Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

13. Фрагменты архитектурного убранства интерьера Софии

Каргер М.К.

Киевский Софийский собор, дошедший до нашего времени в барочном наряде XVII – XVIII вв., лишь внутри сохранил, хотя и фрагментарно, черты своего былого великолепного убранства. Раскрытие древних фресковых росписей Софии, расчистка ее всемирно известных мозаик, начатые в 1920-х годах, позволили, до некоторой степени, подойти к реставрации неповторимого интерьера Софии. Однако решению этой задачи крайне мешал грубый пол из чугунных плит, скрывавший не только былую роскошь мозаичного ковра древнейшего пола, но и нижние части древних фресок на стенах и столбах храма.

Путешественники XVI – XVII вв., посещавшие Киев, видевшие Софию еще в развалинах, с восхищением описывали не только мозаики и фрески, покрывавшие уцелевшие стены и своды собора, но и ее богато декорированные полы. Эрих Ляссота, побывавший в Киеве в 1594 г., отмечал, что сильно обветшавший собор Софии «внутри отделан мозаичной работой, пол же выложен красивыми цветными камешками» [Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей. Киев, 1874, стр. 16]. [с. 182]

Подробно описывает мозаичные полы Софии Павел Алеппский, сопровождавший в половине XVII в. антиохийского патриарха Макария в его путешествии по России.

«Когда входишь в храм через западные двери, – писал он, – то глазам твоим открывается пол хороса (средняя подкупольная часть здания, – М.К.), сделанный из удивительной многоцветной мозаики с разнообразными тонкостями искусства. Такой же пол внутри алтарей и перед ними» [Павел Алеппский. Путешествие…, вып. II, стр. 69].

Во время запустения и последующих неоднократных реставраций XVII, XVIII и XIX вв. древний мозаичный пол Софии был в большей своей части уничтожен, а случайно сохранившиеся фрагменты скрыты под более поздними полами.

С 1843 по 1853 г. Софийский собор подвергся капитальной реставрации, проводившейся под общим руководством акад. Ф.Г.Солнцева. Начатая в связи со случайным обнаружением древних фресок, открывшихся из-под обвалившейся штукатурки, реставрация 40-50-х годов коснулась не только фресковой росписи собора. План реставрационных работ предусматривал и целый ряд мероприятий «по возобновлению» архитектуры собора [П.Г.Лебединцев. Возобновление Киево-Софийского собора в 1843-1853 гг. Киев, 1879, стр. 40-54].

Реставрационные работы в значительной степени коснулись и полов собора. Судя по донесению епархиального архитектора П.Спарро, составленному им по освидетельствовании собора совместно с Ф.Г.Солнцевым в августе 1844 г.,

«полы чугунные плитные как внизу, так и на хорах по всем углам и около столбов, поддерживающих своды собора, вместо чугуна заложенные досками или кирпичом, в некоторых местах начинали оседать от осадки под ними земли и портящихся сводов в погребах» [там же, стр. 8].

Указывая, что «древняя живопись открыта и около самого пола на столбах, коей нижняя часть закрыта чугунными плитами, что доказывает, что весь пол собора был прежде гораздо ниже», авторы донесения предлагали «сорвать весь пол, осмотреть своды подвалов и где потребуется исправить, высыпать и утрамбовать землей, вымостить кирпичом в елку и осадить пол гораздо ниже» [там же, стр. 8-9]. Судя по тому, что авторы проекта предлагали вместо имевшейся одной ступени на солею сделать три, понижение пола в алтарной части собора не предполагалось [там же, стр. 9].

Летом 1846 г. пол в соборе был понижен почти на 0.5 м, за исключением алтарной части храма, возвышенное положение которой, по мнению комитета, ведавшего реставрацией собора, придавало ей более величественный вид [там же, стр. 40-41]. По-видимому, для подкрепления своего решения комитет указывал также, что под полом в алтарной части собора не было обнаружено фресок, хотя именно в алтарной части целость фресковой росписи наиболее грубо нарушалась вы[с. 183]соко поднятым полом. Понижая пол на всей остальной площади собора почти на 0.5 м, руководители реставрационных работ полагали, что древний пол собора Существовал на этой глубине. Новый пол был уложен из чугунных плит меньшего размера, изготовленных по специально утвержденному образцу [там же, стр. 46].

Предположенное по первоначальному проекту устройство отопления в соборе осуществлено не было, благодаря чему на некоторое время были сохранены древние полы собора. Однако руководители реставрационных работ не проявили к ним ни малейшего интереса. Древний мозаичный пол еще достаточно хорошо, хотя и фрагментарно, сохранившийся к этому времени, по-видимому, даже не был раскрыт.

В начале 1880-х годов был решен вопрос об устройстве отопления в соборе. В 1882 г., в связи с устройством центральной камеры для топки, была заново выстроена в «ложновизантийском» стиле западная паперть собора. Новый фундамент ее был углублен до 3.5 м вместо 2. Большие земляные работы, произведенные в связи с этим в западной части собора, были осуществлены без серьезного научного наблюдения.

Но наиболее сокрушительные работы были произведены при проведении отопительных каналов по всей длине южного и северного нефов собора, для чего были вырыты на большую глубину каналы шириной 1.15 м, прорезавшие не только древний мозаичный пол, но и все поперечные ленточные фундаменты собора. Стены и своды каналов были выложены из кирпича, а сверху засыпаны строительным мусором и землей до уровня чугунного пола. Многие крупные обломки мраморных колонн, карнизов и другие фрагменты древнего декоративного убранства собора, хранящиеся с давних пор в крещальне, были собраны во время работ по устройству отопления [Сохранением этих драгоценных фрагментов мы обязаны вмешательству проф.А.В.Прахова].

Первую серьезную попытку археологических исследований внутри Софийского собора сделал Д.В.Милеев в 1909 г. Это были даже не раскопки в собственном смысле этого слова. В октябре 1909 г. было предпринято переустройство чугунного пола в главном алтаре Софии, который решено было заменить более теплым деревянным паркетом. Д.В.Милееву, руководившему тогда большими археологическими раскопками в Киеве, Археологическая комиссия поручила провести наблюдения за этими ремонтными работами.

Несмотря на ограниченность возможных исследований, Д.В.Милеев, как чрезвычайно тщательный исследователь, сделал очень много ценных наблюдений. Установив наличие в среднем алтаре собора нескольких полов, лежавших на разных уровнях, он правильно связал их с различными этапами жизни собора. Наблюдения эти, сделанные на очень ограниченной площади, однако, не только пролили свет на историю внутреннего убранства собора, но и поставили вопрос о возможности дальнейших поисков древних мозаичных полов в этом наиболее пышно убранном памятнике киевского зодчества. [с. 184]

19 февраля 1910 г. на заседании Отделения русской и славянской археологии Русского археологического общества Д.В.Милеев сделал доклад о результатах своих небольших раскопок [Д.В.Милеев. Об остатках древних полов Киево-Софийского собора, открытых осенью 1909 г. ЗОРСА, т. IV, СПб., 1913, Прот., стр. 331-335], позже опубликованный [Д.В.Милеев. Древние полы в Киевском соборе св. Софии. Сборник археологических статей, поднесенный гр. А.А.Бобринскому. СПб., 1911, стр. 212-221].

Выступивший в том же заседании А.В.Прахов указывал, что систематические раскопки всей внутренности храма представляют одну из важнейших и первоочередных задач будущего археологического исследования собора [ЗОРСА, т. IX, СПб., 1913, стр. 334]. Решением Отделения дальнейшее археологическое исследование Софийского собора было признано весьма желательным [там же, стр. 335].

Совещание Киевского общества охраны памятников старины и искусства, заслушав 4 августа 1912 г. доклад Распорядительного комитета Общества об исследовании и реставрации Киево-Софийского собора, пришло к решению, что дальнейшее археологическое исследование Софийского собора может пролить много света на вопрос о его древнем убранстве и совершенно необходимо перед реставрацией собора [ИАК, Прибавл. к вып. 48, СПб., 1913, Арх. хроника, стр. 21-22].

Однако широко поставленные исследовательские работы внутри Софийского собора стали возможны лишь после превращения его в 1934 г. в архитектурно-исторический заповедник. В том же году в соборе были проведены небольшие раскопки в южной и северной башнях, а также во Владимирском приделе [И.Скуленко. Реставрация бывш. Софиевского собора в Киеве. Сов. музей, М., 1936, № 3, стр. 59. К сожалению, научный отчет в архиве заповедника не сохранился]. В 1936 г. экспедицией Института истории материальной культуры Академии наук УССР были проведены первые крупные археологические раскопки в соборе. Раскопками 1936 г. были вскрыты весь крайний южный неф собора от древней западной стены до апсиды Михайловского придела включительно и внутренняя южная галерея.

Несмотря на значительность площади раскопок 1936 г., сохравнившиеся участки древнего пола удалось обнаружить только в двух местах и на весьма небольшой площади. Между столбами южной тройной арки под хорами, в западном ее делении, была обнаружена in situ отлично сохранившаяся шиферная плита с мозаичной инкрустацией. Кроме того, раскопками 1936 г. были открыты весьма фрагментарно сохранившиеся незначительные остатки пола из поливных плиток в алтаре придела архангела Михаила. Пол этот лежал на 0.20-0.25 м выше уровня древнейшего мозаичного пола собора. Результаты раскопок 1936 г. остались необработанными и неопубликованными.

В 1939-1940 и 1949-1952 гг. Софийский архитектурно-исторический заповедник провел крупного масштаба археологические исследования собора под руководством автора настоящих строк. Раскопками 1939-1940 гг. была [с. 185] вскрыта полностью площадь среднего нефа собора, двух северных нефов и примыкающего к среднему южного нефа (крайний южный неф, как сказано выше, был раскопан в 1936 г.). Площадь всех четырех нефов была раскопана на всем протяжении от древней западной стены собора до солеи, на которой стоит барочный резной иконостас XVIII в. Кроме того, была раскопана площадь четырех алтарных апсид собора (пятая была вскрыта ранее раскопками 1936 г.).

В 1949-1950 гг. дополнительными раскопками внутри собора был вскрыт древний пол на участке между восточной парой подкупольных столбов, проведены разведочного характера раскопки в средней части и в южном конце солеи, а также подверглись дополнительному исследованию отдельные участки пола, вскрытого раскопками 1940 г. в средней апсиде.

Наконец, в 1952 г. удалось провести раскопки на всей площади солеи, в том числе и под иконостасом XVIII в., установленным на время раскопок на домкратах, а после исследования и фиксации всех участков древнего мозаичного пола, сохранившихся под ним, опущенного на уровень древнего пола.

Вся площадь пола собора, за исключением апсид, к началу раскопок была покрыта квадратными чугунными плитами, положенными на кирпичную вымостку, с подсыпкой под плиты тонкого слоя песка. Этот пол был сделан, как сказано выше, во время капитальной реставрации собора 40-50-х годов XIX в. Под этим полом на всей раскопанной площади лежал незначительный (от 0.15 до 0.25 м) слой темно-серого грунта, под которым вплоть до уровня древнего пола насыпан щебень из крупных обломков кирпича, камня и известкового раствора. В этом слое нередко встречались обломки древних плиточных кирпичей и куски древнего раствора с примесью толченого кирпича, но в основном слой состоял из обломков строительного материала XIX в. Не может быть никаких сомнений в том, что весь этот слой насыпан одновременно при устройстве чугунного пола XIX в.

В нескольких местах в щебне были встречены незначительные, крайне плохо сохранившиеся остатки пола, состоявшего из белого известкового раствора, на котором были видны отпечатки шестигранных кирпичных плиток. Полы из подобных плиток были найдены in situ в средней апсиде собора и в приделе Георгия. Этот пол был полностью уничтожен при настилке пола XIX в. Уровень этого пола хорошо прослеживался на поверхности столбов храма: фрески, лежавшие ниже его, были сильно залиты белым известковым раствором.

На глубине 0.60-0.70 м под уровнем чугунного пола лежит известковая подготовка древнейшего пола собора. Она представляет толстый, очень прочный слой раствора извести с примесью мелкотолченого кирпича, отчего раствор имеет розоватый цвет. Большая часть раскрытой в 1939 г. площади сохранила только этот слой, представляющий подготовку под мозаичный пол. Подготовка эта не сохранилась лишь там, где она была пробита для погребений. Кроме того, вдоль южного и северного нефов собора в 80-х годах XIX в. проложены широкие отопительные каналы, которые почти полностью уничтожили древние полы в этих нефах. [с. 186]

На многих участках на известковой подготовке сохранились фрагменты мозаичного пола. Наилучший по сохранности фрагмент был частично раскрыт еще в 1936 г. Он находится между восьмигранными столбами южной тройной арки и кресчатым столбом к западу от нее. Здесь была раскрыта большая, прямоугольная шиферная плита, которая обрамлена мозаичным набором из разноцветных смальт (табл. XXIII, 1). Мозаичная кайма имеет в ширину от 0.12 до 0.14 м. [с. 187]

К северо-западу от этого фрагмента, в северо-восточном углу крёсчатого столба, в 1939 г. был раскрыт еще один большой кусок хорошо сохранившейся мозаики пола (табл. XXIII, 2). К востоку от этого фрагмента сохранились небольшими участками куски смальты в растворе. Там, где смальта выпала, в растворе хорошо прослеживаются гнезда от нее.

София. Мозаичный пол в южном нефе. План

Рис. 60. София. Мозаичный пол в южном нефе. План. Раскопки 1939 – 1940 гг. [с. 187]

На этом же участке была установлена чрезвычайно интересная особенность техники мозаичного набора полов. Под слоем известкового раствора, в который инкрустировались смальты, лежит еше один слой раствора; на поверхности его, еще в то время, когда он не затвердел, острым инструментом сделана графья, которой должен был руководствоваться мастер при наборе смальты (табл. XXIV). Под этим слоем лежит описанная выше известковая подготовка, сохранившаяся почти на всей площади пола. Тщательное изучение этого участка показало, что сохранившиеся в третьем слое наборы смальты действительно сделаны по рисунку, данному графьей нижележащего слоя подмазки. Линии графьи продолжаются в полосах сохранившихся участков мозаичного набора,. и ширина мозаичных полос соответствует расстояниям между линиями графьи. Прямые линии графьи сделаны по линейке, круги – циркулем (рис. 60).

Северная сторона этого прекрасно сохранившегося участка древнего пола перерезана по прямой линии – отопительным каналом XIX в., уничтожившим большую часть хорошо сохранившегося участка пола. По другую сторону этого канала (к северу) сохранилось продолжение мозаичного пола (рис. 60). На этом участке еще нагляднее можно изучить устройство древнего пола Софии. Здесь мы видим нижний слой подготовки, лежащей непосредственно на грунте. На нем лежит второй слой подмазки с отлично сохранившейся графьей. Поверх этой подмазки наложен третий слой с инкрустированными смальтами, частично сохранившимися in situ.

У восточной стороны юго-восточного столба на небольшом участке верхний слой подмазки имеет несколько иной цвет, благодаря меньшей примеси толченого кирпича. В этом слое отчетливо сохранились отпечатки квадратных плиток (0.105:0.105 м). Два небольших фрагмента этих плиток, сохранившихся in situ у самого столба (рис. 60), и несколько целых плиток, найденных в засипи,.. позволили, установить, что этот участок пола был покрыт не набором смальты,. а керамическими плитками с цветной поливой. Этот факт наряду с отличием состава самой подмазки заставляет признать описанный участок пола более поздней чинкой, однако, судя по раствору и характеру плиток, сделанный еще в очень древнее время, во всяком случае не позже XII в. Причина этого ремонта объясняется, по-видимому, прогибом древнего пола при осадке столба. Аналогичное явление было установлено Д.В.Милеевым и нашими раскопками 1940 и 1950 гг. в алтарной части собора, где древний пол у южной стены апсиды также был исправлен после прогиба еще в очень глубокой древности [Д.В.Милеев. Древние полы…, стр. 215-216, рис. 6].

София. Графья мозаичного пола в…

Рис. 61. София. Графья мозаичного пола в северном нефе. План. Раскопки 1939 г. [с. 189]

Хорошо сохранившийся участок древнего пола был обнаружен в 1939 г, в северном нефе собора, у северной тройной арки (рис. 61). Еще в 1936 г. здесь. [с. 188] небольшим шурфом была обнаружена шиферная фигурная плита в виде полудужек, примыкающих к узкой длинной полосе. Между западным восьмигранным столбом и кресчатым подкуполышм столбом лежала, по-видимому, большая шиферная плита, на месте которой сохранилось сейчас углубление. По краям этой плиты тоже были мозаики, от которых сохранились лишь незначительные фрагменты с восточной стороны углубления.

К югу от столбов в 1939 г. был раскрыт большой участок пола с хорошо сохранившимся вторым слоем подмазки, покрытой графьей из переплетающихся кругов различного диаметра (табл. XXV, 1). Как и соответствующий участок южного нефа, этот кусок пола обрезан почти по прямой линии отопительным каналом XIX в., за которым (к югу) рисунок пола продолжается около восточной стороны северо-западного центрального столба (рис. 61).

На том же участке местами сохранился и третий слой подмазки с незначительным количеством смальтовых инкрустаций. Обращает внимание отличие р ісунка пола северного нефа от аналогичного участка южного нефа. Здесь рисунок состоял только из переплетающихся кругов различного диаметра при полном отсутствии прямых линий.

Небольшими по площади шурфами, заложенными еще в 1950 г. на двух участках солеи, были обнаружены в средней части солеи остатки нижнего слоя подготовки под древний пол и в южной части солеи, между юго-восточным [с. 189] кресчатым столбом и восточным восьмигранным столбом южной тройной подходной арки, шиферная плита in situ, с мозаичным набором, обрамляющим ее по краям.

Раскопки, проведенные в 1952 г. на всей площади солеи, в том числе и под, иконостасом, установленным на время раскопок на домкратах, позволили обнаружить ряд новых участков древнего мозаичного пола, сохранившегося в различной степени.

Под иконостасом XVIII в. еще раскопками 1949-1950 гг. была обнаружена нижняя часть более древнего иконостаса, относящегося ко времени Петра Могилы.

В 1952 г. остатки этого иконостаса, имевшего сложный фигурный план, были открыты полностью. Сохранились лишь кирпичные основания этого иконостаса на высоту до 30-40 см. Западная поверхность кладки этого основания была оштукатурена и выкрашена клеевой краской. По решению Специальной комиссии Управления по делам охраны памятников при Совете министров УССР остатки этого иконостаса после обмеров были удалены. Под ними были обнаружены значительные по площади, отлично сохранившиеся участки древнего мозаичного пола.

В северной части солеи, между восточной частью тройной арки и северной границей отопительного канала XIX в., был открыт участок второго слоя пола с графьей в виде большого круга, расчлененного четырьмя концентрическими окружностями, сделанными циркулем (табл. XXV, 2). Южная половина этого участка разрушена отопительным каналом. Характерной особенностью этих окружностей является наличие при трех из них как бы ответвлений, сделанных также циркулем, но из другого центра. Эти ответвления не представляют законченных окружностей и графья их менее глубока. По-видимому, они являются результатом какой-то ошибки в построении композиционной схемы, которую художник заметил и исправил в процессе работы. В процессе построения композиционной схемы, очевидно, появилась также линия, представляющая отрезок окружности, пересекающей упомянутые окружности в восточной их части. Эта окружность не была реализована в качестве композиционной основы при осуществлении мозаичного набора, как убедительно свидетельствует верхний слой пола с отпечатками смальт, сохранившийся в юго-западном углу кресчатого столба, а местами и самый мозаичный набор.

Этот фрагмент пола представляет остаток прямоугольной узкой дорожки, отделявшей композицию мозаичного пола северного рукава среднего кресчатого пространства храма от самостоятельной композиции мозаичного пола северной апсиды. Дорожка имела шахматный рисунок. Сохранились смальты светло-желтого и черного цвета (табл. XXVI, 1).

София. Фрагмент мозаичного пола в…

Рис. 62. София. Фрагмент мозаичного пола в северном нефе. Раскопки 1952 г. [с. 191]

К югу от южной границы отопительного канала, почти в непосредственной близости от западной стороны северо-восточного подкупольного столба, открыты фрагменты второго слоя с графьей в виде двух большого диаметра кругов, расположенных по оси север-юг, вплотную один к другому. Каждый из них [с. 190] состоит из четырех концентрических окружностей. Между двумя упомянутыми кругами расположен третий, меньшего диаметра, состоящий из трех концентрических окружностей, пересекающих смежные стороны больших кругов (рис. 71). Над частью этой композиции сохранился вышележащий третий слой пола с отпечатками набора смальт, а отчасти и с самыми смальтами (рис. 62). Этот незначительный фрагмент позволяет реконструировать рисунок средней полосы больших кругов и рисунок заполнения между кругами.

В восточной части подкупольного квадрата, между восточной парой подкупольных столбов, раскопками открыты четыре участка верхнего слоя древнего пола. Два из них, расположенные в средней части (табл. XXVI, 2), имеют [с. 191] довольно значительную площадь, два другие, примыкающие к углам подкупольных столбов, сравнительно невелики, но важны для реконструкции композиции в целом. Все четыре участка представляют фрагменты верхнего слоя пола с отлично сохранившимися отпечатками мозаичного набора. В нескольких ячейках сохранились остатки разноцветных смальт.

Значение описанных выше участков древнего пола Софии, открытых раскопками 1952 г. под иконостасом XVIII в., исключительно велико. Именно эти участки позволили с достаточной степенью полноты реконструировать рисунок богатого мозаичного ковра, покрывавшего некогда подкупольный квадрат храма.

К сожалению, все упомянутые четыре участка древнего пола позволяют восстановить лишь обрамление сложной композиции мозаичного пола подкупольного квадрата. Для реконструкции средней части композиции материалы, полученные в результате раскопок, совершенно недостаточны ввиду почти полного разрушения второго и третьего слоев пола в этой части здания. Только в самом центре подкупольного квадрата на небольшом сохранившемся участке второго слоя пола удалось обнаружить графью в виде незначительного отрезка большой окружности, определявшей, по-видимому, композиционную основу подкупольного «омфалия».

Рисунок обрамления композиции мозаичного пола подкупольного квадрата по материалам раскопок 1952 г. может быть восстановлен с достаточной полнотой. Оя представлял собой широкую полосу мозаичного набора из разноцветных смальт, обрамленную с двух сторон узкими, гладкими полосами шиферных плит. С внутренней стороны к этой полосе примыкала несколько более узкая полоса мозаичного набора из более крупных смальт в виде вытянутых ромбиков. Рисунок этой внутренней полосы повторяет рисунок мозаик, открытых раскопками 1949 г. на подступенках северной башни, а также мозаичное обрамление окон среднего купола Софии.

Наиболее крупный по площади участок древнего мозаичного пола был открыт в южном рукаве крестчатого пространства, к северу от северной границы южного отопительного канала. Здесь отлично сохранился второй слой пола с графьей в виде рядов параллельных прямых линий, расположенных по осям север-юг и восток-запад, и отрезков окружностей, исполненных циркулем, образующих основу сложной композиции мозаичного пола южного рукава крестчатого пространства Софии (табл. XXVII, 1, 2). Фрагменты этой композиции были открыты еще раскопками 1939 и 1950 гг. Однако только материалы, полученные раскопками 1952 г., позволили реконструировать эту сложную кэмпозицию в целом.

В восточной части этого участка, в непосредственной близости к юго-восточному подкупольному столбу, были обнаружены незначительные фрагменты третьего слоя пола с сохранившимся in situ набором мозаичных смальт или остатками от выпавших смальт (табл. XXVIII, XXIX, 1). Эти фрагменты еще раз подтвердили, что мозаичный набор третьего слоя пола делался на компози[с. 192]ционной основе, определяемой графьей второго слоя. Рисунок и цветовое решение мозаичного набора, состоявшего в основном из черных и желтых смальт квадратной или треугольной формы, позволяет значительно конкретизировать реконструкцию пола этой части храма, композиционная основа которого восстанавливается на основании графьи, сохранившейся на втором слое пола. Необходимо отметить, что попытка реконструкции композиции этой части пола сделанная В.Д.Бушеном и Ю.А.Нельговским [Архітектурні пам’ятники. Збірник наукових праць. Київ, 1950, рис. 49, стр. 42. См. также: Ю.П.Нельговський. Матеріали до вивчення первісного вигляду оздоблення інтер’єра Софії Київської. В кн: Питання історії архітектури та будівельної техніки України. Київ. 1959, рис. на стр. 15], весьма упрощает и искажает древнюю композицию.

В южной части солеи, между восточным восьмигранным столбом южной тройной арки и западной стороной кресчатого столба храма, раскопками 1952 г. открыта шиферная плита древнего пола, обрамленная каймой мозаичного набора (табл. XXIX, 2). Эта часть древнего пола Софии была обнаружена впервые разведочным шурфом, сделанным в 1950 г., однако тогда значительная часть этого участка пола была закрыта кирпичной кладкой основания могилянского иконостаса, которая в 1952 г. была удалена. Удаление этой кладки позволило обнаружить у северо-западного угла упомянутого выше кресчатого столба фрагмент мозаичного набора пода, являющийся частью орнаментальной «до[с. 193]рожки», отделявшей мозаичную композицию южного рукава кресчатого пространства храма, от пола южной апсиды. По характеру рисунка эта «дорожка» повторяет аналогичную «дорожку», отделяющую северный рукав кресчатого пространства от пола северной апсиды.

Фрагменты древнего мозаичного пола, открытые раскопками 1952 г. под солеёй, в средней части Софии, значительно обогатили наши представления об убранстве ее интерьера. Несмотря на незначительность площади вновь открытых фрагментов мозаик, они представляют те существенные звенья, отсутствие которых не позволяло решить задачу реконструкции общей композиции мозаичного пола в центральной части Софии.

Чрезвычайно интересные фрагменты древнего мозаичного пола наряду с полами XVII и XVIII столетий были открыты в 1940 и в 1949-1950 гг. в алтарных частях собора.

Наиболее последовательную картину напластования полов различного времени удалось установить в главном алтаре собора. Как сказано выше, пол из чугунных плит в 1909 г. был здесь заменен паркетом. Под ним почти на всей площади алтаря на глубине 0.25 м был обнаружен хорошо сохранившийся пол, состоявший из шестигранных кирпичных плиток (без поливы), плотно пригнанных одна к другой на растворе извести (рис. 63). Этот пол, как справедливо предполагал еще Д.В.Милеев, относится ко времени Рафаила Заборовского (1731 – 1747 гг.).

Ниже его, на глубине 0.70-0.75 м от уровня верхнего пола» был обнаружен третий пол, состоявший из тонких плиток, покрытых поливой и уложенных на известковой заливке. Плитки были различной формы – круглые и охватывавшие их лекальные. Первые были покрыты разноцветной поливсй (четырех цветов – синего, желтого, зеленого и белого), лекальные плитки – одноцветной (зеленой) поливой. Этот пол Д.В.Милееву удалось видеть лишь в четырех небольших шурфах [Д.В.Милеев. Древние полы…, стр. 220-221].

София. Соотношение уровней полов в… София. Пол XVII в. в средней апсиде.…
Рис. 63. София. Соотношение уровней полов в средней апсиде. Раскопки 1940 г. [с. 193] Рис. 64. София. Пол XVII в. в средней апсиде. План. Раскопки 1940 г. [с. 195]

Нашими раскопками 1940 г. он был раскрыт почти на всей площади средней апсиды (рис. 64). Настилка этого пола относится, по-видимому, к реставрации собора при Варлааме Ясинском в конце XVII в. Хорошая сохранность этого пола не позволила нам рисковать им в поисках более древнего. Последний был вскрыт лишь на трех участках, где пол XVII в. оказался разрушенным.

София. Фрагмент мозаичного пола в…

Рис. 65. София. Фрагмент мозаичного пола в средней апсиде. План. Раскопки 1909 г. [с. 197]

В местах разрушения его удалось установить, что ниже лежит четвертый, самый древний пол. Он находится непосредственно под полом конца XVII в. и состоит из очень прочного известкового раствора с примесью мелкотолченого кирпича (толщина около 0.05 м), в который инкрустированы разноцветные смальты различной формы, составляющие сложный геометрический орнамент. Смальты сохранились далеко не полностью, но там, где они выбиты, рисунок пола хорошо прослеживается по их гнездам в растворе. Мозаичный набор состоит из темно-красных, желтых и светло-зеленых смальт различной величины и формы. Открытая в 1940 г. незначительная часть мозаичного пола не позволяла судить об общей композиции коврового рисунка [с. 194] пола. Д.В.Милеев, судя по опубликованному им чертежу (рис. 65), имел возможность наблюдать этот же фрагмент пола и сопроводил свой чертеж описанием, значительно превосходящим изображенный на чертеже рисунок.

«У стены, – писал он, – проходит дорожка, выложенная большими прямоугольными плитками красной смальты, внутри вписан круг, также дорожкой, выложенной большими плитками, в центре его заключен еше кружок; остальные [с. 195] места заполнены мелким узором мозаичной инкрустации из треугольной, квадратной и прямоугольной смальты» [там же, стр. 215].

Для выяснения характера общей композиции мозаичного пола алтарной апсиды в 1950 г. были проведены дополнительные поиски фрагментов древнего пола, для чего были в нескольких местах вскрыты худшие по сохранности участки пола XVII в. В средней части апсиды эти поиски не увенчались успехом: под полом XVII в. сохранилась лишь нижняя подмазка древнейшего пола без каких-либо остатков вышележащего слоя с графьей.

София. Фрагмент мозаичного пола в…

Рис. 66. София. Фрагмент мозаичного пола в средней апсиде. План. Раскопки 1950 г. [с. 199]

Эта маленькая неудача, однако, была вполне компенсирована открытием замечательного фрагмента мозаичного пола у южной стены апсиды. Здесь под известковой подмазкой пола XVII в. был расчищен верхний (третий) слой розового известкового раствора древнего пола с отлично сохранившимися отпечатками от выпавших смальт и частично с остатками самих смальт, выложенных в виде большого круга со сложным орнаментальным рисунком вокруг него (рис. 66).

При исследовании мозаичного пола в средней апсиде еще Д.В.Милеев обратил внимание на одну особенность его, подтвержденную нашими наблюдениями на многих других участках пола Софии. Края пола, прилегающие к стене, оказались наклонными к стене, как бы осевшими, причем эти места сверху залиты древним раствором и снова украшены мозаичными смальтами. Не может быть сомнения в том, что этот прогиб полов, на отдельных участках (например, в апсиде придела Георгия) очень значительный, вызван осадкой стен, что в свою очередь свидетельствует о том, что мозаичный пол был сделан вскоре после возведения стен до окончательной осадки их.

Тщательное исследование описанного выше фрагмента мозаичного пола, открытого в 1950 г., позволило установить, что на нем сохранились незначительные остатки второго, тоже древнего раствора с остатками смальт, композиция которых, по-видимому, не повторяла нижележащий мозаичный набор.

Раскопками 1940 г. вся площадь средней апсиды собора была вскрыта до уровня пола XVII в. и лишь частично был открыт древний мозаичный пол. Однако по условиям эксплуатации храма-музея тогда было признано желательным сохранить новый паркетный пол на участке между восточной парой подкупольных столбов (за иконостасом). Ввиду этого вопрос о местоположении и устройстве древней алтарной преграды Софии остался тогда невыясненным. В 1945 г. под паркетным полом П.Д.Барановским были проведены небольшие, разведочного характера раскопки, которые вследствие их незначительности не могли выяснить в полной мере вопрос о характере древней алтарной преграды храма. Раскопками 1945 г. не были обнаружены и замечательные фрагменты мозаичного пола возле алтарной преграды, оставшиеся нерасчищенными под завалом щебня и земли. [с. 196]

София. Фрагменты мозаичного пола в… София. Фрагменты мозаичного пола в…
Рис. 67-1. София. Фрагменты мозаичного пола в средней апсиде и отпечатки блоков алтарной преграды. Общий вид. Раскопки 1949 г. [с. 199] Рис. 67-2. София. Фрагменты мозаичного пола в средней апсиде и отпечатки блоков алтарной преграды. План. Раскопки 1949 г. [с. 199]

В 1949 г. на участке между восточной парой подкупольных столбов под паркетным полом (не снимая последнего) были проведены тщательные раскопки, увенчавшиеся несомненным успехом. Удаление засыпи щебня и земли, заполнявшей все подполье, позволило расчистить весьма значительные участки древнейшего мозаичного пола собора (рис. 67, 1, 2).

Как было установлено нашими раскопками еще в 1939-1940 гг. на различных участках храма, древнейший пол Софийского собора состоял из трех слоев. Нижний слой представлял известковую заливку с примесью толченого кирпича, лежавшую непосредственно на грунте или же на ленточных фундаментах между столбами. Второй слой раствора был более тщательно промешан, и поверхность его делалась более заглаженной. На еще не затвердевшей поверхности этого слоя острым инструментом наносились основные контуры [с. 197] (графья) будущего рисунка мозаичных наборов пола. Наконец, в верхний слой раствора исключительной прочности инкрустировались наборы смальт.

Участки пола, вновь раскрытые между восточной парой столбов, в отличие от ранее изученных имели графыо не только на втором (верхнем) слое известковой подготовки, но отчасти на первом (нижнем). В верхнем (третьем) слое местами отлично сохранились наборы смальт или углубленные отпечатки от них в растворе.

У северо-восточного столба был раскрыт фрагмент мозаики in situ (рис. 67, 2). У северной лопатки столба сохранился кусок шиферной каймы и два фрагмента концентрических полос с мозаичным набором из треугольных смальт, окаймлявших находившийся внутри этих полос круг. Несколько южнее на втором слое подмазки был расчищен еще один круг, сохранившийся лишь в виде графьи.

У юго-восточного столба обнаружен in situ наиболее сохранившийся фрагмент мозаичного набора, также представляющий полосу из треугольных смальт, окаймляющую круг (табл. XXX).

В средней части вскрытого раскопками участка была обнаружена сохранившаяся весьма фрагментарно графья на втором слое подмазки.

В западной части вскрытого участка, на всем протяжении между столбами, в древнем растворе, лежащем на поверхности ленточного фундамента, у его западной линии отчетливо прослеживаются отпечатки каменных (мраморных?) продольных блоков, несколько различных по ширине и неравных по длине (рис. 67, 1, 2). По-видимому, эти каменные блоки и представляли нижнюю часть древней алтарной преграды, для более детальной реконструкции которой должны послужить хранящиеся в соборе разнообразные фрагменты его былого мраморного убранства.

Древнейшие полы в апсидах Георгиевского придела и придела Иоакима и Анны не сохранились, если не считать незначительных фрагментов известковой подготовки под мозаичный пол, обнаруженных раскопками у северной стены апсиды Георгиевского придела, давших сильный прогиб в связи с осадкой стены. В этом же приделе хорошо сохранился пол XVIII в. из шестигранных плиток (рис. 68).

София. Пол XVIII в. в апсиде придела… София. Фрагменты мозаичного пола в…
Рис. 68. София. Пол XVIII в. в апсиде придела Георгия. План. Раскопки 1940 г. [с. 200] Рис. 69. София. Фрагменты мозаичного пола в приделе Петра. План. Раскопки 1940 г. [с. 201]

Апсида придела Петра, как и внутренний северный неф собора на всем его протяжении до западной стены, прорезана широким отопительным каналом XIX в., при постройке которого древний мозаичный пол и все вышележащие полы были уничтожены. Однако именно в этом приделе, по сторонам отопительного канала, раскопками 1940 г. удалось обнаружить на нескольких участках исключительно интересные фрагменты древнего пола (рис. 69). Отлично сохранившиеся куски мозаичного пола были обнаружены в юго-западном и северо-западном углах придела (табл. XXXI, 1, 2). Они представляли дорожки, которые, по-видимому, опоясывали придел по стенам и состояли из разноцветных, различной формы смальт, уложенных в шахматном порядке. [с. 198] Цвета смальты: желтый, зеленый, лиловый и синий. В двух других местах сохранился лишь раствор с углублениями от выпавших смальт.

На других частях пола была обнаружена графья, сделанная острым инструментом по еще назатвердевшей известковой подготовке под мозаичный набор. По ней можно было проследить основную композицию рисунка пола. Полоса шахматного рисунка шириной около метра шла вдоль всех стен апсиды. Центральная площадь пола апсиды была декорирована большими концентрическими кругами.

В приделе архангела Михаила (крайняя южная апсида) раскопками 1936 г. были обнаружены незначительные фрагменты пола, по своему характеру отличавшегося от древнейшего мозаичного пола собора. Пол Михайловского придела находился несколько выше уровня древнейшего пола и состоял в центральной части апсиды из небольших шестигранных плиток, покрытых поливой и чередовавшихся с желтыми смальтами треугольной формы, а вдоль стен апсиды – из больших квадратных кирпичей, покрытых поливой с двухцветным орнаментальным рисунком. Пол этот прикрывал нижнюю часть фресковой росписи на стенах, которая продолжалась ниже его уровня, вплоть до древнейшей известковой подмазки (с примесью толченого кирпича), подстилавшей несохранившийся мозаичный пол.

Сказанное позволяет считать пол из поливных плиток не первоначальным, устройство его можно отнести к XII в. Под новыми полами, в слое строительного мусора, раскопками 1939-1952 гг. удалось найти весьма значительное количество фрагментов мозаичного пола, которые дополняют картину роскошного убранства древнейшего пола Софии. Среди этих фрагментов некоторые сохранили инкрустированные в раствор [с. 200] смальты (табл. XXXII, 1), другие представляют только раствор с отпечатками от выпавших смальт (табл. XXXII, 2). Среди многочисленных находок в Софии необходимо упомянуть фрагмент шиферной, фигурной плиты (рис. 70), близко напоминающий по форме плиту, сохранившуюся in situ под северной тройной аркой.

София. Фрагменты шиферной резной плиты… София. Общая схема сохранившихся… София. Общая схема сохранившихся…
Рис. 70. София. Фрагменты шиферной резной плиты мозаичного пола. Раскопки 1940 г. [с. 202] Рис. 71. София. Общая схема сохранившихся фрагментов мозаичного пола в средней части храма (по материалам раскопок 1939 – 1952 гг.) Рис. 72. София. Общая схема сохранившихся фрагментов мозаичного пола в алтарной части храма (по материалам раскопок 1939 – 1952 гг.) [с. 202-203]

Части древнего мозаичного пола, открытые раскопками 1939-1940, 1949- 1950 и 1952 гг., представляют весьма различные по сохранности фрагменты огромных орнаментальных композиций. Как отмечалось выше, только немногие части мозаичного ковра сохранили наборы смальт, местами обнаруживались лишь оттиски от выпавших смальт в растворе, а в значительной части только схематичный рисунок графьи на нижележащей известковой подготовке. Все обнаруженные раскопками фрагменты пола, сохранившиеся in situ, наносились на сводный план, охватывавший площадь центрального подкупольного квадрата храма, примыкающих к нему с юга и севера двух членений трансепта, а также площадь главного алтаря и примыкающего к нему с севера придела св. Петра с их апсидами (рис. 71, 72).

Только на перечисленных выше участках были обнаружены in situ фрагменты мозаичного пола. Другие части здания мозаичного убранства, по-видимому, не имели, или же от него не сохранилось никаких следов. [с. 202]

София. Реконструкция мозаичного пола в…

Рис. 73. София. Реконструкция мозаичного пола в средней части храма (по материалам раскопок 1939 – 1952 гг.). [с. 202-203]

От центральной части мозаичного ковра пола Софии, расположенной в подкупольном квадрате, к сожалению, удовлетворительно сохранились лишь фрагменты двух полос богатого орнаментального бордюра, которым обрамлялась вся площадь подкупольного квадрата (рис. 73) [графическая реконструкция мозаичного пола Софии выполнена М.В.Малевокой под руководством автора]. Внешняя полоса состояла из шести рядов крупных квадратных смальт одного цвета, чередовавшихся с четырьмя мелкими треугольниками двух цветов, составлявших вместе квадратик такого же размера. Применение треугольных смальт в композиции с квадратными создавало мотив ромбов, чередующихся с квадратами. С двух сторон полоса была обрамлена продолговатыми плитками мрамора или шифера. [с. 203]

Внутренняя полоса состояла из трех лент повторяющихся прямоугольников со срезанными в разные стороны углами, что в целом создавало мотив сложенных «гармошкой» трех лент.

В центре подкупольного квадрата, вероятно, находилась какая-то изобразительная композиция в круге; к сожалению от нее сохранился лишь незначительный фрагмент графьи, представляющий отрезок окружности, перерезанной двумя радиальными линиями.

Площадь северного и южного членений трансепта, примыкающих к подкупольному квадрату, была декорирована различно. Мозаичный ковер северного членения состоял из переплетающихся «восьмеркой» трех лент, образующих двенадцать больших и семнадцать малых кругов. Только средняя лента набиралась из смальт, две боковые состояли из плиток мрамора прямоугольной формы, или шифера. Промежутки между кругами были заполнены набором из шестигранных смальт, между которыми в углах размещались миниатюрные квадратики. Как была декорирована середина больших и малых кругов, точно установить не удалось. По-видимому, середина кругов заполнялась круглой плиткой мрамора или шифера.

Мозаичный ковер южного членения трансепта представляет орнаментальную композицию из переплетающихся вокруг квадратов отрезков продолговатых лент с одним закругляющимся и другим ломающимся под прямым углом концами, образующих в свою очередь разорванные круги, отрезки которых строятся из двух разных центров.

С востока и запада к сложным мозаичным композициям трансепта примыкали орнаментальные «дорожки» более простого рисунка. Узкие орнаментальные полосы мозаичного набора обрамляли прямоугольные шиферные плиты, лежавшие в проемах тройных арок, ограничивавших трансепт с юга и севера.

София. Реконструкция мозаичного пола в…

Рис. 74. София. Реконструкция мозаичного пола в алтарной части храма (по материалам раскопок 1939 – 1952 гг.)

Несмотря на то, что фрагменты мозаичного пола главного алтаря собора весьма разорваны, тщательная фиксация их позволила сделать попытку реконструкции и этой части мозаичного ковра Софии (рис. 74).

Композиция алтарной мозаики представляла причудливое сочетание больших ромбов и более мелких кругов, связанных единством опоясывающей их ленты из прямоугольных мраморных или шиферных плиток. Орнаментальная дорожка сложного рисунка опоясывала полукружие синтрона.

Труднее представить композицию мозаичного пола в примыкающем с севера алтаре придела апостола Петра. Полностью удалось реконструировать лишь орнаментальный бордюр, обрамлявший прямоугольную часть алтаря, и намеченную лишь графьей композицию из четырех крупных кругов, состоявших из трех концентрически расположенных лент.

Мозаичное убранство пола центральных частей Софии сочеталось с применением цветных майоликовых плиток в других, менее ответственных частях здания. От этого некогда также богатого полихромного убранства до нашего времени сохранились лишь многочисленные обломки плиток, обнаруженные [с. 204] при раскопках не только внутри храма, но и за его стенами, куда они были выброшены во время многочисленных ремонтов София.

София. Синтрон (в процессе раскрытия)

Рис. 75. София. Синтрон (в процессе раскрытия). Раскопки 1952 г. [с. 203]

С мозаичным ковром пола главного алтаря был некогда связан пояс «полилитии» над синтроном, состоявший из прямоугольных плит проконесского мрамора, чередовавшихся с полосами мозаичного орнаментального набора (рис. 75). Только немногие части древних мозаик этого пояса сохранились до наших дней. Большая часть их заменена довольно грубыми имитациями, сделанными из разноцветных керамических поливных плиток при ремонте собора в XVIII в. Мраморная спинка древнего митрополичьего трона, расположенного в центре древней скамьи синтрона, также была декорирована орнаментальными мозаичными наборами (табл. XXXIII).

Декоративное убранство интерьера собора, разумеется, не ограничивалось в древности мозаичным и майоликовым полами и «полилитией» над синтроном средней апсиды. Важнейшую роль в убранстве интерьера Софии играли мозаики и фресковая роспись. Мозаикой были декорированы средняя апсида и вима, а также купол, барабан, паруса и подпружные арки центральной главы. Все остальные части интерьера здания – стены, столбы, своды и купола – были сплошь покрыты фресковой росписью.

До недавней поры мозаики Софии были скрыты под многовековым слоем копоти и пыли, а фресковые росписи ее были дочти недоступны для изучения, так как в 1840-1850 гг. были варварски записаны невежественными реставраторами. Только превращение Софийского собора в архитектурно-исторический заповедник позволило приступить к расчистке его всемирно известных [с. 205] мозаик и фресок. Эта работа в отношении мозаик уже закончена, расчистка фресковой росписи близится к концу. Недалеко то время, когда все сохранившиеся доныне части фресковой и мозаичной росписи Софии будут полностью доступны для обозрения и изучения.

Большую роль в убранстве собора имели разнообразные произведения декоративной скульптуры. Она представлена прежде всего сохранившимися in situ замечательными резными шиферными парапетами, вызывающими удивление исключительным богатством и разнообразием орнаментальных композиции (табл. XXXIV, XXXV). Сохранившиеся in situ шиферные резные парапеты дают далеко не полное представление о применении этого вида скульптуры в Софии. При раскопках под современным полом собора, а также при раскопках на территории Софийского заповедника найдено много замечательных фрагментов подобных плит, украшенных неповторимо разнообразной орнаментальной барельефной резьбой (табл. XXXVIXXXVIII).

София. Фрагмент мраморной скульптуры…

Рис. 76. София. Фрагмент мраморной скульптуры алтарной преграды. Раскопки 1940 г. [с. 205]

Наряду с шиферными резными плитами во внутреннем убранстве храма не последнюю роль играл мрамор. Многочисленная коллекция фрагментов мраморных карнизов и даже колонн и капителей (табл. XXXIX, 1, 2), собранная за последние 100 лет при ремонтах и реставрациях Софии, давно уже привлекавшая к себе внимание исследователей [Д.В.Айналов. Мраморы и инкрустации Киево-Софийского собора и Десятинной церкви. Тр. XII АС в Харькове (1902), т. III, M., 1905, стр. 5-11; Прот., стр. 338-339], пополнилась при проведении систематических раскопок внутри памятника не только мраморными порогами, лежащими в древних проемах in situ, но и отдельными фрагментами мраморной скульптуры (рис. 76). Открытые раскопками 1950 г. отпечатки мраморных плит основания алтарной преграды наряду с углубленным изучением различных мраморных обломков, хранящихся в Софии, позволяют реконструировать в общих чертах облик мраморной алтарной преграды, некогда стоявшей перед главным алтарем собора.

Специальному исследованию многочисленных и разнообразных памятников декоративной скульптуры, украшавшей киевские сооружениях-XIII вв., а также памятников древней монументальной живописи Киева, имеющих всемирную известность, автор предполагает посвятить отдельный дополнительный том настоящего исследования.