Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

2. Дата окончания строительства собора. Собор Софии в XI – XIII вв.

Каргер М.К.

Вопрос о дате окончания строительства Софии также вызывает до настоящего времени разнотолки. А.А.Шахматов относил окончание постройки к 1039 г., считая, что летописное известие об освящении митрополитом Феопемптом церкви Богородицы относится к Софии.

«Заметим, – писал он, – что известие 6547 (1039) г. должно быть поставлено в прямую связь с предшествующей статьей 1037 г., ибо, основываясь на том, что 4 ноября (день освящения Софии) приходилось на воскресение именно в 1039 г., мы принимаем, что в нем сообщалось об освящении не Десятинной церкви, а церкви св.Софии, русской митрополии» [А.А.Шахматов. Разыскания…, стр. 415].

Вслед за А.А.Шахматовым эту же дату окончания постройки Софии принимал и Д.В.Айналов. Не может быть ни малейших сомнений, что оба маститых исследователя пребывали в этом вопросе в явном заблуждении. Выше, говоря об истории Десятинной церкви, мы уже имели случай разбирать это известие, связывая с ним крупную перестройку древнейшего киевского храма, осуществленную в начале XI в. Текст этого летописного известия: «В лето 6547. Священа бысть церквы святая Богородиця, юже созда Володимер отець Ярославль, митрополитомь Феопемптом» [Лавр. лет. 6547 (1039) г.] – только по недоразумению мог быть связан с Софией. [с. 102]

Для установления даты окончания постройки Софии некоторые исследователи придавали решающее значение древней записи в месяцеслове Мстиславова евангелия, относящейся к началу XII в. Эта запись гласит: «Ноября 4. Память преподобнаго отца нашего Іоанникиа. Въ тъж днь сщение святыя Софие иже есть в Кыеве граде. Священа Ефремъмь митрополитъмь» [K.И.Невоструев. Состав и месяцеслов Мстиславова списка Евангелия. ИАН по ОРЯС, т. X, вып. 2, СПб., 1861, стр. 118].

«Придавая силу, – писал К.И.Невоструев, комментируя публикуемую им запись, – свидетельству об освящении св.Софии митрополитом Ефремом, как близкому к тому времени, надобно относить это событие к 1090-1096 гг.; а по сближении с летописными сказаниями о заложении и освящении храма св.Софии, под освящением в один из показанных годов приходится разуметь уже второе, по неизвестному нам случаю, освящение, или относить к какому-нибудь приделу, которых было два: в одном из них погребен был сам Ярослав I» [там же].

Необходимо отметить, что никаких летописных «сказаний об освящении храма Софии» в действительности не существует и запись в Мстиславове евангелии является единственным известием этого рода. Еще Н.П.Сычев возражал против отождествления митрополита Ефрема, упомянутого в записи, с жившим в конце XI в. Ефремом Переяславским, о котором в летописи под 1089 г. в связи с постройкой церкви Михаила в Переяславле сказано, что он был «митрополитомь тоя церкви, тоже бе создал велику сущю, бе бо преже в Переяславли митрополья».

Ефрем Переяславский, по-видимому, носил звание митрополита лишь номинально, будучи в действительности епископом [Н.П.Сычев. Древнейший фрагмент…, стр. 101]. О митрополите Ефреме, занимавшем киевскую кафедру, известно из Новгородской I летописи, где под 1055 г. читаем: «В сем же лете клевета бысть на епископа Луку от своего холопа Дудикы; и изыде из Новограда и иде Кыеву, и осуди митрополит Ефрем, и пребысть тамо 3 лета» [Новг. I лет. 6563 (1055) г.].

М.Д.Приселков и вслед за ним Н.П.Сычев считали, что при этом Ефреме и состоялось освящение Софии [М.Д.Приселков. Очерки…, стр. 121. – Н.П.Сычев. Древнейший фрагмент…, стр. 102-103]. Для времени с 1051 до 1072 г. 4 ноября приходилось на воскресный день (в который происходит освящение) дважды – в 1061 и 1067 гг. [М.Д.Приселков. Очерки…, стр. 121]

Трудно согласиться с тем, что строительство собора, которому Ярослав придавал столь большое значение, продолжалось 24 или даже 30 лет. Признав освящение храма за первоначальное, пришлось бы сделать вывод, что Ярослав, умерший в 1054 г., так и не дожил до окончания постройки и заканчивали ее его сыновья. Это предположение находится в противоречии с летописным сказанием, занесенным под 1037 г., где говорится о деятельности князя:

«Ярослав же [с. 103] сей, якоже рекохом, любим бе книгам и многое написав положи в святей Софьи церкви, юже созда сам; украси ю иконами многоценьными, и златомь, и сребромь, и сосуды церковными» [Лавр. лет. 6545 (1037) г.].

А.А.Шахматов относил составление летописного свода к 1039 г. Дата эта необоснованна. Кипучая строительная деятельность Ярослава, факты которой перечислены в летописном рассказе, не могла быть осуществлена за два года. Д.С.Лихачев, указывая на тесную связь «Сказания» и «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона, относил создание первого к 40-м годам XI в. Не позволяет принять столь позднюю дату первого освящения храма и «Слово» митрополита Илариона, произнесенное в присутствии Ярослава и его семьи, составленное между 1037 и 1050 гг.

«Трудно предположить, – писал Д.С.Лихачев, -что “Слово Илариона”, значение которого равнялось значению настоящего государственного акта, государственной декларации, было произнесено не в новом, только что отстроенном Ярославом центре русской самостоятельной митрополии – Софии. “Слово” несомненно предназначалось для произнесения во вновь отстроенном храме, пышности которого удивлялись современники» [Д.С.Лихачев. Национальное самосознание древней Руси. М.-Л., 1945, стр. 31].

Если вопрос о месте произнесения «Слова» и не столь бесспорен, как это кажется Д.С.Лихачеву, то упоминание о «церкви дивной и славной всем окружным странам, яко же ина не обрящется во всем полунощи земнемь от востока до запада», церкви, которую Ярослав, по словам Илариона, «всякой красотой украси златом и сребром, и каменьем драгым, и съсуды честными», бесспорно свидетельствует, что храм Софии в это время был уже не только закончен, но и освящен.

По-видимому, окончание постройки следует относить к 40-м годам XI в. Что касается вторичного освящения храма, то может быть К.И.Невоструев был ближе к истине, связывая его с Ефремом Переяславским, ибо в конце XI в. действительно происходила весьма крупная перестройка Софии, связанная с устройством второго пояса наружных галерей. Месяцеслов Мстиславова евангелия составлялся в самом начале XII в. Можно предположить, что составитель его занес сведение об освящении Софии вскоре после самого события, происходившего в самом конце XI в.

Дальнейшая история Софии мало освещена летописными источниками. Даже о крупнейших перестройках, производившихся здесь в конце XI в., письменных свидетельств нет. Храм упоминается лишь как место торжественных церемоний, посажений на стол киевских князей. У стен храма в XII в. собирается киевское вече.

Очень редко собор выступает в роли княжеской усыпальницы. В 1054 г. здесь «в раце мороморяне» был погребен строитель храма князь Ярослав [Лавр. лет. 6562 (1054) г.], в 1093 г. его сын Всеволод Ярославич [Лавр. лет. 6601 (1093) г.], в том же году юный сын Всеволода [с. 104] Ростислав [там же], в 1125 г. Владимир Всеволодович Мономах [Лавр. лрт. 6633 (1125) г.], и в 1154 г. его сын Вячеслав Владимирович [Лавр. лет. 6662 (1154) г.]. Нельзя не обратить внимание на то, что София служила княжеской усыпальницей только для рода Всеволода Ярославича. Здесь, кроме него, были погребены его два сына и внук.

В 1171 г., когда Киев был взят войсками Андрея Боголюбского, собор подвергся разграблению [«… и грабиша за 2 дни весь град, Подолье и Гору, и монастыри, и Софью, и Десятичную Богородицю» Ипат. лет. 6679 (1171) г.]. Такому же грабежу подвергся храм и в 1203 г., при взятии Киева Рюриком Ростиславичем при участии Ольговичей и половцев [«…не токмо едино Подолье взята и пожгоша, ино гору взяша и митрополью святую Софью разграбиша, и Десятинную Богородицу разграбиша, и монастыре все» Лавр. лет. 6711 (1203) г.].

Основной удар татаро-монгольских полчищ, ворвавшихся в Киев в декабре 1240 г., был направлен в сторону Владимирова города, за стенами которого укрепились киевляне после падения основной линии обороны Ярославова города. Преследуя последних оставшихся в живых защитников города, упорно оборонявшихся за стенами Десятинной церкви, татары стенобитными орудиями превратили в руины этот древнейший храм Киева. Софийский собор, оставшийся в стороне от главной арены боя, не был разрушен татарами. Киевский летописец вообще умолчал о судьбе Софии, а северный летописец сообщил лишь о разграблении собора [«Того же лета взяша Кыев татарове и святую Софью разграбиша и монастыри все и иконы и кресты и вся узорочья церковная взяша» Лавр. лет. 6748 (1240) г.].