Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Литература / К / Григорий Квитка-Основьяненко / Прозаические произведения / Письма к лужницкому старцу / 2. Распространение…

Письма к лужницкому старцу

2. Распространение просвещения

Г. Ф. Квитка-Основьяненко

Ну, мой милостивец! отличилися же мы не на шутку! задали пир на весь мир! Так-то, мой отец! Мы праздновали паки соединение наше с возлюбленной моею Евдокеею Григорьевной. Это было 29 декабря. Гостей съехалось около семидесяти, и большая часть из них незваных и нам незнаемых; пожаловали, голубчики, меня посмотреть и познакомиться, наслышась о моих похождениях. Все были веселы, забавлялись, играли. Стол был не на шутку, вина вдоволь. Хоть я и не люблю ничего французского, но тут уж нечего делать, надобно было расщедриться: купил французской мадеры, и ею пили здоровье. Спина заболела, откланиваяся каждому. После обеда зашла речь о политике, ибо все почти гости, выключая военных, были дворяне, возвратившиеся с баллотировки.

Чудно на свете стало; все не так, как было в наше время! Тогда, особливо же вскоре после открытия наместничеств, кто побогаче да погордее, тот и предводитель; у кого более поземельных споров с однодворцами, того в уездные судьи: свои дела очистит и поможет родственникам, соседям. Кто живее и проворнее, на ухарской ли тройке катить, борзую ли подметить, в отгадочку ли перекинуть, так вот и исправник! В таком уезде что и губернатор может сделать?

Бывало, об недоимке никто и не думает, и указы лежат нераспечатаны; воровство ли какое велят исследовать, так просителя на краденных у него же лошадях шлют к городничему, да и в острог; сиди там, мой родной, пока все твое судьями проигрываемое имущество предано будет забвению. А губернатор-то хлопочет, хлопочет! Глядишь, его же сменили за беспорядки в губернии. Так вот был век в старину!

Тогда-то дворянство понимало свою вольность и пользовалося ею; а теперь все не то: только и слышишь: польза общая того велит. А эта польза тащит деньги из кармана. Там училища, там больницы, там богадельни, да и господь знает что! Губерния перед губерниею щеголяет: у нас-де то, а у нас-де то; газеты только и наполнены, что о сем, да благородными, дескать, поступками: тот последнее жалованье разделяет с училищем, тот завладенное родителем возвращает с убытками. Да и перечесть всего трудно!

А все это лет двадцать так переменилося, как все принялись за просвещение! Без него и в чины нынче выйти нельзя. Ну куда же деваться нашей молодежи? Вот у соседа моего есть сын Петенька, малой лет под 30 и уж молодец! Франт, шаркун, одевается, чешется, душится лихо; по-русски, по-французски и по-немецки болтает, а далее титулярного не дошел; не смеет к черной доске подойти. Вот в наше время и при таких же затеях он бы попал в коллежские, потому что достатком изобилен; ведь богачи в тот век нанимали же за себя в караул, так можно бы подрядить, чтоб существительного и прилагательного написали за него, сколько нужно для штабства.

Нет таки, все не то и не так идет, как при нас! Понятия совсем не те! Вот, например: в одной соседней нашей губернии дворянство выпросило позволение выбирать себе председателей в палаты, так, дескать, не нахвалятся. Иные процессы миром оканчивают, другие решат уж справедливо. Молчу; да и что говорить? Не тот дух, не то и рассуждение! Согрешил, окаянный! не мое бы и дело, да так к речи пришлось. Вся материя эта после гостей в голове осталась; я и другие подобные мне против прочих спорили, так все одно и твердится. Теперешних умников и переспорить нельзя. В старину таки один-два, много три, расположат, кого куда в уезд, кого по губернии: так и творится; а нынче всякой с своим шаром по своей воле располагает! Не знаю, а чувствую только, что наша братия уже на выборы хоть и не езди.

Не наскучил ли я вам, батюшка Лужницкий, своею философиею? Говорю, что на ум идет, а другие пусть разбирают и судят.

Фалалей Повинухин

31 декабря 821


Примітки

…вскоре после открытия наместничеств…– найвищої адміністративно-територіальної одиниці в царській Росії в кінці XVIII – початку XX ст. Усю повноту військової і цивільної влади у намісництві здійснював намісник (генерал-губернатор), призначуваний царем.

Тогда-то дворянство понимало свою вольность и пользовалось ею. – Указом цариці Катерини II від 1762 р. дворянство звільнялось від обов’язкової служби, але не позбавлялось прав на землю і кріпаків.

…попал в коллежские… – тобто досяг би чину колезького радника (цивільний чин шостого класу, який прирівнювався до військового звання полковника).

Подається за виданням: Квітка-Основ’яненко Г.Ф. Зібрання творів у 7-ми томах. – К.: Наукова думка, 1979 р., т. 2, с. 325 – 326.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 1350

Модифицировано : 26.03.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.