Логотип Мысленного древа

МЫСЛЕННОЕ ДРЕВО

Мы делаем Украину – українською!

НАУКА

ОБРАЗО
ВАНИЕ

ЛИТЕРА
ТУРА

Письмо на сайт
Версия для печати
Лента новостей (RSS)
Наука / Исторические источники / Путешествие в Крым в 1786 г. / Путь от Акмечети по южному берегу Крима

Путешествие в Крым в 1786 г.

Путь от Акмечети по южному берегу Крима

Ромм Ж.

14-го мы выехали из Акмечети с тем, чтобы обогнуть горы с западной стороны. Сначала мы побывали в батальоне стрелков у подножья Чатырдага на Малом Тавеле, который подобно Большому Тавелю впадает в Салгир. Я с удовольствием наблюдал царящий здесь порядок и заботу о больных, которых немного. Каждая рота разводит для себя огород. После обеда мы поехали осмотреть один из Салгирских источников, приблизительно версты за 4 отсюда, подле деревни Айан, в ущелье, окаймленном высокими бесплодными скалами. Салгир, начиная от самых своих истоков, является украшением всей орошаемой им местности. Выйдя из указанного выше ущелья, он протекает по извилистой долине, дальше вьется по широким равнинам, во многих местах засаженным плодовыми деревьями. В иных местах вместо зеленеющих чудесных холмов видны высокие отвесные бесплодные скалы, усиливающие по контрасту красоту садов, расположенных внизу. Начало этой реки находится приблизительно в 18 в. от Акмечети. Вода в достаточном изобилия и с большой стремительностью выходит наружу у подошвы огромных скал; несколько выше, на камне видны борозды, проложенные водой, протекавшей там в прежние времена. На 1—2 саж. повы[с. 57]ше пещеры, откуда выходит вода, находится отверстие, проходящее сквозь скалу, служащую ему как бы сводом. Форма отверстия, налет, покрывающий его внутренние стены, не оставляют сомнения в том, что там некогда текла вода. Вполне вероятно, что, когда поток промыл себе понемногу путь сквозь эти скалы, часть воды стала теряться. Яма настолько глубока, что я не мог своей тростью нащупать дно. Вода бьет из глубины, крутит и образует небольшие пороги. В прежние времена поток был, очевидно, гораздо сильнее, потому что боковая стенка свода во многих местах прорвана насквозь, и края этих промоин обмыты водой. Вытекая из ущелья и соединяясь с другими соседними ручьями, поток образует Салгир. Подле деревни Айана, на противоположном холме долины виднеются развалины некогда населенной греками деревни Еникале и деревня Кизил-Куба, протекая через которую речка образует очаровательный водопад. Деревня эта в отличном состоянии.

Погода была туманная, мы уехали из батальона и направились в Алушту, лежащую за 32 в. Добравшись до подножья последней вершины Чатырдага, мы поднялись бы и на самую высокую точку этой горы, будь погода лучше. Окрестности щетинятся известковыми скалами, возносящими в разных местах свои зубцы над землей; их наклонно-лежащие пласты, если бы мысленно продолжить их линию, достигали бы вершины Чатырдага, так что дорога кажется прорытой посреди расселин скал, отделившихся от горного массива. Камень известковой породы и при трении дает запах нефти. Я был изумлен, встретив на такой высоте почву, пригодную для растительности, хотя сама растительность в общем худосочная и поздно появляется. Дорога трудная, однакоже в татарских повозках проехать можно; поэтому-то Алушта и признается одним из важнейших пунктов южного берега — через нее можно подвозить и тяжелую артиллерию для всего Крыма. По мере того как мы спускались, все время подвигаясь вдоль глубоких, с отвесными боками долин, леса, которые мы пересекали, своей величиной и мощностью являлись для нас признаком большей или меньшей близости моря и юга. Очень часто встречаются здесь кедр, липа, дикая груша. Приблизительно на высоте Чатырдага мы нашли железную руду. Я забыл упомянуть, что подле Салгирского источника в скале мы видели раковины моллюсков из породы гребешковых. Дорога на Алушту проходит подле Султан-дага и Дюкастель-дага, которые остались у нас справа; слева, приближаясь к деревне Карабекир, мы имели возможность насладиться одним из прекраснейших видов. Это деревня в 90 домов, населенная татарами, которых, как, впрочем, и всех обитателей южного берега, считают переселившимися сюда в давние времена турками. Плодородие окрестностей Карабекира, плодовые деревья разнообразных пород, воды, каскадами ниспадающие на каменистое ложе, прекрасная зелень лугов с пасущимися на них стадами, — все образует очаровательное зрелище, открывающееся справа от Чатырдага, против Темир-Джи.

Известковые горы сменяются сланцевыми холмами, и вид местности меняется. Долины становятся менее извилистыми, более ровными, более плодородными. Русла, прорытые водой, кажутся сде[с. 58]ланными рукой человека. По бокам долины лежат пласты черноватого сланца, которые, если судить по их направлению, как бы тянутся с одного берега долины на другой, так что в нынешнем своем виде долина, вероятно, является результатом действия вод.

Нет ничего прекраснее Алуштинской долины; сплошь тянутся плодовые сады. У подножия большинства деревьев вьется виноградная лоза, ветви и плоды которой переплетаются с ветвями деревьев. Нежащая глаз зелень ковром покрывает землю, повсюду орошаемую при посредстве каналов, которые доставляют воду на возвышенные места с верховьев речюи. Плодовые деревья старые, и невольно приходит на мысль, что все эти остатки древней земледельческой культуры являются следами деятельности греков, населявших наиболее прекрасные места Тавриды.

Алушта, некогда город столь значительный — в ней насчитывалось 190 домов — расположена на берегу моря между 2 небольшими речками: Алушта-Су и Темирджи-Су, пересекающими 2 долины; из них одна ограничена слева Темирджи, справа Султан-дагом. В настоящее время здесь 37 домов. На горе остатки крепости, круглые, высокие и разваливающиеся башни которой видны и посейчас. Камни, из которых сложены стены и башни, до того почернели от времени или огня, что трудно различить, какая это порода. Однакож мы распознали гранит, довольно большие массивы которого встречаются в окрестностях…

Дома в Алуште расположены амфитеатром по склону горы. Крыша каждого дома представляет собой горизонтальную террасу из утрамбованной земли, насыпанной на потолок, сделанный из коротких и плоских деревянных брусьев. Дымовая труба проходит сквозь террасу, и отверстие ее обделано камнями, образующими круглый футляр. Во время дождей или в тех случаях, когда земля на террасе почему-нибудь разрыхлена, они обычно утрамбовывают ее, чтобы уплотнить и тем воспрепятствовать просачиванию воды; для этого на террасе у них всегда лежит специальное приспособление— доска в 2—3 фута, изогнутая в виде дуги с палкой сверху, тоже изогнутой; за нее и приводят в действие это орудие, когда утрамбовывают землю.

Жители Алушты сеют хлеб в таком количестве, что могут его продавать. Так как погода предвещала дождь и дул очень сильный ветер, мы отправились дальше, продолжая наш путь вдоль берега. Был сильный прибой, и пенистые волны докатывались до самых копыт лошадей. Благоразумие требовало, чтобы мы шли пешком, но перегон был небольшой, и мы проделали его благополучно. Проехав у подошвы Кастель-дага, мы поднялись на гору. На всем протяжении этого берега вплоть до Большого Ламбата видны глыбы желтоватого и сероватого гранита; среди них встречаются огромной величины круглые массивы, другие — многоугольной формы, как будто отломившиеся от Кастель-дага. Если в других частях Крыма не встречается гранита, что, впрочем, мало вероятно, то можно подумать, что гранитные колонны в Судаке, гранитные шары и цоколи в Феодосии вывезены отсюда. Если потомство воздвигнет на берегу Тавриды статую Екатерины II, наподобие той, которую она [с. 59] соорудила Петру I, между Алуштой и Ламбатом можно найти такую же огромную глыбу прекрасного гранита, как та, которую так неудачно огранили для пьедестала конной статуи в Петербурге. После гранитов потянулись рыхлые пласты сланца желто-коричневого цвета и подчас причудливой формы: то виднелись как будто извилистые волокна дерева, то словно излучина какого-то потока жидкого вещества, которое, следуя неровностям почвы, расходится, извиваясь, в стороны, обволакивая в своем течении выступающие вверх точки. Под конец мы проехали место, представлявшее собой картину огромного обвала. Громадные скалы нагромождены в беспорядке, и кажется, будто при своем падении они отбросили море далеко от берега и образовали на его месте мыс. Это известковые и сланцевые скалы; часть их, очевидно, создалась благодаря просачиванию вод, в результате чего образовались вкрапления. Значит, до обвала скалы эти были ноздреватыми и пропитанными водой. Итак, обвалы эти — дело воды, а не огня. Бросающийся в глаза черный цвет некоторых скал свойствен им только снаружи.

Земля в этой местности содержит в большом количестве селитру; хан здесь много ее добывал — новое доказательство того, что почва здесь легко может быть размыта водами.

Малый Ламбат расположен на небольшом заливе, где для хана строили суда, которые еще и посейчас видны на верфи. Дома идут амфитеатром и, как в Алуште, прислонены к горе, но (отличаются тем, что в них нет окон и свет проникает в эти берлоги только сквозь очень большую трубу, и через квадратные дыры, проделанные в террасе, служащей крышей. Сильный дождь насквозь промочил землю на террасе и падал в помещение, где мы собирались немного отдохнуть. Землю прибили трамбовкой, и вода перестала просачиваться. В стене помещения я нашел: 1) известковый камень грязносерого цвета, пористый на поверхности, как пемза, но плотный внутри и массивный; 2) черный камень, воспламеняющийся об огниво, с зелеными пятнами на поверхности и в местах разлома чешуйчатого строения, подобно амфиболу: не лава ли это? Он прорезан белыми прожилками, производящими на воздухе шипение, — это известковый шпат. Камень этот — галька; подобные камни мы находили на берегу моря…

Продолжая наш путь на Ялту, мы проехали гору, одиноко выступающую в море; предание гласит, что некогда на ней стояло 12 греческих монастырей, и сейчас еще на ней видны развалины, в том числе и колонны белого мрамора. На такой значительной высоте над уровнем моря, совсем подле вершины горы, мы нашли гранит.

Проехав Никиту и Магарач, мы прибыли в Ялту, где насчитывают 40 домов. Все пространство, замкнутое между Султан-горой и морем, покрыто плодовыми садами, которые производят прелестное впечатление. В Никите еще встречаются жители, но в Магараче их больше нет. Вся эта местность напоминает земной рай после изгнания Адама. На каждом шагу вы убеждаетесь, что эти места, защищенные горами с севера и с запада, были населены промышленным народом, умело использовавшим выгоды исключительного [с. 60] местоположения и климата. И сейчас еще, несмотря на то, что эти плодородные земли заброшены, природа тщится проявить здесь все свои права, — она всячески украшает эту, столько раз опустошенную огнем войны, местность. И посейчас еще великолепны эти старые насаждения, сделанные умелой рукой грека, эти прекрасные зеленые газоны, орошаемые каналами, искусно проведенными от высоко лежащих источников всюду, где только можно пожелать их присутствия. Обрамляющие долину высокие горы достигают значительных размеров: их склоны круты, потоки каскадами низвергаются с них и как будто спешат скорее принести свои обильные воды в богатые долины, где, извиваясь и журча, они омывают корни несметного множества плодовых деревьев; повсюду здесь мы встречаем фиговое дерево, дикое оливковое дерево, можжевеловое дерево, грушу, тутовое дерево и сосну, которой тут очень много.

Из Ялты мы поехали осмотреть… [в рукописи пропуск] водопад. Он, словно из дыры, бьет из Салтан-дага, примерно на расстоянии 29 саж. от вершины горы, и отвесно падает вниз. Из этой же очень крутой горы, приблизительно на пространстве от 30 до 60 саж., выходит еще несколько более или менее красивых водопадов. На вершине ее находятся площадки, воды с которых просачиваются сквозь скалу, собираются в земле и образуют только что упомянутые водопады. Не удивительно, что такое количество воды, стремительно обмывая некоторые части этих скал и с течением времени подмывая основания их, подготовляет таким образом обвалы, многочисленные следы которых видны на этом берегу. Против этого водопада лежит несколько скал, видимо отделившихся от самой горы; в настоящее время они находятся приблизительно за полверсты; на одной из них виднеются развалины крепости, без сомнения служившей для защиты населения, по всей вероятности обитавшего в промежуточном ущелье, от набегов татар, появлявшихся на вершине Султан-дага. Населяли эту местность генуэзцы или греки, — это трудно определять. Но следует отметить, что жителя всего этого побережья носят анатолийскую одежду и, кроме татарского языка, говорят еще на греческом. Они — более подвижны, более непринужденны в манере держать себя, но не любят труда. Мы их повсюду встречали с трубкой во рту, со скрещенными ногами; лишь бы у них было чем удовлетворить самые насущные свои потребности, и они себе наслаждаются безмятежным покоем. В такой восхитительной стране беспечность эта преступна. Проистекает она из их характера или же из недостатка доверия к новому правительству, под властью которого они находятся? Уверяют, будто они часто возносят молитвы за успех пророка, имама Мансура [35], который проповедует 80 тысячам человек на Кавказе. Весь этот берег вплоть до Ялты охраняется арнаутами с целью воспрепятствовать эмиграции татар, а также и приближению чужеземных судов. Эти арнауты, совершавшие такие жестокости во время смут, и сейчас являются грозой для бедных мусульман.

Что же тут удивительного, если последние молят небеса изба[с. 61]вить их от бедственного положения, в котором они в настоящее время прозябают.

Выехав из Ялты, мы заночевали в Аспере; это древнее название, по словам Геродота [36], было дано всей Тавриде потому, говорит он, что она гориста и крута.

Между Партенитом и Никитой мы видели Урсуф и крепость, воздвигнутую одной царицей, по имени Кристофино.

18-го из Асперы мы направились дальше; проехали Алупку, где жители вышли нам навстречу и поднесли ветви лавра, — несчастные не имеют теперь права подносить оливковые ветви. Это замечательный обычай и, если не ошибаюсь, греческого происхождения. Здесь мы видели гранатовое дерево, фиги и т. д. К своему удивлению, я встретил здесь огромные глыбы гранита.

Подле Симеиза я нашел черноватую, местами серую, пемзу, округлой формы; ее встречалось здесь много, хотя это было на высоте приблизительно 6—10 саж. над уровнем моря. Верст за 10 оттуда мы с большим трудом пробрались посреди нагроможденных скал, покрывающих все пространство между главной грядой и морем; это, видимо, следы очень значительного обвала. Как мне показалось, скала была из серого мрамора. Это, по всей вероятности, был не тот обвал, который мы видели перед… [не разобрано], где переваливают через главную цепь. Я внимательно осмотрел обвал, начавшийся в Кучуккое 16 февраля этого года и прекратившийся 28-го. Ручьи, стекающие с главного хребта, ушли на несколько дней в землю, и, в результате этого исчезновения, земля во многих местах опустилась и обвалилась в сторону моря, увлекая за собой скалы, отломившиеся от главного хребта, сланцы, деревья. Все это было сдвинуто с места и покатилось в море с такой стремительностью, что сотрясением из глубины воды выбросило камни, покрытые морским мхом и раковинами. Во многих местах, особенно на берегу, образовались соленые озера. Чернозем, перемешанный с этим щебнем, просохнув на солнце, покрывается соленым порошком. Куски глинистого сланца шаровидной формы расслаиваются в воде и рассыпаются на мелкие куски. В настоящее время воды опять текут по поверхности земли и прорыли себе новые русла посреди обвалов, где еще продолжают рыть, бороздить землю, изменяя ее поверхность, хотя эти изменения уже не опасны. Половина деревни Кучуккой была засыпана, но люди спаслись; говорят, что во время обвала из этого места исходили отвратительные зловонные испарения. Местные старожилы утверждают, что и прежде бывали по соседству подобные обвалы, и вспоминают о том, который случился 70 лет назад. Тогда потоки тоже ушли в землю на 10 дней, и потом в течение месяца происходили обвалы. Есть указания на другие обвалы, имевшие место 10 лет тому назад, 8 месяцев назад. Если к этим случаям, даты которых известны, присоединить указания на более ранние обвалы и на такие, время которых неизвестно, но следы виднеются на всем этом берегу, то встает вопрос: какова же причина этих из[с. 62]менений, происходивших на южном берегу на таком значительном, протяжении времени?

Этот южный хребет повсюду здесь очень крутой, местами почти отвесный. Между хребтом и морем находятся холмы глинистых, сланцев и очень рыхлых пород. К северу от хребта лежат параллельно ему равнины или долины. Благодаря своей вышине и форме он задерживает и охлаждает влажный воздух, приносимый туда горячими морскими ветрами. В нем собирается влага и образуется значительное количество источников, которые просачиваются в расселины скал, собираются в них и образуют многочисленные ручьи, иногда довольно большие и всегда бурные, спускающиеся к морю, сплошным водопадом. Вот всегда действующая причина, которая, размывая глинистые сланцы и солончаки прибрежных холмов, производит и, конечно, и впредь будет производить, как она это делала и до сих пор, эти страшные обвалы.

Подобные изменения на морских берегах вообще могут рассматриваться как следствие опускания уровня воды, ибо благодаря этому проточные воды приобретают большую скорость и в почвах… [в рукописи фраза не дописана]

Воздух, соприкасающийся с наиболее высокими частями берега, становится все более редким и холодным, поэтому дождевые воды в этой местности; при равенстве прочих условий, более обильны, нежели на берегу моря.

Говорят, что на этом обвале почва содержит селитру; на досуге мы это исследуем. Отъехав от Кучуккоя, мы стали приближаться к главному хребту, миновав при этом много мест со следами недавних обвалов. Наконец, мы очутились у подножия «лестницы» — так называют перевал через главный хребет; гряда скал здесь расступается, проложена дорога, подымающаяся вверх, подобно лестнице, обрамленной крупными скалами; сбоку течет поток, усиливающий своеобразие картины. Кое-где между скалами виднеются деревья. Этим путем мы перевалили, наконец, через хребет. Такое сооружение может быть только делом рук отважного, искусного, торгового народа, — не херсонесцы ли то были? Позади хребта лежат поросшие лесом долины, которые тянутся приблизительно на 100 в. с востока на запад. Здесь много строевого леса и лунносемянника, но эксплоатация его представляла бы затруднения. Скалы вдоль «лестницы» показались мне из прекрасного белого и серого мрамора.

После продолжительного спуска мы вступили в прекрасную Байдарскую долину, это местность в 60 кв. в., обрамленная холмами и южным высоким хребтом. Сбегающие с него многочисленные ручьи орошают плодородные и пышные Байдарские равнины. Впадают они в Актиар.

Равнины эти покрыты частью плодовыми садами, частью полями, засеянными хлебом, или же лугами. Здесь насчитывают 13 деревень.

Обычно путешественники не упускают случая описать прекрасные виды, пейзажи и т. д., привлекающие их внимание. Однакож [с. 63] человек восхищается красотами природы или остается равнодушным к ним, в зависимости от расположения своего духа. Если накануне вы не очень устали, если у вас надлежащий кров над головой, тонкий ужин, веселый интересный собеседник, если присоединились к ночному отдыху и веселые сновидения, — на утро, при восходе зари, вы будете достойным созерцателем прелестных мест; ручейки для вас станут Пенеями, извивающимися по долине, которую вы будете сравнивать с Темпейской долиной, горы сделаются Оссой или Пелионом [37], и вы будете почитать себя таким же счастливым, как древние обитатели этих пышных долин, столько раз воспетых и приукрашенных поэтами. Но если вы изнемогаете от усталости, если дождь, ветер, грязь измучили несчастного путешественника, если ему пришлось удовольствоваться плохим пристанищем, плохим ужином, скверной постелью, на утро для него взойдет печальная и мрачная заря, и он равнодушно проедет мимо прекраснейших творений природы.

19-го, выехав из Байдар, мы направились вдоль главного хребта и вступили в небольшую долину, не столь красивую и менее плодородную, чем большая Байдарская…

В Балаклаве мы видели господствующую над портом крепость; предполагают, что она времен императора Феодосия, позже находилась под властью генуэзцев, армян и турок. Раньше на ней виднелись надписи и гербы, но их сорвали, и сама она почти разрушена. В ней находится подземелье, попасть в которое можно только через пробоину, сделанную сбоку. Вы вступаете в погреб, примерно в 4 саж. длины, такой же ширины и 3 саж. высоты. Он разделен пополам рядом аркад, поддерживающих свод, в котором проделано 3 квадратных очень маленьких отверстия. Это единственный здесь источник света. Сверху пещера покрыта землей. Вода просачивается, покрывает стены известковой коркой .и в некоторых местах образует сталактиты. Одна половина пустая, другая во всю длину пересекается массивом из обтесанных камней квадратной формы. Неизвестно, каково было назначение этого погреба.

Для нас зарисовали одежду албанского офицера, очень напоминающую римское одеяние.

Из Балаклавы мы решили поехать в Георгиевский монастырь и осмотреть гряды известняка на берегу. Но, убедившись, что оттуда в Севастополь можно проехать только верхом, мы, чтобы не разлучаться, отказались от посещения монастыря и прямо направились в Севастополь, лежащий за 19 в. от Балаклавы. Дорога почти всюду пролегает по равнине; только в нескольких местах незначительный уклон идет к небольшим долинам, которые примыкают к виднеющимся с дорога бухтам, составляющим часть Севастопольского порта.

Балаклавский порт служит иногда убежищем для застигнутых бурей кораблей, идущих из Константинополя в Таганрог. Он может вместить около 30 торговых судов. Вход в него можно защитить с очень небольшим количеством батарей: так он узок. [с. 64]

Окрестности города возделаны слабо, но почва плодородна и родит сам -10, -19 и -20; в прошлом году 24 фунта бобов принесли около 3 тыс. фунтов. Мне говорили, что в Таганроге земля еще плодороднее, обычно зерно приносит сам -20, -28 и до сам -40. Но случается, что производит опустошения саранча. В 80-м году появилась такая густая ее туча, что закрыла солнце и, спустившись на хлеба, покрыла толщей в пол-аршина пространство от 6 до 9 в. Двое мужчин подошли к ней с намерением ее прогнать с помощью дыма, но она их так окутала, что они задохлись от зловония, производимого этим насекомым.

На всем южном берегу Тавриды дома, имеющие окна, открыты ветрам наподобие азиатских домов, так как здесь довольствуются тем, что вставляют деревянные рамы, но без ставней и без стекол; только зимой их закрывают листом бумаги. Строящиеся здесь русские впервые ввели употребление стекол.

Байдарская равнина, пожалуй, является самым благоприятным местом для разведения шелковичного червя.

Примечания

35. Шах Мансур — предводитель кавказских племен в борьбе против России. Разбитый русскими в 1785 г. при Моздоке, он в следующем году вновь начал войну, но осенью 1787 г. был окончательно разбит.

36. Геродот — греческий историк, живший в V в. до нашей эры.

37. Темпейская долина лежит в Фессалии между горами Оссой и Олимпом, по ней протекает река Пеней. Пелион — гора в той же долине. С ней связан известный миф о борьбе, которую вели с Зевсом гиганты, пытавшиеся взгромоздить Пелион и Оссу на Олимп, чтобы взобраться на небо. Темпейская долина покрыта прекрасной растительностью и чрезвычайно живописна.

Опубликовано: Жильбер Ромм Путешествие в Крым в 1786 г. – Ленинград : 1941 г., с. 58 – 65.

Предыдущий раздел | Содержание | Следующий раздел

Понравилась страница? Помогите развитию нашего сайта!

© 1999 – 2019 Группа «Мысленного древа», авторы статей

Перепечатка статей с сайта приветствуется при условии
ссылки (гиперссылки) на наш сайт

Сайт живет на

Число загрузок : 3453

Модифицировано : 18.08.2012

Если вы заметили ошибку набора
на этой странице, выделите
её мышкой и нажмите Ctrl+Enter.