Логотип Мисленого древа

МИСЛЕНЕ ДРЕВО

Ми робимо Україну – українською!

НАУКА

ОСВІТА

ЛІТЕРА
ТУРА

Лист на сайт
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Наука / Історичні джерела / Чорнобильська катастрофа у… / 1989 рік / 26.04.1989 Чернобыль: три года спустя…

26.04.1989 Чернобыль: три года спустя…

Корр. «Медицинской газеты» И.Неклюдов – Л.А.Ильин

Гриф секретности снят

Ещё одну весну встретил Чернобыль. Свежи в памяти людей те трагические дни аварии на атомной станции, случившейся ровно три годя назад – 26 апреля 1986 года. Сейчас все тревоги в основном позади – аварийный блок надежно укрыт саркофагом, определена зона поражения, принимаются необходимые медицинские меры, ведется дезактивация… Но последствия аварии на Чернобыльской АЭС будут давать себя знать еще длительное время.

Ни на миг не прекращается работа самых различных служб, обеспечивающих безопасность жизни и хозяйственной деятельности многих тысяч людей на загрязненной территории. Многие научные коллективы оказали и продолжают оказывать неоценимую помощь в решении сложных технических, социальных и медицинских проблем, связанных с радиоактивным загрязнением природной среды на огромных территориях. Среди них – Институт биофизики Минздрава СССР, Всесоюзный научный центр радиационной медицины АМН СССР, созданный в Киеве, Институт медицинской радиологии АМН СССР, Ленинградский НИИ радиационной гиены и Московский рентгено-радиологический институт Минздрава РСФСР и ряд других научных учреждений и организаций Украины, Белоруссии и РСФСР. Учеными, практическими работниками здравоохранения, гигиенистами проделана огромная работа, она не прекращаетсй и сейчас.

И все же, каково положение дел сегодня? Что могут сказать ученые об экологических особенностях и медико-биологических последствиях аварии? Каково состояние здоровья лиц, эвакуированных из 30-километровой зоны, а также проживающих за ее пределами – в районах, подвергшихся радиоактивному загрязнению?

Об этом беседа с вице-президентом АМН СССР, директором Института биофизики Минздрава СССР, Героем Социалистического Труда академиком АМН СССР Л.А.Ильиным.

В: Леонид Андреевич, несколько дней нааад вы вновь побывали в Чернобыле и районах, прилегающих к атомной станции. Вам, с первых дней аварии почти безвыездно находившемуся там и принимавшему самое деятельное участие в ликвидации ее последствий, наверное, особенно ощутимы масштабы проделанной за эти годы работы. Известно, что напряженность на этой территории сохранится ещё длительное время. Но все-таки какова радиационная обстановка сейчас?

О: Можно ответить кратко: обстановка стабилизирована. Хотя три года назад, когда я впервые увидел размеры разыгравшейся на АЭС трагедии, трудно было представить такой исход. Принятые тогда меры безопасности позволили снизить риск медико-биологических последствий аварии достаточно существенно.

Далось это нелегко. Экологические особенности и медико-биологические аспекты аварии на Чернобыльской АЭС определяются ее беспрецедентным характером и величиной выбросов радиоактивных продуктов во внешнюю среду. Ведь в результате взрывного разрушения реактора и его активной зоны во внешнюю среду попали многие десятки миллионов кюри радиоактивных веществ. При этом наряду с двумя залповыми выбросами [1] истечение высокорадиоактивной газоаэрозольной струи из обнаженной активной зоны из-за возгорания графитовой кладки реактора продолжалось в течение 10 суток. Помимо этого произошла сепарация осколочной радиоактивности в сторону ее обогащения биологически значимыми радиоактивными изотопами цезия.

Основными, с медико-биологической точки зрения, радионуклидами в первые дни – недели после аварии были радиоактивные изотопы йода. Они обуславливают дозовые нагрузки на щитовидную железу людей и животных в сравнительно короткий промежуток времени (в течение двух-трех месяцев после аварии). Среди долгоживущих радионуклидов дозообразующими являются прежде всего цезий и стронций.

В: В течение долгого времени газеты, журналы уделяли много внимания работам на самой АЭС, в близлежащей зоне отселения. Крайне скупо освещалось положение дел в районах, областях и республиках за пределами 30-километровой зоны. Расскажите, пожалуйста, об особенностях существующей здесь радиационно-гигиенической обстановки.

О: Выпадение радиоактивных осадков произошло на больших территориях европейской части СССР, включая и трансграничный перенос значительных количеств радионуклидов. Загрязнению радионуклидами йода и цезия подверглись в основном территории Белоруссии, Северной Украины и Центрального экономического района РСФСР (более половины от общего количества этих радионуклидов, выпавших на территорию СССР).

Анализ сложной картины формирования «йодной» карты радиоактивных выпадений позволил выделить 39 районов девяти областей РСФСР, УССР и БССР, где наблюдались наиболее высокие (в сравнении с другими регионами) уровни поверхностного загрязнения территорий йодом-131. Общая численнесть населения, проживающего в этих районах, составляет около 1,5 миллиона человек, в том числе около 160 тысяч детей в возрасте до 7 лет (на момент аварии).

Радиационная обстановка за пределами 30-километровой зоны существенно усложнилась в результате выпадения дождевых осадков над некоторыми районами в ареале распространения радиоактивного облака. На отдельных территориях этих районов (см. карту [цю карту вміщено також і при бесіді з Л.Ільїним у «Вечірньому Києві» під 26.04.1989; там її і відтворено]) произошло формирование тек называемых «цезиевых пятен» с повышенными плотностями загрязнения осколочными нуклидами. Эти «пятна» характеризуются значительной неравномерностью распределения по площадям, по уровням загрязнения и, что особенно важно, резко выраженной мозаичной структурой даже в пределах одного и того же населенного пункта и прилегающей местности.

26 районов в Брянской, Гомельской, Могилевской, Киевской и Житомирской областях являются районами жесткого, постоянного контроля. Всего здесь проживает 772,1 тысячи человек. Но в этих районах не все населенные пункты подверглись повышенному радиоактивному загрязнению: контролю подлежат лишь 272,7 тысячи человек в 786 населенных пунктах.

Если учесть большие площади загрязнения, то станут очевидны исключительные трудности оперативного дозиметрического и радиометрического установления контуров этих выпадений как на значительных территориях, так и на «малых». Говорю об этом потому, что это приобрело принципиальное значение для установления и определения реальной радиационной обстановки не только в населенных пунктах, но и вплоть до конкретных сельхозугодий и усадеб.

В орбиту радиационного воздействия в результате чернобыльской катастрофы оказались вовлеченными большие контингенты населения, исчисляемые многими сотнями тысяч человек. Все это потребовало незамедлительных чрезвычайных мер и принятия тщательно взвешенных, адекватных решений, в особенности в стратегии широкомасштабных мероприятий по радиологической защите населения и среды обитания. Эти работы претворялись в жизнь и продолжают осуществляться соответствующими решениями Правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Кстати, всем этим аспектам посвящено много информации, в том числе опубликованной в научной литературе.

В: Каковы особенности радиационного воздействия выбросов реактора на население? Располагают ли ученые возможностями для прогноза отдаленных последствий облучения?

О: Отвечая на первую часть вопроса, следует выделить два временных периода. Первый обусловлен воздействием на человека радионуклидов, обладающих высокой скоростью распада, в связи с чем дозовые нагрузки формировались в сравнительно короткие сроки (до двух-трех месяцев после аварии). Для второго периода характерно воздействие так называемых долгоживущих радионуклидов, выпавших на поверхность земли.

В первом периоде определяющим фактором радиационного воздействия на население оказался йод-131, избирательно накапливающийся в щитовидней железе, активно включившийся в биологическую цепь миграции (почва – растения – молочно-продуктивный скот – человек). Имело место, но в существенно меньшей степени, внешнее (дистантное) облучение за счет суммы осажденных на местности короткоживущих нуклидов. Роль ингаляционного поступления радиоактивных веществ и облучения от облака выброса в формировании дозовых нагрузок на население оказалась сравнительно небольшой.

Во втором периоде возможное воздействие долгоживущих радионуклидов характеризуется в основном попаданием цезия-137 в организм с продуктами питания (в основном с цельным молоком, производимым в районах повышенного загрязнения) и внешним гамма-излучением от местности.

В связи с этим, если говорить о медико-биологических последствиях, принципиально важна адекватная интерпретация проблем «йодной» и «цезиевой» опасности.

Дозовые нагрузки на щитовидную железу за счет радиойода в основном сформировались у людей за относительно короткий промежуток времени – 2,5-3 месяца после аварии. Обусловлено это тем, что йод-131 – основной дозообразующий нуклид – обладает сравнительно коротким периодом «жизни». В связи с исключительно высокими коэффициентами избирательного накопления (поглощения) радиойода в щитовидной железе речь идет прежде всего о локальном облучении этого органа с относительно высокой мощностью дозы.

По предварительным оценкам, за счет проведения сразу после аварии комплекса мероприятий по радиационной защите населения, рекомендованных Минздравом СССР и нацеленных прежде всего на предотвращение или уменьшение поступления радиойода в организм, удалось снизить возможные дозовые нагрузки в среднем иа 50 процентов, а в ряде случаев и до 80. В частности, был введен запрет на потребление молока и других продуктов, содержащих йод-131 в концентрациях, превышающих установленные нормативы. К сожалению, эти важнейшие профилактические меры, эффективно реализовавшиеся при централизованном снабжении волоком и молочными продуктами, в ряде случаев (сельских личных усадьбах) не выполнились. Йодная профилактика, по данным Минздрава СССР, была проведена у 5,3 миллиона человек, включая 1,6 миллиона детей [2].

«Цезиевая» проблема, в отличие от «йодной» опасности, определяется сравнительно медленными темпами формирования доз облучения и их меньшими абсолютными значениями, но в данном случае речь идет об общем, а не локальном облучении отдельных органов организма человека.

В ранее опубликованных исследованиях советских ученых были представлены результаты изучения радиационно-гигиенической обстановки и оценка стохастических (вероятностных) последствий в виде теоретически возможных избыточных уровней суммы злокачественных опухолей и генетических нарушений в целом по стране и по отдельным экономическим районам СССР. Здесь уместно напомнить, что в последующих работах зарубежных авторов эти прогнозы были подтверждены.

К настоящему времени удалось получить уточненную картину радиационно-гигиенической обстановки в ряде регионов СССР, и прежде всего в зонах постоянного контроля. Все эти сведения, основанные на результатах прямых измерений содержания в организме у сотен тысяч людей радионуклидов йода и цезия и определения дозовых нагрузок за счет внешних полей излучения, позволили получить количественную характеристику реальных лучевых нагрузок на население. В результате установлены конкретные значения поглощенных доз облучения жителей каждого населенного пункта в районах постоянного контроля, причем получены данные за различные сроки после аварии, включая и прогноз уровней облучения людей до 2060 года.

С учетом этих данных и рассчитанных на их основе коллективных ожидаемых доз были получены оценки возможных отдаленных последствий облучения различных категорий населения в целом по центральному региону европейской территории СССР и отдельных районов. Для этой цели использовались уточненные коэффициенты риска ожидаемых отдаленных последствий действия радиации на людей, предложенных научным комитетом ООН по действию атомной радиации.

Оценивались ожидаемые эффекты облучения щитовидной железы детей и взрослых с учетом теоретически возможного появления злокачественных новообразований и доброкачественных опухолей. При этом суммировались дозовые нагрузки на щитовидную железу за счет накопления в ней радиоактивных изотопов йода (132, 133, 131), за счет внешнего гамма-излучения и внутреннего облучения радионуклидами цезия.

Дозовые нагрузки на население, проживающее в зонах повышенного радиоактивного загрязнения (26 районов пяти областей РСФСР, УССР и БССР), включают как уровни внешнего гамма-излучения от суммы выпавших на местность осколочных изотопов, так и внутреннего облучения от попавших в организм радиоизотопов цезия. Наряду с этим теоретически была рассчитана возможная частота случаев генетический последствий и тератогенных эффектов. Известно, что к категории так называемых вероятностных эффектов действия ионизирующих излучений отнесены злокачественные опухоли и генетические дефекты. Их принято считать основными возможными последствиями радиоактивного облучения различных контингентов населения.

В: Почему именно эти два класса последствий отнесены к этой категории?

О: Весьма важный вопрос. Основой для такого решения служит общепринятая сейчас концепция о беспороговом характере действия ионизирующей радиации в отношении индукции возникновения этих нозологий. В общем виде эта гипотеза определяет линейную зависимость между дозой и эффектом.

Из этого следует принципиальная возможностъ индукции злокачественного процесса, реализуемого в виде опухоли и генетических нарушений широкого спектра при сколь угодно малой дозе облучения вплоть до значений, практически не отличающихся от нуля. При этом вероятность их возникновения тем меньше, чем ниже доза облучения. По мнению абсолютного большинства ученых, эта (наиболее гуманная с медицинской точки зрения) гипотеза завышает реально возможный риск отдаленных последствий, о которых идет речь, но зато, что особенно важно, исключает недооценку этих последствий. Поэтому данную гипотезу относят к разряду консервативных.

Одно из главных возражений заключается в том, что численные значения риска облучения (вероятность эффекта на единицу дозы), которые рекомендуются и для оценки последствий действия малых доз, получены в натурных исследованиях только при воздействии сравнительно высоких доз облучения. Поэтому их механический перенос на область малых доз неправомерен, по крайней мере по двум соображениям: во-первых, при малых дозах облучения редкоионизирующими излучениями существенное значение приобретают процессы репарации возможных повреждений, тем более в условиях хронического облучения. И, во-вторых, вероятностные эффекты соматического и генетического характера в указанной области доз облучения не регистрировались.

Имеются тривиальные расчеты, доказывающие, что даже в условиях широкомасштабных эпидемиологических наблюдений такие последствия (например, в виде числа избыточных над спонтанным уровнем злокачественных опухолей и генетических нарушений) вообще невозможно зарегистрировать. Поэтому некоторые ученые полагают, что подобный подход к оценке последствии действия радиации применим только для планирования радиологической защиты (например, при обосновании строительства предприятий атомной энергетики) и нормирования, но неприемлем для расчета возможных эффектов имевшего место облучения людей. Дискуссии в этой сложной области продолжаются.

В: Так все-таки, Леонид Андреевич, каков же прогноз возможных последствий облучения щитовидной железы у различных контингентов населения СССР в результате аварии на ЧАЭС?

О: По заключению ассоциации, изучающей последствия облучении жителей Хиросимы и Нагасаки, прогноз риска смерти от рака щитовидной железы в результате острого облучения благоприятен для всех гистологических форм. Мы в своих расчетах приняли именно наиболее консервативное значение появления инкурабельных [неизлечимых] опухолей щитовидной железы. Приведенные цифры не должны рассматриваться в качестве реально ожидаемых, но и их целесообразно учитывать для ориентировочной оценки а интересах практического здравоохранения.

Прогноз составлен для трех уровней облучения всего населения и отдельно для детей в возрасте до 7 лет на момент аварии: для 39 районов девяти областей (Житомирская, Киевская, Черниговская, Гомельская, Могилевская, Брянская, Тульская, Орловская, Калужская), где уровни облучения оказались сравнительно более высокими (всего проживает 1,5 миллиона человек, в том числе 158 тысяч детей); для всего населения этих областей (15,6 миллиона человек, в том числе – 1,66 миллиона детей от 7 и менее лет) и, наконец, для жителей, проживающих в центральных районах европейской части СССР (75 миллионов человек, включая 8 миллионов детей до 7 лет).

В первой группе у детей до 7 лет согласно беспороговой гипотезе можно ожидать (при 100-процентной реализации опухолей) за предстоящий 30-летний период после аварии около 90 случаев злокачественных новообразований щитовидной железы, в том числе около 10 – с летальным [смертельным] исходом. Всего среди населения этих районов (без учета поправок на корректность указанной гипотезы) возможно примерно 200 дополнительных случаев злокачественных новообразований этого органа.

Для всего населения упомянутых областей, и прежде всего Киевской, Гомельской, Брянской и Житомирской, возможно появление злокачественных опухолей щитовидней железы – за 30 лет порядка 330 случаев, в том числе примерно 30 инкурабельных новообразований.

В: Существуют ли в целом прогнозы для населения центральных районов европейской части территории СССР, включающей всю территорию УССР, БССР, МССР и ряд центральных областей РСФСР? Ведь речь идет о 75 миллионах населения.

О: Расчетные оценки дают основание предположить следующее теоретически возможное число новообразований щитовидной железы радиационной этиологии [происхождения] за 30-летний период после аварии на ЧАЭС: инкурабельных злокачественных опухолей у детей – до 20 случаев и в целом по всему населению – до 50 случаев; излечимых злокачественных опухолей соответственно до 170 и 400 случаев. Другими словами, число избыточных злокачественных опухолей по сравнению со спонтанным уровнем может составить на всей территории центральных районов СССР для детей до 5 процентов, для взрослых – 0,9 процента.

В: Что можно сказать о прогнозе возможных отдаленных последствий общего облучения различных контингентов населения?

О: Пожалуй, чтобы ответить, необходимо прежде кратко рассмотреть возникшие проблемы регламентации допустимых пределов облучения и ряд принципиально новых аспектов радиологической защиты.

Учитывая беспрецедентные масштабы и особенности аварии, по рекомендации Национальный комиссии по радиационной защите при Минздраве СССР был введен в действие и санкционирован правительственной комиссией по ликвидации последствий аварии разработанный ранее норматив предельно допустимой аварийной дозы общего облучения населения за первый год после аварии, равный 10 бэр. В последующие годы вплоть до 1 января 1990 года были регламентированы ужесточенные в 3-4 раза значения ПДУ – 3 бэр и 2,5 бэр. Таким образом, за этот четырехлетний послеаварийный период суммарная регламентированная Минздравом СССР допустимая дозовая нагрузка на критическую группу населения составит 17,3 бэр.

Отмечу, эти регламенты сыграли огромную роль в обеспечении дисциплины выполнения и эффективного осуществления широкомасштабных работ по радиологической защите населения, которые были рекомендованы Минздравом СССР и другими ведомствами. В итоге на основании многих сотен тысяч прямых и косвенных измерений было установлено, что фактическая облучаемость (средние индивидуальные дозы общего облучения) населения, проживающего в зонах жесткого постоянного контроля, составила за первый год после аварии 3,7 бэр, а за 1987-1989 годы (включая расчетные оценки за 1989 год) – 2,3 бэр. Как видите, благодаря предпринятым мерам удалось реально снизить дозовые нагрузки на 65 процентов против разрешенного предела облучения.

Я намеренно не касаюсь сейчас сложнейших психологических и социально-экономических проблем, связанных с жизнью и деятельностью населения в районах постоянного и периодического контроля. Речь идет, как уже подчеркивалось, о здоровье многих сотен тысяч людей. По мере уточнения радиационно-гигиенической обстановки в этих районах, впервые в практике радиационной защиты возникла проблема особой ответственности в принятии обоснованных решений о дальнейшей возможности регламентации повышенного облучения населения. Имею в виду прежде всего снятие введенных ранее ограничений при сохранении гарантированной радиологической защиты этих людей.

В мировой практике радиологической защиты, в том числе и в СССР, имеется опыт применения научных подходов в нормировании облучения населения, проживающего в районах расположения предприятий атомной энергетики и промышленности, а также установления предельно допустимых величин доз облучения населения, постоянно проживающего в течение всей жизни в жилых зданиях с повышенным уровнем облучения за счет естественных радиоэлементов и т.п.

За период, истекший после аварии, радиационная обстановка в пределах территорий, подвергшихся радиационному загрязнению, в значительной степени стабилизировалась. Вместе с тем очевиден и тот факт, что даже с учетом проводимых мероприятий по радиологической защите воздействие повышенных уровней излучений приобрело хронический характер. Эти обстоятельства поставили задачу выработки концепции предела допустимого облучения, реализация которой обеспечила бы безопасность населения с радиологичеекой точки зрения и последующий возврат к традиционному для него или, иными словами, доаварийному образу жизнедеятельности.

Скажу, что установленный Научным комитетом по радиационной защите предел пожизненной дозы облучения, вводимый с 1 января 1990 года, определен в 35 бэр за 70 лет после аварии и включает дозы облучения населения, полученные за период с конца апреля 1986-го по 1 января 1990 года. Утвержденный Минздравом СССР, этот предел облучения предполагается в качестве критерия для определения необходимости сохранения или отмены защитных мероприятий в конкретных населенных пунктах, а также в целях принятия компетентными органами решений об отселении жителей из тех пунктов, для которых обеспечить непревышение указанного выше регламента невозможно.

Прогноз облучаемости населения до 2060 года при условии снятия всех ограничений разработан по каждому из 786 населенных пунктов постоянного контроля. Анализ полученных результатов показал, что подавляющее большинство жителей населенных пунктов жесткого контроля (80 процентов) в случае снятия всех ограничений эа всю жизнь получит дозовые нагрузки менее 35 бэр. Коллегия Минздрава СССР подтвердила свою позицию о нецелесообразности снятия в настоящее время существующих ограничений (например, замены ряда продуктов питания на привозные). Это обеспечивает как дополнительные гарантии непревышения установленного предела пожизненной дозы облучения, так и дальнейшее ее снижение.

В: И все же, Леонид Андреевич, каковы конкретные прогнозы возникновения злокачественных опухолей с летальным исходом, врожденных аномалий развития (включая умственную отсталость) и генетических последствий в первых двух поколениях (включая патологию со смертельным исходом)?

О: Для населения, проживающего в районах (населенных пунктах) постоянного контроля, при условии непревышения установленного предела пожизненной дозы общего облучения – 35 бэр, прогноз возможного выхода (индукции) всех злокачественных опухолей со смертельным исходом и лейкемий за 70-летний период может составить 0,5 и 1,5 процента в сравнении с соответствующим спонтанным уровнем этой патологии. Возможное превышение над спонтанным уровнем врожденных аномалий развития и умственной отсталости за первый год после аварии оценивается соответственно в 1,9 и 0,04 процента. За весь 70-летний период – соответственно 0,19 и 0,004 процента.

Всего в первых двух поколениях ожидаемое превышение над спонтанным уровнем суммы генетических последствий может достигнуть 0,96 процента, в том числе тяжелых генетических последствий – 0,023 и летальных случаев 0,0006 процента.

В целом же для всего населения центральных районов европейской части СССР последствия чернобыльской катастрофы могут обусловить за весь прогнозируемый период выход избыточных злокачественных опухолей и лейкемий со смертельным исходом порядка 0,011 и 0,04 процента в сравнении с соответствующим спонтанным уровнем этих патологий. Кстати, эти оценки были подтверждены в независимых исследованиях зарубежных авторов. Что же касается врожденных аномалий развития за указанный период и суммы генетических последствий в первых двух поколениях, то оцененные величины составляют соответственно 0,003 и 0,67 процента.

В: Какие медицииские проблемы на ближайший период вы считаете наиболее важными?

О: Их множество. Если говорить кратко, то это, во-первых, необходимость наращивания на местах качества медицинского наблюдения и диагностики, особенно в эндокринологическом, гематологическом, иммунологическом и тератологическом аспектах. Повсеместно ощущается острая нехватка аппаратурно-методического обеспечения с использованием самых современных методов исследования, особенно методов оценки функционального состояние гипофизарно-тиреоидной системы и инструментальной верификации массы и структуры щитовидной железы. Отечественная промышленность в этом отношении в большинстве случаев оказалась несостоятельной.

Во-вторых, это проблема подготовки и обеспечения высококвалифицированными медицинскими кадрами ряда научно-исследовательских институтов, а также областного и районного звеньев здравоохранения.

В: Конечно, авария на Чернобыльской АЭС подняла множество проблем, в том числе и психологических. В частности, она привлекла пристальное внимание широкой общественности к состоянию атомной энергетики в стране, перспективам её развития. Высказываются опасения по поводу безопасности работы атомных станций. Каково в связи с этим ваше мнение медика – специалиста в области радиационной защиты?

О: Полагаю, уместно сказать, что справедливые опасения общественности уже учитываются. Закрыта расположенная в зоне высокой сейсмичности Армянская АЭС, она будет реконструирована в тепловую. Принято решение о невозобновлении строительства третьей очереди Чернобыльской АЭС, обсуждается вопрос об остановке сооружения Крымской АЭС.

Но, думаю, многие не принимают во внимание то обстоятельство, что с экологической точки зрения атомная энергетика – самая перспективная. Тем не менее при выборе места размещения АЭС надо прежде всего иметь в виду плотность населения, учитывать и ряд других факторов. Определяющим здесь условием является 100-процентная гарантия практически безопасной работы станции.

Считаю также, что при решении вопросов размещения АЭС, правильной их эксплуатации первое слово за медиками – радиологами, гигиенистами. Вполне естественно, что население будет настороженно относиться к возможному радиационному загрязнению. Поэтому крайне необходимо спокойное разъяснение того, что при строгом соблюдении нормативов и инструкций Минздрава СССР никакой опасности для здоровья людей оно не представляет.

В: Леонид Андреевич, в газете «Правда» в одной из недавних публикаций говорилось в том, что Минздраву СССР необходимо подробно информировать население тех районов, над которыми после аварии на АЭС пронеслось радиоактивное облако, об опасностях, подстерегающих людей в случае несоблюдения ими рекомендаций медиков…

О: Я хотел бы особо подчеркнуть, что республиканские органы власти, в том числе и минздравы республик, имеют разработанные специальные медицинские прогнозы по каждому населенному пункту. Дело теперь за местными органами, они обязаны подробно информировать население о всех аспектах радиационной обстановки.

Широкая гласность необходима здесь, как воздух. Дефицит информированности только вредит. Надеюсь, что те сведения в этой беседе, о которых на страницах печати впервые идет речь, станут достоянием многих читателей и принесут определенную пользу. Наше время – время снятия грифов секретности со многих тайн. Уверен, это прежде всего совершенно необходимо там, где речь идет о здоровье людей, их судьбах, Особая роль принадлежит также объективному изложению событий со стороны средств массовой информации.

В: Кстати, как вы расцениваете тот факт, что по примеру киевлян популярная ленинградская телепрограмма «600 секунд» стала систематически сообщать вместе с прогнозом погоды и данные о радиационной обстановке в городе? Не пора ли последовать их опыту Москве, другим крупным промышленным центрам?

О: Считаю это разумным и совершенно необходимым.

Медицинская газета, 1989 г., 26.04, № 50 (4911)

[1] З них перший мав місце 26.04.1986 р. під час вибуху реактора, а другий – 5.05.1986 р. внаслідок дій «ліквідаторів». Принаймні я так розумію. Про цей другий вибух не люблять говорити.

[2] А в Києві вона визнавалась непотрібною і не проводилась. В такому разі звідки ж узялись оці 5 мільйонів душ ?

Дуже цінна стаття, опубікована у формі «інтерв'ю».

Попередня стаття | Перелік статей | Наступна стаття

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1999 – 2019 Група «Мисленого древа», автори статей

Передрук статей із сайту заохочується за умови
посилання (гіперпосилання) на наш сайт

Сайт живе на

Число завантажень : 65

Модифіковано : 28.07.2019

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.