Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Литература / К / Олекса Кирий / Моя жизнь / 11. Детские игры

Моя жизнь

11. Детские игры

Олекса Кирий

Уныло тянулись дни за днями. Безрадостно, в рваной свитке, плелась жизнь нашей семьи, то и дело спотыкаясь о нужду и лишения.

Отец по-прежнему батрачил у богачей – то на сенокосе, то на уборке хлебов.

Мать или ткала полотно, или ходила с отцом на полевые работы к панам.

Старшая сестра была в наймах, а я пас нашу корову.

С утра отец с матерью уходили на панское поле – зарабатывали хлеб, я гнал Ласийку на пастбище, а маленькие сестры оставались дома без присмотра. В полдень я пригонял корову домой на отдых и, выполняя наказ матери, уделял немного времени сестрам, забавляя их. Забавы не отличались большой изобретательностью.

Чаще всего мы играли в «церковь». Привязав длинную нитку к балке потолка, я прикреплял к концу нитки большую луковицу, которая должна была изображать колокол. Когда «колокол» был подвешен, я становился на скамейку и «звонил», то есть раскачивал луковицу через всю хату, а сестрам приказывал молиться. Сестры выстраивались в ряд и начинали креститься, старательно выговаривая слова «молитвы»:

Как пошла наша Надежда

По лугам и берегам.

Как пошла наша Надежда

По дремучим по лесам.

Эту «молитву» сестры повторяли бесконечно, а я раскачивал луковицу и покрикивал на свою паству:

– Молитесь лучше!

Сестры становились на колени, крестились, усердно отбивали поклоны. Маня, самая меньшая, никак не могла стать на колени; она упиралась руками и лбом в земляной пол и пугливо поглядывала на меня из-под лба…

Покончив с ролью пономаря, я ставил на старый трухлявый стол, одиноко стоявший среди пустой хаты, большой чугун с вареной картошкой и «полудновал» с сестрами. На голодный желудок картофель, даже без хлеба, казался необычайно вкусным. Подкрепив свои силы и накормив сестер, я снова гнал корову на луг в Дацьково, а сестры запирались в хате до вечера.

Домой я возвращался уже в сумерки. Поставив корову в сарай, выходил с сестрами на улицу. Мы усаживались на колоде под развесистой вербой у наших ворот и ждали отца и мать.

Тихо было на селе. Порой где-то звонко заливались лаем собаки да в саду уныло постукивал сверчок. В темно-синем небе мерцали золотые звезды. Над нашими головами тихо шумела листвой верба. Идти в хату мы не решались – боялись домового.

Маленькая Маня засыпала у меня на коленях, а Саша и Дуня по очереди выбегали на середину улицы и поглядывали – не идут ли отец и мать. Ночная темь густела. Мрак пугал нас, и мы все теснее прижимались друг к другу.

Возвращавшиеся с полей соседи посмеивались над нами:

– Кирийчата сидят!..

Но вот знакомые шаги, родные голоса. Перед нами останавливались отец и мать.

– Мои детки, голубята мои! – обнимала нас мать и, взяв от меня на руки Маню, вела нас в хату. Отец зажигал ночник, мать доила корову, потом мы садились ужинать.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 190

Модифицировано : 14.08.2018

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.