Логотип Мисленого древа

МИСЛЕНЕ ДРЕВО

Ми робимо Україну – українською!

НАУКА

ОСВІТА

ЛІТЕРА
ТУРА

Лист на сайт
Версія для друку
Стрічка новин (RSS)
Наука / Історичні джерела / Чорнобильська катастрофа у… / 1987 рік / Листопад 1987 р. / 18.11.1987 Дело бывших

18.11.1987 Дело бывших

В.Умнов

кто стрелял в инкассаторов на Можайском шоссе / [І тут, і всюди – скрізь погано]

Вера Алфимова работала в универмаге «Молодежный». Милиционером. Крупнейшему в столице магазину нужна надежная охрана. Минутами наивысшей важности здесь считались те, когда приезжали за выручкой. Дежурный по смене встречал инкассатора у входа, провожал до кассы и обратно – к двери.

Белая «Волга» точно по графику подкатила к служебному входу универмага. Василий Иванович Новиков пошел за выручкой. В машине согласно инструкции остались старший смены Саша Карпинский и водитель Сергей Мишин. «Молодежный» был одним из последних на маршруте. На заднем сиденье лежали мешки с деньгами.

Человека в милицейской форме с «дипломатом» Саша Карпинский заметил сразу. Он стоял метрах в десяти от служебного входа и, переминаясь с ноги на ногу, поглядывал на инкассаторскую машину. Карпинский машинально отметил: милиционер в фуражке – не по сезону. И так же машинально положил руку на тугие сумки с деньгами.

Именно машинально, потому что все произошло в секунды. Это нам, чтобы рассказать о внезапном налете бандитов, потребуется и немало времени, и немало слов.

Из служебного входа вышли Новиков с холщовыми мешками болотного цвета и Алфимова. Попрощались. Вера пошла к автобусной остановке – дежурство закончилось. Новиков – к машине.

Бандиты вооружились отменно – два обреза, пистолет Макарова, револьвер «Ивер Джонсон», две самодельные гранаты, три бутылки с зажигательной смесью, холодное оружие.

В морозном воздухе выстрелы грянули оглушительно. Финеев – это на нем была милицейская шинель – и Книгин, улучив момент, когда инкассатор, повернувшись, передавал назад деньги, подбежали к «Волге» одновременно с двух сторон. Шофер Мишин был убит на месте, инкассатор Новиков смертельно ранен, инкассатору Карпинскому пуля попала в руку.

Вера Алфимова отошла от универмага всего на несколько метров. Выстрелы заставили ее обернуться и побежать назад. На ходу расстегнула пальто, скользнула рукой к поясу, да так и эастыла. Кобуры на месте не было. В нарушение инструкции Вера сдала свое штатное оружие в отделение еще днем, до окончания дежурства. И это нарушение, быть может, стоило ей жизни. Бандиты стреляли в упор…

Бандиты распахнули дверцу и ухватили мешок побольше. Как оказалось, и потяжелее. Сорок пять килограммов его веса составляла мелочь, на легкие купюры оставалась самая малость.

Сейчас я прекрасно понимаю оцепенение невольных свидетелей нападения. Они видели, как от инкассаторской машины побежал человек с мешком. За ним – милиционер. Значит, решили, преступник не уйдет. Но «милиционером» – они, конечно, этого не знали – был бандит Финеев.

Старший экономист Всесоюзного объединения «Судоимпорт» Игорь Александрович Кондратенко выгуливал во дворе собаку. Когда раздались выстрелы, возвращался домой. Так и оказался на пути отхода бандитов. Это он, несмотря на пистолет, наведенный в его сторону, не побоялся броситься вслед преступникам. И запомнил приметы скрывшихся «Жигулей» с тремя преступниками.

Рассказывает милиционер Андрей Кузьмин:

«Пистолет был только у меня, товарищ уже закончил службу, и я собрался подвезти его до станции метро. Мужчина с бородкой бросился прямо на капот: «Догоните бандитов!» Думал, что будет погоня, но «Жигули» вели себя на редкость корректно: остановились у светофора, предварительно показав левый поворот.

Вышедший водитель спокойно спросил: «В чём дело?» И вдруг из машины выскочили двое и начали стрелять. Я перебежал через шоссе, спрыгнул в кювет. Нужно было достать новую обойму. И только тут понял, что кисть правой руки прострелена. Перезарядиться быстро не удалось. Бандиты вскочили в «Жигули». Но номер машины, ее приметы и направление движения мы уже передали по рации. Кроме того, я заметил, что одного из бандитов все-таки ранил».

По тревоге был поднят весь город. Операцию возглавило Главное управление внутреннх дел Мосгорисполкома. Подключились постовая служба, ГАИ, управления транспортной, воздушной милиции, следственно-оперативная группа ГУВД. Бандиты выжимали из «легковушки» предельную скорость. «Чистого» дела не получилось. Они понимали, что оставлено много улик и с минуты на минуту снова придется столкнуться с милицией. Нельзя было оставлять свидетелей.

– Отпустите ради бога, я вас не выдам, – Голубков зажимал рану.

Голубков Константин Алексеевич, 1946 года рождения, член КПСС с 1973 года, образование высшее. Бывший сотрудник Комитета государственной безопасности. Женат, дочь 1969 года рождения, внучка 1985 года рождения. На момент совершения преступления нигде не работал.

Голубков умолял, но его никто не слушал. Книгин обернулся к Финееву: пора! Выстрелы – и Голубкова выбросили из машины. Книгин вышел. Выстрелил Голубкову в голову. «Контрольный отстрел за левое ухо» – этот охотничий «термин» понравился своей категоричностью еще на егерской работе. Дважды стреляют на всякий случай: чтобы лось не брыкался, когда начнут вспарывать брюхо…

«Жигуленок» вновь рванул в темноту. Где же спрятаться в шумной Москве? Пришло в голову – недалеко станция метро «Университет». Может, повезет затеряться в толпе?

До цели оставалось несколько перекрестков. И вдруг с боковой улицы стал выруливать троллейбус – не проскочить! Книгин вывернул руль, и «Жигули» выскочили на тротуар:

– Расходимся по одному!

Через минуту у брошенного бандитами автомобиля была уже милиция.

При задержании Книгин застрелился. По документам, найденным в машине преступников, на рассвете арестовали Субачева. Через него вышли на Финеева.

Операция по поимке преступников длилась пятнадцать часов. Милиция сработала четко. Похищенные 333 тысячи рублей в тот же вечер были возврашены в банк. Начиналось следствие…

Прошел год. Я сижу в зале суда. За барьером двое оставшихся в живых преступников – Финеев и Субачев. Но меня интересуют и те, другие: кто они, как складывалась жизнь каждого, и не вдруг же она, эта жизнь, превратила их в людей, готовых на убийства.

За несколько лет Игорь Книгин успел сменить больше десятка служб. Поступал в Донецкое высшее военно-политическое и Рязанское воздушно-десантное училища и отчислялся по нежеланию учиться. Работал чертежником и плавильщиком на металлургическом заводе, школьным учителем истории и редактором в издательстве, постовым ГАИ и егерем.

Отец Финеева пил. Валера ходил в детский сад-пятидневку. После восьми классов с грехом пополам окончил Московский техникум городского хозяйства и строительства.

Книгин и Финеев сошлись на службе – три года проработали вместе в уголовном розыске 114-го отделения милиции Москвы.

– В последние годы в силу необдуманности, а также своей молодости (в день нападения на инкассаторов мне исполнилось 27 лет) я оказался под влиянием других лиц, – признался потом Финеев. – Я пришел в милицию бороться с преступностью и вдруг увидел, что многие преступления покрываются в самом отделении.

Злоупотребления в то время встречались на каждом шагу. И Книгин предложил действовать своими силами. Он считал, что даже если в ограбить кого-нибудь из нечистых на руку «торгашей», заявления от них не поступит – побоятся. Так что безопасность гарантировалась. Первым, на кого они вышли, был Джон Сархошян.

Книгин давно присматривался к бывшему мужу своей любовницы. В ОБХСС узнал – Джон связан со спекулянтами драгоценными металлами. Значит, дело верное.

Летом 1983 года, предъявив милицейское удостоверение, вывели Сархошяна из квартиры, посадили в машину и повезли за город. «Свой почерк» только вырабатывался – прямо в салоне автомобиля раздались ставшие потом обязательными два выстрела «для надежности». Ночью, завернув труп в одеяло, утопили его в болоте за городом.

Книгин Игорь Олегович. 1955 года рождения, русский, из служащих, уроженец Москвы. Беспартийный, образование высшее, не женат. В августе 1984 года уволен из органов внутренних дел за совершение проступка, дискредитирующего звание офицера милиции.

Из объяснительной Книгина от 24 июля 1984 года:

«Ко мне поступила информация, что Аванесов (фамилия изменена. – В.У.) связан с лицами, спекулирующими наркотиками. Без согласия руководства отделения мы с Финеевым вызвали его на беседу».

Попросту говоря, по знакомому уже сценарию Аванесова посадили в машину и повезли за город. С крепким Аванесовым им вдвоем не справиться. Пистолета не было. На подмоге в машине сидел третий человек в милицейской форме. Военнослужащий Субачев. Не знаю, почему в последний момент решили не убивать. Аванесова в тот день отпустили.

Вскоре на стол начальника 114-го отделения милиции легло заявление от Аванесова с просьбой защитить его… от милиции. Через месяц Книгин и Финеев были уволены из органов.

Финеев Валерий Николаевич. 1959 года рождения, русский, из семьи рабочих, уроженец Москвы, член ВЛКСМ, образование среднее техническое. Разведен, имеет дочь 1981 года рождения. Уволен из органов внутренних дел в июле 1984 года по служебному несоответствию. В феврале 1985 года осужден за превышение власти к трем годам лишения свободы условно с направлением на стройки народного хозяйства.

Осудили Финеева, по его мнению, незаслуженно. В июне 1984 года (он тогда еще работал в органах) по обвинению в ограблении склада был задержав человек, никакого отношения к этому делу не имеющий. Тем не менее допрос подозреваемого Финеев провел «на уровне» – необходимые показания в прямом смысле слова выбивал всеми силами. Подобная практика ведения допроса тогда милиционерам не возбранялась.

Тогда, при старом руководстве МВД. Новый министр внутренних дел повел себя решительно. В милиции открылось множество злоупотреблений. Тех, что раньше упорно не хотели замечать. Тех, которые плодили люди, облеченные немалой властью.

А милиционеры – конечно же, далеко не все – укреплялись в вере в собственную безнаказанность. Власть развращает людей слабых, нестойких. «Гнильца» же вдвойне опасна, когда человек по долгу службы усилен оружием. На суде Финеев признался: при нападении на инкассаторов им помог опыт, полученный в уголовном розыске.

В те годы из милиции было уволено много недостойных работников. Что же стало с ними? С теми, кто не был привлечен к ответственности? Нашли себя на гражданском поприще? Наверняка есть примеры положительные. Но речь сегодня не о них.

27 февраля 1985 года в подмосковной электричке нашли труп дежурного милиционера Смирнова. Пистолета при нем не было. «Преступники» обнаружились быстро. Недолго думая, одного из них приговорили к смертной казни. Второго – к пятнадцати годам лишения свободы. Но приговор исполнить не успели. По кассационной жалобе дело вернули на доследование.

Лишь через полтора года нашелся истинный убийца: Книгин. Похищенный пистолет «выплыл» при нападении на инкассаторов.

Пистолет бандитам в го время был просто необходим. Планировалось дело «покрупнее». Финеев, отбывая срок, по вечерам на 15-20 минут заходил в тир. Изредка навещал Москву по фальшивым повесткам.

Книгин устроился егерем в Костеревское охотхозяйство во Владимирской области. Руководил им в то время Голубков. Ходили на охоту, стреляли вдосталь. Свысока поглядывали на жизнь «глубинки». Книгин ездил в другие города, надеясь приобрести оружие.

Наезжал в гости и Субачев – «однокашник» Книгина по Донецкому училищу.

Субачев Евгений Анатольевич, 1955 года рождения, русский, из рабочих, уроженец Харькова. Исключен из КПСС за утрату политической бдительности и использование служебного положения в корыстных целях. Образование высшее. Женат, имеет сына 1982 года рождения. На момент совершения преступления служил в Москве.

За день до нападения, вечером, к Субачеву приехали Голубков и Книгин.

Игорь, любивший бывать в этом доме, отдыхавший «под крылышком» семейной жизни, сегодня нервничал. Уходя, оставил небольшой сверток (в нем был маузер).

Субачев доказывал на суде, что до последнего момента ничего не знал о готовящемся нападении.

По его словам, ему, военнослужащему, не хватило мужества воспротивиться нападению. Все это время он простоял на прикрытии, готовый при первой же опасности бросить бутылки с зажигательной смесью. И обязательно бросил бы. Но патрульная машина, обычно сопровождающая инкассаторов, в тот осенний вечер не пришла.

Не могу напоследок не сказать еще об одном. То, что нападение было раскрыто так быстро, – несомненная заслуга милиции. И погибшие инкассаторы в минуту смертельной опасности не испугались. Но на поверхности и другое: в том, что преступление было совершено, есть и вина милиции. В отделении, где работали Финеев и Книгин, – это установлено, – допускались нарушения, злоупотребления. Оружие сдавалось до окончания дежурства. Патрульная машина, обычно подстраховывающая инкассаторов, оказывалась вдруг сломана.

Слишком «убаюканы» были обыденностью возложенный на них процедуры и сами инкассаторы. Повестки, по которым Финеев приезжал в Москву, сохранились у Субачева дома со времени его работы дознавателем в военной прокуратуре Московского гарнизона.

После нападения у «Молодежного» многое в работе инкассаторов изменилось. Притупившуюся было бдительность беда водворила на место.

На днях закончился судебный процесс военного трибунала Московского военного округа. Финеев приговорен к смертной казни, Субачев – к 10 годам лишения свободы.

Комсомольская правда, 1987 г., 18.11, № 267 (19067).

Попередня стаття | Перелік статей | Наступна стаття

Сподобалась сторінка? Допоможіть розвитку нашого сайту!

© 1999 – 2019 Група «Мисленого древа», автори статей

Передрук статей із сайту заохочується за умови
посилання (гіперпосилання) на наш сайт

Сайт живе на

Число завантажень : 490

Модифіковано : 6.11.2018

Якщо ви помітили помилку набору
на цiй сторiнцi, видiлiть її мишкою
та натисніть Ctrl+Enter.