Начальная страница

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

?

«Петербургские ведомости»

Г.Ф.Квитка-Основьяненко

Как вот явилась барыня ражая и разряженная. Кое-где прибелена, прирумянена; кое-чем прифранчена… «Кто вы, сударыня?»

– Я-с?.. мы-с?.. – и желая сказать отборными словами, мешается.

– Это… они-с… «Петербургские ведомости», – перехватила «Литературная газета», – рекомендую вам эту особу; вы приятно и полезно проведете с нею время…

– Очень рад, – сказал я, прижимая ее; и просил новоприбывшую пожаловать ко мне в диванную, где на почетном месте сидела уже почтенная старушка в роброне на фижмах, с огромным тупеем, украшенным цветами и усыпанным пудрою. Лицо ее было улеплено мушками, щеки усердно нарумянены, губки намазаны розовою помадою с намерением: она жаждала поцалуев; так если кто пожелает вкусить этого блага, прижмет к напомаженным губкам, и она, вместо одного поцалуя, схватит их с пяток. Это, извольте видеть, была почтенная особа «Московские ведомости». Кто ею не занимался? Сколько она видела увивающихся около себя и интересовавшихся ею? Чего же она и не сообщила добрым людям? И сказать правду, барыня не без хитрости. Разом подметит чего надобно, в каком духе что требуется, так она и щебечет. Старым мила, молодым нравна и всем нужна; золото! Вот к ней-то ввел я и кузину ее.

– Учись-ка, матушка, у старшей себя и старайся быть так же занимательною…

После того прошло еще недели две. Явился к нам молодчик… на шейке платок, будто аленький цветок, а в кармане другой, талиянский голубой… не то, чтобы так оно и было, нет; а при первом взгляде на него эти два цвета бросаются в глаза. Вошел скромно, пристойно, образованность тотчас видна… но заметно, что был еще нов в свете, какое-то стеснение, несвободная речь и желание, по обстоятельствам, угодить кому нужно и от кого зависел. Предметы, предложенные им, нравились; хорошо, точно хорошо; могли бы и лучше быть, но, видно, он должен был этим запастись. Этот он был «Репертуар русского театра». Увидим далее, не будет ли чего занимательнее…

Как? чего же вам более? «История русского народа»… виноват, «театра». – Да это прелюбопытно! Начните, г. «Репертуар», покорно прошу… – и он начал; статья, конечно, была чужая и худо написана; потому, что он с трудом читал, но читал… и довольно прочел… Что же это такое? тут все я-я-я… я помню, я видел, я сочинял, я сочиню, я судил, я сужу… да где же «История театра?».. Так-то сочиняются истории? Хорошо, что хоть уже эта история дописана; не будем завидовать счастию потомков; им суждено узреть окончание истории, за которую с нас, с предков, взяли деньги! Покорно прошу, г. «Репертуар», и напредки жаловать. Прием вам радушный, внимание искреннее, ожидаем удовольствия.

Уже и февраль к исходу. До прибытия «Современника» далеко. От частых посетителей «Репертуар» изменил несколько монотонность, явясь в другой раз с «Парашей» и «Ножкой». Не хочу грешить, а чуть ли «Параша» не бывшая некогда – помнится – «Елисавета Л.» или что-то в роде того, говоренное и пересказанное прежде. Тысячу раз пересказать и на тысячу форм переделать этот сюжет – все будет хорошо, а потому и теперь хорошо. Лучше бы автору «чересполосных владений» все следующие темы обещанной истории переделать в драмы, в трагедии, к чему он чувствует в себе дарование и призыв. То-то бы мы наплакались! По крайней мере, перестали бы смеяться над историею и над собою, поверившим на слово.


Примітки

«Петербургские ведомости» (точная назва «Санкт-Петербургские ведомости» (1728 – 1917) – щоденна офіціозна газета, яку до 1875 р. видавала Петербурзька Академія наук.

Роброн на фижмах – широка жіноча сукня на обручах, із шлейфом.

«Репертуар русского театра» – щомісячний театральный журнал, присвячений драматургії і частково історії театру, виходив у Петербурзі в 1839 – 1841 рр. Видавець – І. І. Пісоцький, редактор – В. С. Межевич, який намагався догодити «журнальному тріумвірату». Заповнювався здебільшого порожніми комедіями, водевілями, романтичними псевдопатріотичними драмами. Відзначався відсутністю власного погляду і був, за виразом В. Белінського, «літературною посередністю».

«Параша» – п'єса М. Полевого «Параша-сибирячка» (1840). Відома також однойменна опера Д. Ю. Струйського (1841).

«Ножка» – водевіль В. А. Каратигіна (1802 – 1853), відомого російського трагедійного актора.