Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / История / Купола : исторический альманах / Купола, вып. 2 (2005 г.) / Юбилей Николая Закревского

Юбилей Николая Закревского

Светлана Артамонова, Виталий Ковалинский

200 лет назад в Киеве на Подоле родился человек, которому суждено было стать его летописцем и историком. Лишь 20 своих детских и юношеских лет, из прожитых 66-ти, он провёл в родном городе, но знал его досконально. Автор фундаментального «Описания Киева» неоднократно вынужденно менял место проживания. После Киева были Житомир, Дерпт (Тарту), Вейсенштейн (предместье Риги), Пайде, Ревель (Таллинн), Рязань, Петербург, Москва, но везде и всегда он считал себя киевлянином, а иногда так и подписывал свои работы – «Киевлянин Николай Васильевич Закревский».

Улица Флоровская. Почтовая открытка. 1908 г.

Улица Флоровская.
Почтовая открытка. 1908 г.

Будущий историк родился 9 июня 1805 г. в семье киевского мещанина Василия Ивановича Закревского и его жены Варвары Александровны Лебединской. Их двор с жилым домом и хозяйственными постройками, приобретённый вскоре после бракосочетания на деньги, вырученные от продажи наследства жены, находился вблизи Флоровского монастыря, на улице Чёрная грязь. Некоторые исследователи ошибочно отождествляют её с Флоровской и называют усадьбой Закревских угол современной улицы Флоровской и Боричева Тока, № 5/43. В действительности же улица Чёрная грязь в те времена проходила правее, по нынешней территории монастыря.

В шесть лет Николай стал свидетелем катастрофического пожара, уничтожившего 9 июля 1811 г. значительную часть Подола. Сгорели 1240 частных домов, двухэтажная ратуша на Контрактовой площади, Братский, Греческий и Флоровский монастыри, 15 деревянных и каменных церквей, Лаврское подворье, контрактовый дом на Покровской улице, обе почтовые конторы, торговые лавки, склады на берегу Днепра и другие строения. Не обошла беда и Закревских, которым пришлось первую после пожара зиму провести в уцелевшем каменном погребе, а потом они выстроили на пепелище маленькую избушку, но и она по новому плану Подола отошла к монастырю.

Позже Николай Васильевич так описал трагическое событие:

«Двор наш, находившийся тогда на улице, называемой Чёрная грязь, на том самом месте, где теперь гостиница Флоровского монастыря, был наполнен множеством солдат и чернью в лохмотьях. Эти вандалы казались весьма озабоченными. Мне тогда минуло шесть лет, следовательно, я не мог быть наблюдателем; однако заметил, что эти люди отбивали замки у наших чуланов, выносили в банках варенье и тут же ели, вынимая руками, а посуду в драке разбивали; то же было с напитками; словом, в несколько минут кладовые и погреб совершенно опустели. Потом принялись за вещи. Услужливость их простиралась до того, что у нас ничего не осталось бы, если бы отец мой не успел спасти некоторых вещей. С трудом могли мы пробираться в кривых и узких улицах, загромождённых мебелью, людьми, экипажами. Со всех сторон огонь и дым, шум и крик приводили меня в ужас. Наконец мы достигли днепровского берега и на Оболони остановились. Тут необъятное множество вещей было в величайшем беспорядке разбросано на песке; люди суетились, некоторые были даже полуодеты; общая горесть царствовала в этом стане разорения; иные горько плакали, смотря на гибель города и буйство пламени, вид которого во время ночи казался ещё ужаснее. […] Когда опасность миновалась, киевляне стали наведываться к своим пепелищам и обстраиваться. Хотя от правительства и многих частных лиц в России было значительное вспомоществование, но от пристрастия непосредственных раздавателей оно доставалось для большей части пострадавших очень скудно. Весьма многие из жителей едва могли находить пропитание. Отец мой продавал последние вещи за бесценок, чтобы сколько-нибудь обстроиться; он, с горем пополам, покрыл свой погреб и провёл с семейством зиму в этом сыром подземелье; не умел перенести своего несчастья и умер от печали».

Отец, Василий Иванович, скончался в июле 1813 года в возрасте 49 лет, а мать, Варвара Александровна, вскоре повторно вышла замуж и стала Крапивниковой.

С 1 апреля 1820 г. Николай Закревский учился в Первой гимназии, располагавшейся в Кловском дворце. В это же время, с 16 лет, занимался репетиторством, добывая средства на жизнь. Но обстоятельства заставили прервать учёбу, и в ноябре 1824 года он уехал в Житомир, поступив на должность помощника губернского архитектора. В мае 1825го отправился ещё дальше – в Петербург, где провёл около трёх лет, давая частные уроки и занимаясь перепиской бумаг в присутственных местах.

В феврале 1828 года возвратился в Киев, вновь стал учеником Первой гимназии и в следующем году окончил её полный курс со званием студента. Это дало право поступить в декабре 1829-го на юридический факультет Дерптского (Тартуского) университета. Но вскоре был вынужден заняться поиском какого-либо места для заработка и летом 1831 года поселился в местечке Пайде. Там преподавал в уездном училище, где обучалось всего несколь ко детей из малоимущих семей. Жалкий вид учеников напоминал собственное проведённое в Киеве детство.

С января 1834 года Закревский обосновался в Ревеле. Здесь ему предоставили скромную должность младшего учителя русского языка, истории и географии местной гимназии. Он прослужил здесь до 23 сентября 1847 г., заработал чин надворного советника и, имея право на пенсию в размере трети оклада, подал в отставку. Переехав с женой в Москву, думал о постоянной работе, но полтора года поисков не увенчались успехом, и Николай Васильевич попытался получить место преподавателя гимназии в Рязани, но – безуспешно. Поэтому пришлось в апреле 1849 года пойти смотрителем в тамошний пансион, занявшись работой тяжёлой и неинтересной.

С мая 1850-го Закревский жил в Петербурге, где с 1 сентября и до конца года посещал рисовальный и архитектурный классы в Академии художеств, а затем возвратился в Ревель. С конца 1859 года, после смерти жены, Николай Васильевич обосновался в Москве, чтобы заняться научной деятельностьюю.

Находясь вдалеке от родной земли, Закревский жил с постоянными мыслями о Киеве:

«Приближаясь к старости и подвергаясь более немощам, хотел бы я опять переселиться на своё старое пепелище близ могил моих предков. Здесь увидел я свет Божий и здесь желал бы закрыть глаза мои навеки. Довольно мыкался я на своём веку, но родина всегда тянула к себе. Необъяснимое и непобедимое чувство!».

Ещё гимназистом он начал собирать и изучать литературу о Киеве, делал зарисовки отдельных памятных мест. Очевидно, этот интерес был разбужен чтением «Краткого описания Киева» Максима Берлинского, которое показалось ему кратким не только по названию. К на писанию собственной истории его также подвигло и бытовавшее в начале ХІХ века «общее мнение, что в Киеве нет почти никаких древностей, что многократные опустошения и пожары всё истребили, что в этом городе теперь всё новое, и для нас остались только древние места и воспоминания». Всем своим творчеством Закревский постарался доказать обратное. Созданию сочинений о Киеве не помешали ни ранний отъезд, ни отсутствие необходимых источников в тех городах, где жил Закревский. Первые материалы он собирал в старинной библиотеке Дерптского университета и писал об этом:

«14 марта 1833 года начал составлять описание моей родины, которая становилась для меня всё более милой, чем дальше от неё я был. С этого времени, преодолевая большие трудности, выписывал я книги, собирал материалы и рисунки».

«Описание Киева». Обложка издания «Старосветский бандуриста». Обложка издания
«Описание Киева».
Обложка издания
«Старосветский бандуриста».
Обложка издания

Во время службы в Эстляндии историк не имел возможности с достаточной полнотой работать с необходимыми ему источниками для сбора материалов о Киеве. И сразу после отставки и отъезда из Ревеля он на некоторое время заезжает в Петербург «для осмотра в Публичной библиотеке драгоценнейшего «Остромирова Евангелия» и копирования Киево-Софиевской мозаики из путешествия Бороздина и Иванова».

Уже в 1836 году Закревский издал в Ревеле свой первый труд «Очерк истории города Киева» – брошюру из 68 страниц с пятью плохо выполненными таблицами. Выход её по тем временам остался незамеченным, и сам автор писал об этом событии: «Я пытался описать Киев как можно подробнее, но не имел денег, не мог издать свое сочинение полностью».

Постоянно собирая и систематизируя новые данные, историк готовит новую «Летопись и описание Киева». Надежд на издание не было и в 1846 году он дарит оригинал рукописи Императорской Публичной библиотеке в Петербурге. В сопроводительном письмедарственной Николай Васильевич писал:

«Более десяти лет занимался я составлением истории города Киева, моей родины; по силам своим дал ей нужную полноту, украсил рисунками собственной работы, а в последнее время дополнил и исправил её по важнейшим источникам. […] Жаль, если мои труды и разыскания исчезли бы в частных руках, не принеся никакой пользы моим соотечественникам. Принятие сей малой лепты будет вознаграждением за мой многолетний и совестный труд».

В 1848 году Закревский передал журналу «Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских» в Москве новый вариант подготовленного к печати «Описания Киева». Но цензура не пропустила этот труд, и он пролежал без движения в течение десяти лет. Только благодаря секретарю Общества истории и древностей профессору Осипу Бодянскому, выходцу из Украины, другу Т. Шевченко, в типографии Московского университета в 1858 году увидело свет дополненное издание труда Николая Закревского под названием «Летопись и описание города Киева» в двух частях, в приложении к которому на 15-ти листах были даны планы Киева, таблицы и рисунки. 5 августа 1858 г. автор был удостоен звания действительного члена Общества истории и древностей российских. Переехав в Москву, он поступил корректором при типографии Московского университета, а 1 мая 1863 года перешёл на должность помощника библиотекаря в Московский публичный музей. В том же году его приняли в члены-основатели Общества древнерусского искусства.

В 1864 году Николай Васильевич посетил Киев. Приезд посвятил сбору материалов для нового издания своего основного научного труда: зарисовывал фрески и другие древности, собирал карты, чертежи, планы, отчёты об археологических исследованиях. Окончательный вариант, подписанный 24 октября 1865 г., Закревский представил Московскому археологическому обществу и оно на заседании 11 января 1866 г. одобрило работу, постановив выделить средства на издание. Уже в феврале началась подготовка к печати, и 1868 году в типографии «В. Грачев и компания» в Москве вышло «Описание Киева» – сочинение Николая Закревского в двух томах, «вновь обработанное и значительно умноженное издание с приложением рисунков и чертежей».

В подготовке этого обстоятельного научного труда большую роль сыграл возглавлявший Московское археологическое общество граф А. С. Уваров. Благодаря ему Закревский имел возможность поработать с материалами Императорской публичной библиотеки в Петербурге и в Археографической комиссии. Автору была присуждена за работу Уваровская академическая премия. Нельзя не согласиться с той оценкой отношения к подготовке этого фундаментального труда, которую дал сам себе Закревский:

«Не думаю, что легко сыскался охотник, который, без всякой поддержки и вознаграждения, пожертвовал бы лучшими годами своей жизни для составления такого сочинения, которое не обещает никакой материальной выгоды. Это был, если угодно, фанатизм своего рода».

Круг научных интересов летописца не ограничивался только историей Киева. Практически всю свою жизнь он собирал также украинские песни, думы, пословицы, поговорки, загадки, составлял подробный словарь украинского языка, защищал право украинцев иметь литературу на родном языке.

В 1860-61 гг. в университетской типографии в Москве вышли три части (книги) сборника Николая Закревского «Старосветский бандурист». Книга первая – «Избранные малороссийские и галицкие песни и думы», книга вторая – «Малороссийские пословицы, поговорки и загадки и галицкие приповедки», книга третья – «Словарь малороссийских идиомов, или Собрание слов несходных с русскими». Работал Закревский над этой своеобразной хрестоматией украинского фольклора в течение трёх лет, проживая в Эстляндии. В сборник вошло 190 песен и дум, 194 загадки, 3878 пословиц и поговорок, «Словарь» включал 11127 украинских слов.

Портрет Н.В.Закревского

Портрет
Н.В.Закревского

В планах были ещё две части: книга четвёртая – «Выбор из сочинений современных писателей. Статьи исторические. Извлечения из грамот, универсалов, писем, летописей, журналов и проч. Статьи нравственного содержания из старопечатных малороссийских книг», книга пятая – «Грамматика малороссийского наречия».

Но эти и другие замыслы не были реализованы. 29 июля 1871 г. украинский историк-археолог, фольклорист, этнограф, лингвист и писатель киевлянин Николай Закревский умер.

В 1900 году в книжном магазине в Москве был обнаружен авторский экземпляр «Старосветского бандуриста» с вложенными листами, на которых рукой автора были сделаны разного рода поправки, изменения и дополнения. В их числе – 9 новых дум, 630 поговорок и пословиц, 11 загадок и 1205 украинских слов. Материалы «Старосветского бандуриста» активно использовались последующими поколениями этнографов (в частности, при составлении сборника пословиц и поговорок, вышедшего в трёх томах в 1989-91 гг. в издательстве «Наукова думка»).

В апреле 1912 года на заседании Комиссии отдела «Старый Киев» Киевского художественно-промышленного музея было сообщено, что вдова Закревского в 1874 году передала в Московское археологическое общество материалы покойного – 218 карт и планов. Комиссия постановила обратиться в Москву с просьбой передать эти материалы в Киев. Через два года, в марте 1914-го, графиня Уварова ответила:

«Вы просите документы по Киевской губернии, якобы составленные и собранные Закревским, но у нас в Архиве ничего не нашлось, также и в бумагах Графа ничего нет. Имеем мы только том «Описания Киева» Закревского с его примечаниями и добавлениями, которые он внёс после напечатания труда. Присылаем его вам для ознакомления и просим вернуть его в возможно скором времени и в полной сохранности, не позволяя вынимать ни портрета Закревского, ни других вклеенных в него бумаг».

Но киевляне оставили ценнейший том у себя, и теперь он – в фондах Национального музея истории Украины. А в Библиотеке им. В. И. Вернадского хранится переписанная Закревским рукопись «Харатейный патерикон Печерский. Арсениевская рукопись (1406 г.) с дополнениями и вариантами. Переписал киевлянин Николай Закревский. Москва, июня 9, 1867 года».

И в заключение – строки из предисловия автора ко второму изданию «Описания Киева»:

«Зная по опыту всю слабость и несовершенство труда человеческого, при этом же беспрестанно подвергаясь могущественному влиянию близорукого самолюбия, которое воспрещает нам видеть предметы в надлежащем их свете, я старался по возможности обойти эти две крайности, приняв против них следующие меры:

1). Не выдавать вымыслов за события и не подкреплять их фальшивыми цитатами из других авторов, как это встречается иногда. Для знатока легко найти подлог.

2). Всякое сведение, заимствованное из Истории, означать ссылкой. В случае несостоятельности факта сочинитель остаётся в стороне. Некоторые писатели, пользуясь чужими мыслями и даже словами, избегают указаний на источники, выдавая всё это за своё. Ясное доказательство ограниченности ума и развитости самолюбия.

3). О всяком содействии и помощи упоминать с благодарностью и тем воздать всякому своё.

4). Всякое благонамеренное указание на недостатки моего труда принимать с сердечной благодарностью. От этого дело может только выиграть».

Опубликовано : Купола (Киев), 2005 г., вып. 2, c. 69 – 73.

Предыдущая статья | Перечень статей | Следующая статья

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 4518

Модифицировано : 18.08.2012

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.