’art russe par Е.Viollet le Duc et l’architecture en Russie du X au XVIII siecle. St. Petersbourg, 1878; П.Г.Л[ебединцев]. Описание Киево-Софийского кафедрального собора. Киев, 1882, таблица; М.Грушевский. Иллюстрированная история Украины. СПб., 1913, стр. 82, рис. 82; Н.В.Покровский. Церковная археология…, стр. 141, рис. 295. Фотографии со всех трех рисунков Ф.Г.Солнцева были опубликованы А.П.Новицким: О.Новицький. Спроби реконструкції Київської Софії. ЗВУАК, т. І, Київ, 1932, табл. II, рис. 1-2; табл. III, рис. 1]

По проекту Ф.Г.Солнцева к пятинефному ядру собора с юга и севера примыкают одноэтажные галереи [А.П.Новицкий (Спроби…, стр. 247), опубликовавший впервые рисунки Ф.Г.Солнцева, ошибочно трактуя рисунок восточного фасада собора, считал, что на реконструкции Ф.Г.Солнцева изображены с северной и южной сторон по две галереи, из которых крайние несколько уже и ниже. В действительности на рисунке Ф.Г.Солнцева видны восточные стенки лестничных входов у северо-западного и юго-западного углов]; на плоской кровле их устроено «гульбище», на которое ведут две лестницы, расположенные в юго-западном и северо-западном углах храма. Фасады галерей, по Солнцеву, прорезаны полуциркульными арками, во всех членениях, кроме среднего, соответствующего подкупольному пространству; в этом членении и на южном, и на западном фасаде изображена дверь с полуциркульным верхом, а по сторонам ее по окну. Над арочными проемами проходит пояс плоских двухуступчатых ниш.

Некоторые особенности представляют, по рисунку Ф.Г.Солнцева, западный фасад храма (рис. 28, 2). Он также, как и южный и северный фасады, опоясан открытой галереей [А.П.Новицкий (Спроби…, стр. 247) ошибочно считал, что с западной стороны на рисунке Ф.Г.Солнцева галереи нет], однако над тремя средними членениями возведен второй этаж, стены которого завершаются полуциркульными закомарами.

Все главы собора [А.П.Новицкий (Спроби…, стр. 248) ошибочно считал, что на реконструкции Ф.Г.Солнцева лишь одиннадцать глав, в действительности их тринадцать] Ф.Г.Солнцев увенчал куполами «со скуфейкой», не учитывая того, очевидно, что эта техника кладки купольных сводов, действительно характерная для Софии, отнюдь не отражалась на внешнем облике глав. Реконструкция Ф.Г.Солнцева, несмотря на все ее несовершенство, имела все же несомненно крупное научное значение, представляя первую попытку графического осмысления первоначального архитектурного образа храма. Опубликованный на обложке издания «Киевский Софийский собор» рисунок восточного фасада с небольшими изменениями переиздавался неоднократно [с. 122] вплоть до недавней поры. Реконструкция Ф.Г.Солнцева, несмотря на ее многочисленные грубые ошибки и неточности, все же толкнула научную мысль вперед, к дальнейшей разработке архитектурной истории памятника.

П.Г.Лебединцев, изучавший Софийский собор в течение многих лет, в частности собравший многочисленные письменные известия об истории памятника, несколько раз обращался к вопросу о первоначальном облике храма. В большом докладе на III Археологическом съезде в Киеве, посвященном Софии Киевской, он пытался охарактеризовать ее древнейший облик следующим образом.

«По первоначальному плану, – говорил он, – храм состоял из большого прямоугольника, имеющего в длину 18.5 саж. и в ширину 18 саж. С трех сторон – южной, западной и северной – опоясывали его одноэтажные галереи в 4 саж. широты и до 3 саж. высоты. Галереи южная и северная были до половины открытыми, состоя из столбов и арок на протяжении 10 саж. от запада к востоку по линии нынешних стен Апостольского и Сретенского приделов. Такое же устройство, по всей вероятности, имела и западная галерея. На западной стороне собора с двух концов было две башни, или вежи… Внутри каждой вежи или башни была каменная лестница; посредством этих лестниц всходили на хоры или верхние галереи» [П.Г.Лебединцев. О Софии Киевской, стр. 67-68].

П.Г.Лебединцев, как явствует из приведенного отрывка, рассматривал наружные галереи (Ф.Г.Солнцев их полностью отбрасывал!) и обе башни как основные части древнейшего здания, не ставя вопроса об их разновременности.

Восемь лет спустя в своем «Описании Киево-Софийского собора» П.Г.Лебединцев, основываясь, по-видимому, на наблюдениях, сделанных при реставрационных работах 1880-х годов в западной части храма, уже отмечает, что северная, южная и западные одноэтажные паперти, или галереи, были «пристроены к собору… во второй половине XI в.» [П.Г.Л[ебединцев]. Описание Киево-Софийского собора. Киев, 1882, стр. 8]. Более поздней пристройкой он считал также и южную башню собора. Доказательством неодновременности этих частей с основным массивом храма П.Г.Лебединцев считал «щель между стеной храма и стеной башни, прислоненными одна к другой, и окна в стенах собора, северной и южной, прилегающих к папертям» [там же].

Эту же мысль о более позднем происхождении наружных галерей высказывал, правда, в очень неясной формулировке еще П.А.Лашкарев, в докладе на том же III археологическом съезде, где выступал с первым докладом П.Г.Лебединцев.

«Притвор [в Софии] не только предшествует церкви с запада, – говорил П.А.Лашкарев, – имея над собою по обычаю также хоры, но и обходит остальное пространство церкви с севера и юга, имея в былое время над собой, по крайней мере с южной стороны, уже открытую площадь, вроде балкона, Площадь эта была затем расширена и перешла на западную и северную сторону церкви присоединением к паперти северной, запад[с. 124]ной и южной стороны еще особой аркады со сводами снизу и открытой же площадью сверху, с парапетом по краям этой площади (разрядка наша, – М.К.) и особыми башнями в северо-западном и юго-западном углах, частью ведшими на эту площадь и хоры церковные, частью имевшими и свое независимое от этого назначение» [П.А.Лашкарев. Церковно-археологические очерки, исследования и рефераты, Киев, 1898, стр. 150].

А.М.Павлинов считал вид Софийского собора настолько изменившимся, что «по его наружным формам нельзя составить себе понятие о том, каков он «был в древности» [А.М.Павлинов. История русской архитектуры, стр. 20]. Может быть, именно вследствие этого он решал проблему реконструкции первоначальных форм памятника с предельной простотой: взяв рисунок А.Вестерфельда, изображающий восточный фасад собора, он обрезал его по границам северной и южной боковых апсид и считал «реконструкцию» [с. 125] вполне готовой [там же, стр. 17, рис. 7]. Так же он поступил и с планом. Взяв за основу план 1847 г. (опубликованный И.Фундуклеем), он отбрасывал по две галереи с северной и южной сторон и одну (наружную) галерею, вместе с обеими башнями с западной. Внутреннюю западную галерею автор рассматривал как западную часть основного массива собора [там же, стр. 21, рис. 8]. Башни и «все остальные прибавления, которые видны на плане», по Павлинову, «суть пристройки позднейшаго времени» [там же, стр. 20, ср.: А.М.Павлинов. 1) Архитектура в России. Домонгольский период. Вестн. изящных искусств, т. VI, 1888, стр. 52; 2) История архитектуры в России. Домонгольский период. Русск. художеств. архив, вып. V-VI, 1892, стр. 256].

Эту же крайне упрощенную попытку реконструкции древнейших, форм Софии повторяли Д.В.Айналов и Е.К.Редин, считавшие, что «первоначальный план собора, вне всякого сомнения, заключал в себе пять апсид, и имел, следовательно, вид почти правильного квадрата» [Д.В.Айналов и Е.К.Редин. 1) Киевский Софийский собор. СПб., 1889, стр. 7; 2) Древние памятники искусства Киева, стр. 10], и Н.П.Кондаков, утверждавший, что «первоначальный план собора заключал в себе пять нефов и, соответственно им, пять алтарных апсид» [И.И.Толстой и Н.П. Кондаков. Русские древноети…, стр. 114].

Приходится отметить, что в 80-90-х годах XIX в. интерес к историко-архитектурным исследованиям Софии несколько упал; исследователи больше интересовались мозаиками и росписями собора. Многие важные для реконструкции древнего облика памятника положения, установленные работами Ф.Г.Солнцева, П.А.Лашкарева и П.Г.Лебединцева, были на некоторое время забыты.

София. План-реконструкция А.Новицкого

Рис. 29. София. План-реконструкция А.Новицкого. [с. 125]

В 1903 г. А.П.Новицкий опубликовал в своей «Истории русского искусства» новую попытку реконструкции древнейшего плана Софии (рис. 29) [А.П.Новицкий. История русского искусства с древнейших времен, т. I. М., 1903, стр. 43, рис. 27]. Реконструкция эта представляет не что иное, как известный уже нам план 1810 г. (художника Д.И.Иванова), изданный позже в Атласе Н.Закревского, на котором А.П.Новицкий вопреки своему сопроводительному тексту, кстати представляющему почти дословное повторение соответствующего места из статьи П.Г.Лебединцева, отметил черной заливкой те части плана, которые он считал относящимися к «старинной постройке». К этим «старинным» частям А.П.Новицкий отнес основной пятинефный массив собора, в который он ошибочно включил и западную внутреннюю галерею, в той ее части, которая соответствует пяти нефам собора, обе башни и помещение, примыкающие с севера к южной башне.

Этой совершенно нелепой реконструкции противоречил сопроводительный текст, где говорилось:

«С трех сторон южной, западной и северной его (прямоугольник с пятью алтарными полукружиями, – М. К.) опоясывали одноэтажные галереи, в четыре саж. ширины и до трех саж. высоты. Галереи эти состояли [с. 126] из столбов и арок… Что касается до южной башни, то во время одной из реставраций, производившейся в 1882-1883 гг., было обнаружено, что она представляет собою пристройку XI или XII в. к уже оконченному собору» [там же, стр. 42-43].

Несмотря на нелепость нового варианта реконструкции и на несоответствие его объяснениям самого автора, «реконструкция» А.П.Новицкого имела незаслуженный успех. Вскоре ее переиздал К.Верман в своей «Истории искусства всех времен и народов», в качестве единственного образца древнейшей русской архитектуры [К.Woerman. Geschichte der Kunst aller Zeit und Völker, II. Leipzig und Wien, 1905, стр. 130]. В 1915 г. реконструкция А.П.Новицкого переиздана В.Никольским [В.Никольский. История русского искусства, т. I. М., 1915, стр. 17] и М.Красовским [М.Красовский. Планы древнерусских храмов. Пгр., 1915, стр. 185, рис. 72], в 1932 г. – Д.В.Айналовым [D.Ainalov. Geschichte der russischen Monumentalkunst der vormoskovitischen Zeit. Berlin-Leipzig, 1932, стр. 12, рис. 2].

Реконструкция плана Софии, опубликованная М.С.Грушевским (1903 г.), представляла новый вариант плана 1810 г. (художника Д.И.Иванова). М.С.Грушевский добавлял к пятинефному зданию собора по одной галерее с северной, южной и западной сторон и две башни [М.Грушевський. Історія України-Руси, т. III. Львів, 1903].

Все перечисленные выше попытки представить первоначальный план Софии, начиная с реконструкций второй половины 80-х годов XIX в., отнюдь не опирались на какие-либо новые архитектурно-археологические исследования памятника, представляя результат чисто умозрительных комбинаций из искусственно вырванных элементов чрезвычайно сложного архитектурного организма, каким является здание Киевской Софии.

Единственным исключением в этом отношении была попытка Н.А.Окунева, в статье которого, посвященной частному вопросу – изучению крещальни Софийского собора [Н.А.Окунев. Крещальня Софийского собора в Киеве. ЗОРСА, т. X, Пгр., 1915, стр. 113-137, табл. XXII-XXIX], автор на детальном архитектурно-археологическом исследовании одного лишь небольшого «уголка» Софии, давно заброшенного, превращенного в складочное помещение, почему и избегнувшего внимания «обновителей», смог поставить и обоснованно решить ряд важнейших вопросов реконструкции древнейшего архитектурного облика памятника в целом.

Изучением различных систем кладок, видных в крещальне, дополненным исследованием разновременных росписей, фрагментарно (но без поздних записей) сохранившихся в этом помещении, детальным изучением рисунка А.Вестерфельда, не понятого его первым издателем Я.И.Смирновым, Н.А.Окунев сумел убедительно доказать, что западный поперечный неф нынешнего собора, принимавшийся авторами многочисленных приведенных выше реконструкций за внутреннее западное членение основного ядра собора, в действительности был в древности его западной открытой галереей. Такие же открытые галереи [с. 127] примыкали к северной и южной стенам собора.

Н.А.Окунев убедительно показал, что арка восточной стены крещальни (в ней позже была устроена апсида крещальни) с плоской двухуступчатой нишей над ней является не чем иным, как отлично сохранившейся частью этой внутренней галереи [там же, стр. 132-133]. Н.А.Окунев затруднялся дать окончательный ответ на вопрос, современны ли основному ядру собора эти внутренние галереи и связанная с ними северо-западная башня, считая, что для этого ответа необходимо изучение кладок и выяснение времени устройства хор в соборе [там же, стр. 133]. Однако он склонялся именно к этому решению. «Если хоры, – писал он, – устроены одновременно с постройкой собора, что не вызывает никаких сомнений, то и эти притворы вместе с башней возникли тогда же, потому что иначе нельзя было бы попасть на хоры» [там же]. На этом же основании Н.А.Окунев предполагал, что притворы эти были двухэтажные, так как, по его словам, «проход на хоры возможен с лестницы (в северо-западной башне) только через второй этаж западного притвора» [там же].

Детальным исследованием различных кладок крещальни Н.А.Окунев доказал существование второй (внешней) западной открытой галереи, пристроенной во второй половине (или середине) XI в. Вопрос о времени появления вторых (внешних) галерей с южной и северной сторон собора автор считал нерешенным, полагая, что предположение некоторых старых авторов об одновременности их с основным ядром собора «допустимо, хотя и вносит некоторое нарушение в единство плана собора» [там же]. Мысль о том, что Киевская София некогда имела два ряда открытых галерей с северной, южной и западной сторон, Н.А.Окунев подкреплял сопоставлениями с пятью рисунками А.Вестерфельда, опубликованными Я.И.Смирновым. Необходимо, правда, отметить, что из приведенных им рисунков лишь один был сопоставлен действительно с той частью собора, которая на нем изображена; остальные сопоставления нуждались в уточнениях.

Значение статьи Н.А.Окунева, ставившего перед собой весьма скромные, частные вопросы архитектурной истории памятника, было исключительно велико; статья показывала, какие огромные перспективы открываются перед исследователем, пожелавшим от умозрительного «проектирования», необоснованных реконструкций перейти к углубленному архитектурно-археологическому исследованию сложного архитектурного памятника, созданного трудом многих поколений строителей.

На исследования Н.А.Окунева в основном опиралась реконструкция первоначального плана Софии, опубликованная в «Путеводителе» К.В.Шероцкого. Взяв за основу известный уже нам план 1810 г., К.В.Шероцкий показал [с. 128] на нем различной штриховкой древнейшую часть, в составе пяти нефов собора, опоясанных с трех сторон галереей, с башней у северо-западного угла [К.В.Шероцкий. Киев. Путеводитель, стр. 29].

Наружные галереи и юго-западную башню К.В.Шероцкий относил к концу XI-XII вв. Наружные галереи, возникшие, как полагал К.В.Шероцкий, на месте находившихся здесь раньше «романских аркбутанов», подпиравших первоначальные стены собора, имели, по его словам, «наверху вид балкона, как на фасаде венецианского собора» [там же, стр. 30]. При характеристике внутреннего пространства собора К.В.Шероцкий, не учитывая серьезных поздних перестроек западной части среднего нефа после падения западной стены в начале XVII в., ошибочно считал, что в Софии «надо предположить базиличный прием раздельного существования двух половин хор» [там же, стр. 31-32].