Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

8. Реконструкция первоначального архитектурного облика основного ядра Софии

Каргер М.К.

Киевская София, если мысленно удалить ее поздние пристройки XVII – XIX вв., представляла в первоначальную эпоху своего существования огромное крестово-купольное здание, увенчанное тринадцатью куполами и опоясанное с северной, южной и западной сторон открытыми аркадами галерей (табл. XVIII, 1, 2; рис. 38, 1, 2).

София. План София. План-реконструкция…
Рис. 38-1. София. План. [с. 141] Рис. 38-2. София. План-реконструкция Н.Кресального, В.Волкова и Ю.Асеева. [с. 141]

Внутреннее пространство основного ядра храма двенадцатью мощными кресчатыми в сечении столбами расчленено на пять продольных нефов, заканчивавшихся с восточной стороны полукружиями алтарных апсид. Средний неф вдвое шире боковых (7.5 м). По ширине ему равен поперечный неф, представляющий трансепт храма, пересекающий все пять нефов собора по оси центрального купола. Центральный подкупольный квадрат с примыкающими к нему с четырех сторон (по странам света) членениями здания образует равноконечный крест, вписанный в прямоугольный план собора. В отличие от остальных компонентов здания, расчлененных по вертикали сводами хор, кресчатое пространство поднимается до основных сводов, а центральный квадрат его увенчан высоким куполом. С севера и юга кресчатое пространство замыкается опирающимися на два восьмигранных столба трехпролетными арками, поддерживающими своды хор, а с востока – средней апсидой. Первоначальное устройство западной части креста заслуживает особого рассмотрения.

Не раз обращалось внимание на характерную особенность организации внутреннего пространства Софии. В отличие от крестово-купольной системы, [с. 140] которая с полной последовательностью осуществлена при постройке Новгородского и Полоцкого соборов Софии, как известно, в некоторой мере копировавших Киевскую Софию, в Киевском соборе наблюдаются какие-то черты, до известной степени нарушающие крестовую композицию внутреннего пространства здания.

Речь идет о том, что в Киевском Софийском соборе в отличие от Новгородского и Полоцкого соборов северная и южная половины хор не связаны между собой. Как известно, хоры над боковыми нефами, северным и южным, в Новгородском и Полоцком соборах соединялись в западном членении среднего нефа. В западной части среднего нефа названных храмов между западной парой кресчатых столбов в древности стоял восьмигранный столб, на который опирались две арки, поддерживавшие коробовый свод хор западного членения. Такие же двойные арки, опиравшиеся на восьмигранный столб, поддерживали хоры в южном и северном нефах названных храмов.

София. Интерьер

Рис. 39. София. Интерьер. [с. 143]

В Киевском соборе Софии коробовые своды хор в северном и южном нефах до настоящего времени поддерживаются тремя арками, опирающимися на два восьмигранных столба (рис. 39), но связь южной и северной половин хор осуществляется только через хоры над внутренней западной галереей, т. е. не внутри здания, а за западной наружной стеной его.

Некоторые исследователи делали из этого факта весьма существенные, но явно ошибочные выводы. Так, К.В.Шероцкий писал:

«Западный конец хор пристроен в XVII в. Арки этой части хор иных размеров, чем арки, открывающиеся в среднем нефе. Следовательно, в св. Софии надо предположить базиличный прием раздельного существования двух половин хор (разрядка наша, – М.К.), на что указывает наличие двух входов на хоры и свидетельство Синопсиса» [К.В.Шероцкий. Киев. Путеводитель, стр. 31 – 32].

Многочисленные исследователи, изучавшие ктиторский портрет семьи Ярослава в Софии, вплоть до последнего времени не могли правильно решить задачу реконструкции несохранившихся частей композиции, так как ошибочно принимали существующую ныне западную часть собора за первоначальную. Так, И.И.Срезневский, считавший, что несохранившиеся части портрета семьи Ярослава были размещены к западу от четырех сохранившихся фигур, исходил из мысли об изначальности существующей ныне западной части здания [И.И.Срезневский. [О фресках в Киевском Софийском соборе, изображающих портреты княжеской семьи]. Тр. I АС в Москве (1869), т. I, М., 1871, Прот., стр. CVIII – СХ]. На этом же основывал свои попытки реконструкции и Я.И.Смирнов, комментируя издаваемый им известный рисунок А.Вестерфельда, изображающий портрет Ярослава и его семьи [Я.И.Смирнов. Рисунки Киева 1651 г. по копиям их конца XVIII в. Тр. XIII АС в Екатеринославе (1905), т. II, М., 1908, стр. 446-449; ср.: Я.И.Смирнов. Изображение Ярослава с семейством на фреске Киево-Софийского собора по рисунку 1651 г. Там же, стр. 239-240]. [с. 142]

В 1906 г. при Московском археологическом обществе была организована специальная комиссия, на которую были возложены «заботы о расчистке фрески на южной стене среднего нефа, в западном его конце». Комиссия намеревалась произвести поиски древних портретов не только под изображениями Веры, Надежды, Любви и Софии, которые, как это было установлено еще И.И.Срезневским, были написаны реставраторами 40-х годов XIX в. на месте древних княжеских портретов, но и под написанной маслом в 1888 г. композицией Крещения, расположенной к западу от упомянутых портретов [Архив ИА АН СССР, фонд АК, д. 33/1907 г.].

Исходя из этой же концепции «раздельного существования двух половин хор», исследователи-реставраторы после расчистки четырех женских портретов членов семьи Ярослава в 1936 г. производили поиски остальной части композиции в крайнем западном членении среднего нефа, там, где в действительности никакой древней живописи не было и не могло быть, ибо в этом месте находился коробовый свод западной части хор.

Это же ошибочное представление лежит в основе аксонометрической реконструкции, опубликованной в 1926 г. И.В.Моргилевским. Северная и южная половины хор в этой реконструкции соединяются между собой только через второй этаж западной галереи, примыкающей к основному массиву собора. На месте, где должна быть древняя западная стена, в реконструкции показана широкая (ныне существующая) арка, за которой видна расположенная дальше к западу, прорезанная тремя окнами стена второго этажа западной галереи [І.В.Моргилевський. Київська Софія…, стр. 163, рис. 15].

Необходимо отметить, что вскоре после опубликования аксонометрии И.В.Моргилевского, Н.И.Брунов, основываясь главным образом на анализе пространственной композиции здания, дал правильную реконструкцию западной части его, убедительно доказав, что первоначально во втором от купола делении западной ветви креста существовали хоры, во всем подобные хорам в концах боковых ветвей креста церкви, и выходившие в одноэтажную главную часть, как и эти последние, двухэтажной тройной аркадой на столбах [Н.И.Брунов. К вопросу о первоначальном виде…, стр. 135-138, табл. XVIII. Более подробное обоснование этой реконструкции Н.И.Брунов опубликовал позже в статье «К вопросу о самостоятельных чертах русской архитектуры Х-XII вв.» (стр. 113-117), напечатанной уже после проведенных нами в 1939 г. раскопок в Софии, результаты которых автору, по-видимому, были неизвестны].

Однако реконструкция Н.И.Брунова не была принята во внимание при дальнейших исследованиях памятника, широко развернувшихся в конце 20-х- начале 30-х годов. В частности, И.В.Моргилевский в своих выступлениях неоднократно оспаривал эту реконструкцию и настаивал на правильности опубликованной им аксонометрии.

София. Основания восьмигранных столбов… София. План оснований восьмигранных…
Рис. 40-1. София. Основания восьмигранных столбов западной тройной арки под хорами. Раскопки 1939 г. [с. 145] Рис. 40-2. София. План оснований восьмигранных столбов западной тройной арки под хорами. Раскопки 1939 г. [с. 145]

Новые, совершенно бесспорные данные для реконструкции западной части интерьера Софии были получены в результате археологических исследований, проведенных под руководством автора в 1939 г. Раскопки 1939 г. были начаты [с. 144] на участке между крайней западной парой кресчатых столбов с задачей окончательного решения именно этой важнейшей проблемы реконструкции первоначального облика памятника. На глубине менее полуметра под чугунным полом собора в первый же день раскопок были обнаружены отлично сохранившиеся нижние части двух восьмигранных столбов, сложенных из древнего плоского кирпича на известковом растворе с примесью толченого кирпича (рис. 40, 1, 2).

Западная пара восьмигранных столбов, обнаруженных раскопками 1939 г., позволяет совершенно точно реконструировать внутреннее пространство здания. Никакого «базиличного приема» раздельного существования двух половин хор в Киевской Софии нет. Вторая к западу от купола пара столбов среднего нефа подобно столбам южного и северного нефов соединялась тройной аркой, на которую опирался коробовый свод западной части хор. Не может быть сомнений в том, что подобно южной и северной ветвям креста над этой тройной аркой нижнего этажа находилась тройная арка на уровне хор. При такой реконструкции центральная часть здания получает форму равноконечного креста.

Эта реконструкция здания позволяет правильно понять композицию ктиторского коллективного портрета. Не дошедшее до нас изображение Ярослава с моделью храма в руках несомненно находилось над западной тройной аркой, напротив среднего алтаря собора. К этому изображению направлялись обе группы его семьи – женская по южной стороне среднего нефа, мужская – по северной [М.К.Каргер. Портреты Ярослава и его семьи в Киевской Софии. Учен. зап. ЛГУ, № 160, сер. историч. наук, вып. 20, Л., 1954, стр. 143-180].

Основной пятинефный объем собора увенчан тринадцатью главами. Средняя, резко выделяющаяся среди остальных по высоте и диаметру, как уже сказано выше, венчает центр двусветного кресчатого пространства здания. Она опирается на четыре кресчатых в плане столба, стоящих на пересечении среднего нефа храма с трансептом, соединенных подпружными арками, в углах между которыми расположены паруса, имеющие форму сфе. рических треугольников. Глава состоит из высокого, прорезанного широкими окнами барабана и купола параболической формы. Диаметр центрального купола равен 7.7 м, а его высота от уровня древнего пола до зенита 29 м [Н.И.Кресальный. София Киевская, стр. 16].

Взаимосвязанные арки и своды, опирающиеся на столбы и стены основного массива здания, включают смелую конструкцию центрального купола в единую, мудро разработанную конструктивную систему здания. Как внутри, так и снаружи здания конструктивная система сочетается с художественным замыслом здания, основные компоненты которого образуют ступенчато подымающуюся, пирамидальную, устремленную вверх композицию.

Вокруг центральной главы группируются двенадцать меньших, образуя пирамидальное завершение основного массива здания. Четыре купола, расположенные над помещениями перед боковыми апсидами храма, резко различаются [с. 146] по высоте. Вместе с центральной главой они образуют пирамидальное завершение восточного фасада здания. Остальные восемь глав кучно расположены двумя группами, над юго-западным и северо-западным углами основного массива собора, освещая угловые помещения на хорах.

Одна из четырех глав каждой группы, ближайшая к центральной главе, по высоте резко выделяется из остальных трех. Эти две главы западных групп по высоте равны двум большим главам восточной группы. Все вместе они образуют окружение центральной главы храма, по высоте как бы подготовляющее последнюю ступень пирамидальной композиции.

Вопрос о форме глав Киевской Софии до недавнего времени трактовался различно. Большинство исследователей считало, что цилиндрические барабаны глав Софии в месте перехода их в купольную конструкцию завершались карнизами, над которыми укладывалось свинцовое или черепичное покрытие купола [см., например, реконструкции первоначального облика Киевской Софии Ф.Г.Солнцева (рис. 28, 1, 2), К.Конанта и И.В.Моргилевского (рис. 34, 1, 2; 35, 1, 2) и Н.И.Брунова (рис. 31, 2)]. Однако высказывались и другие предположения. Опираясь не столько на изучение самого памятника, сколько на аналогии из истории византийской архитектуры, А.П.Новицкий и А.И.Некрасов склонялись к мысли, что цилиндрические барабаны глав Софии завершались полуциркульными «закомарами», на которые и опиралось покрытие купола, имевшее, по их мнению, ребристую форму [О.Новицький. Спроби…, табл. IV; А.И.Некрасов. Очерки…, рис. 8].

При реставрационных работах XVII-XVIII вв. не только покрытия куполов древних глав собора, но и первоначальные формы барабанов были в значительной степени изменены. Отдельные элементы венчающих частей барабанов были разобраны, другие оказались скрытыми под новой штукатуркой, или даже под новыми декоративными украшениями в стиле украинского барокко.

В 1948 г. зондажем над одним из окон на западной стороне барабана центральной главы был открыт фрагмент древнего орнаментального убранства главы, представлявший часть фриза меандра, выложенного из поставленных на ребро и утопленных в кладке плинф [C.Я.Грабовський и Ю.С.Асеєв. Дослідження Софії Київської, стр. 41 и рис. 35]. Это неожиданное открытие как будто бы подтверждало гипотезу о карнизном завершении центральной главы Софии. Однако уже в 1950 г. при ремонтной замене покрытия куполов собора было бесспорно установлено, что древние малые купола имели арочные завершения барабанов [М.Кресальний, Ю.Асеєв. Нові дослідження…, стр. 29]. В 1953-1954 гг. было осуществлено специальное исследование барабана и купола центральной главы собора и некоторых из малых глав, позволившее вопрос о завершении глав Софии решить окончательно. Наиболее существенные данные были получены при исследовании центральной главы собора. [с. 148]

София. Центральный купол. Пояс меандра София. Центральный купол. Фрагмент… София. Центральный купол. Деталь…
Рис. 41. София. Центральный купол. Пояс меандра. [с. 147] Рис. 42. София. Центральный купол. Фрагмент арки над поясом меандра. [с. 149] Рис. 43. София. Центральный купол. Деталь завершения барабана. [с. 150]

Здесь под поздней штукатуркой был на большом участке открыт фриз меандра, фрагмент которого был обнаружен небольшим зондажем в 1948 г. Фриз этот в древности опоясывал верхнюю часть барабана непосредственно над арками оконных проемов (рис. 41). Выше фриза были обнаружены декоративные арки закомар, расположенные на осях окон барабана (рис. 42). Арки эти, обрамляющие полуциркульные в плане нишки, опираются на верхнюю грань меандрового фриза, причем между ними образуются ендовы для сброса дождевых вод с купола (рис. 43). Сами ендовы приподняты над фризом на три плинфы, уложенные на древнем цемяночном растворе с небольшим уклоном к центру ендовы, причем ряды плинф несколько выступали от плоскости стен барабана, образуя как бы лоток водомета. Выступающая часть лотка оказалась срублен[с. 149]ной. Срубленными при реставрации главы в XVII-начале XVIII в. оказались и верхние части арок закомар, которые сохранились лишь на две трети своей первоначальной высоты. Тогда же были заложены кирпичом ендовы и барабан получил карнизное завершение [там же].

Исследование поверхности стен барабана центральной главы позволило установить, что полуколонки между окнами не доходили до меандрового фриза. Первоначальные завершения полуколонок оказались также срубленными в XVII-начале XVIII в., а вместо них появились стилизованные капители коринфского ордера. Однако по отдельным сохранившимся фрагментам можно было установить, что в древности полуколонки не имели капителей, а завершались в виде конуса. Коническое завершение полуколонок было органично связано с орнаментальной, из поставленных на ребро плинф, кладкой в виде треугольников, обнаруженной под меандровым фризом в пазухах между арками оконных проемов барабана [там же].

София. Малый юго-западный купол.… София. Малый юго-западный купол.…
Рис. 44-1. София. Малый юго-западный купол. Деталь завершения барабана. Фото. [с. 151] Рис. 44-2. София. Малый юго-западный купол. Деталь завершения барабана. Прорись. [с. 151]

Изучение средних и малых глав Софии подтвердило ранее установленный факт, что их барабаны также завершались закомарами, расположенными непосредственно над оконными проемами (рис. 44, 1, 2). Меандрового фриза на малых главах не было. Выяснилось также, что полуколонками были украшены [с. 150] не все грани средних и малых барабанов, а лишь то, которые выходили на восточный и западный фасады и были видны снизу. Полуколонки эти доходили до ендов и, вероятно, служили опорой для лотков водометов [там же].